Хлебные крошки

Статьи

Елена Еремеева, корр. ИТАР-ТАСС специально для портала "Соотечественники"

А кем мы себя сами ощущаем?

По материалам научной конференции на тему "Тютчевские чтения. Поговорим на русском"

В сентябре минувшего года редакция еженедельника "День за днем", выходящего на русском языке в Эстонии, решила провести среди молодежи конкурс на тему: "Я – русский?". "Русские, русскоязычные, прибалты, иностранцы. Как только не называли нас в последние годы. А кем мы сами себя ощущаем? На каком языке говорим? Какими категориями мыслим?" – именно так начиналась статья в номере еженедельника, объявившем о начале конкурса.

"Мы уже давно живем с сознанием того, что русский читатель в Эстонии стареет, а некоторые попросту начинают отдавать предпочтение эстонским изданиям, да и вообще в последнее время народ в Эстонии газеты читает весьма неохотно, – считает главный редактор еженедельника Яна Литвинова. – В связи с этим, нам хотелось понять – есть ли у нас шанс получить какое-то "сцепление" с молодежью и попытаться понять, чем она сегодня все-таки "дышит".

К удивлению организаторов конкурса, в редакцию пришло 154 письма. География – вся Эстония. Самому взрослому участнику – 27 лет, самому юному – 11 лет. Все сочинения – это попытки осмысления себя и своего места на этой эстонской земле сегодня, сейчас. В настоящее время с этими сочинениями продолжают работать социологи и психологи, но первые выводы уже сделаны. О них рассказывает главный редактор еженедельника Яна Литвинова:


Я никоим образом не хочу обидеть авторов – участников нашего конкурса, они все – молодцы, они постарались. Но через четыре года, когда у нас в Эстонии уже не будет образования на русском языке в школах, говорить уже будет не о чем. Русская составляющая в Эстонии будет постепенно угасать. Проводя этот конкурс, мы хотели проверить – насколько омолаживается наша аудитория, насколько люди вообще заинтересованы в сохранении русского языка в Эстонии. Получив такое большое количество работ, мы сначала обрадовались, потому что опасались, что писем не будет вообще. В анкете мы спрашивали авторов, почему они решили нам написать. Большинство отвечало, что мы "зацепили" их этой русской темой, и что им было интересно. Но, подводя итоги, и размышляя над сочинениями, мы пришли к весьма мрачным выводам. Хотя есть, конечно, дети, которых мы "зацепили" и с которыми обязательно будем продолжать сотрудничество. Но все, что я говорю, – мое личное, субъективное мнение, которое раньше меня никогда не подводило. И я весьма успешно использую его в своей работе на посту главного редактора еженедельника "День за днем". Я сейчас говорю о той ситуации, которая сложится в Эстонии, если в ближайшее время ничего не поменяется. Я имею в виду возможность получения образования на русском языке к 2007 году в Эстонии. Есть мнения, что русскоязычное население Эстонии может дальше развиваться, выбрав для себя один из четырех путей развития: это ассимиляция, маргинализация, интеграция и сегрегация. Ассимиляцию, мы сразу же отбрасываем, потому что ассимилированные люди вообще не писали бы писем на тему "русские ли они?". Поэтому я начну с сегрегации.

Последствия сегрегации

Это, на мой взгляд, лучшие по силе воздействия, по эмоциональному накалу и по искренности работы, которые были написаны людьми, отрицающими вообще все эстонское. Но я бы сказала, что не с ненавистью, а с большой злобой. Их авторы считают своей Родиной Россию. Они прекрасно ориентируются в политической ситуации, происходящей в России. Они знают русскую литературу, они любят русскую музыку, они пишут на прекрасном русском языке. Но негатив ко всему эстонскому в них настолько силен, что возникает сомнение, не он ли является "сокрытым двигателем" творчества? Вот цитата из работы, прекрасно характеризующая таких людей: "… мы ведь так привыкли к словосочетанию "профессия эстонец", что никого не должны смущать заявления о том, что к той или иной нации бывает иногда выгодно принадлежать. А быть русским иногда выгодно – можно учиться и работать в России, можно на родном языке наслаждаться сокровищами мировой литературы, можно осознать величие и красоту великого русского языка и наслаждаться тем, что ты с рождения говоришь на красивом, звучном, сложном, но древнем языке, а не на языке кухарок. Ой, простите мне мою грубость! Да, это не язык кухарок – это молодой, активно развивающийся и тоже достаточно древний и сложный язык. Но только почему-то сами эстонцы признают его скудным, бедным и несовершенным".

Это к вопросу о злобе. Но, к сожалению, таких работ было довольно много. Да, все они были самыми искренними, но создается такое ощущение, что если из них убрать некий стержень, то все они рассыплются. И здесь у меня первый печальный вывод, хотя уверена, что до окончательных выводов еще далеко. Когда ребята объясняли, по какому признаку они себя идентифицируют как русские, помимо русского языка, культуры, воспитания, то называлось еще давление со стороны эстонского государства. Вот цитата из письма, она очень показательная: "Мы называем себя русскими, но кажется, выходит, что "РУССКИЕ" мы только в силу того, что нас, русскоязычных, здесь 400 тысяч и НАС притесняют, т.е. критерий того, что мы – русские – общая претензия к правительству". Итак, среди сторонников такой точки зрения основной критерий того, что мы – русские – общая претензия к правительству. Из этого мы сделали другой грустный вывод. Если сейчас государство внезапно сменит гнев на милость, то среди молодежи русских станет меньше. Я имею в виду русских не по национальности, а по самоощущению. Ведь мы все хорошо знаем, что происходит с русскими молодыми людьми, когда они становятся государственными чиновниками или что происходит с людьми, которые меняют фамилии – все они становятся другими. Если кто-то среди молодежи сейчас не может пойти на такой шаг в силу причин, скажем, нравственного порядка, то в ситуации, когда государство изменит свою государственную национальную политику, я полагаю, вся молодежь из сторонников такой точки зрения с благодарностью воспользуется этой возможностью. И тогда мы их в числе русской общины больше не увидим. Но пока ничего не предвещает такого развития событий со стороны государства, поэтому я со спокойной душой перехожу к следующему пути, а именно к интеграции.

Т.н. интеграция

Многие авторы всерьез укоряли нас в том, зачем мы вообще задаем им такой странный вопрос – "Я – русский?". Вот, например, пишет девочка, которая стала финалисткой нашего конкурса: "Я живу в Эстонии. У меня синий паспорт. Но русский язык – мой родной. Мои родители жили на этой земле, и были еще прибалтами. Может и я тогда прибалтка? Я говорю и по-русски, и по-эстонски, и даже не задумываюсь над тем – русская я или нет. Зачем? Я – человек! И это главное. Зачем нас делить на синих, красных, зеленых?"

В принципе, позиция хорошая. Причем, именно эти молодые люди претендуют, хотя и не вполне осознанно, как мы выяснили в разговоре с ними, на то, чтобы быть неким медиатором между эстонской и русской культурой. В принципе, позиция похвальная, да. Это как раз в русле государственной программы интеграции – войти в чью-то программу, но сохранить свое, русское. Но на самом деле у них не происходит сцепления ни с одной из этих культур в силу низкого уровня знаний, причем, со всех сторон – и там, и здесь. Поэтому их так называемая "интеграция" обречена. Есть еще одна цитата по этому поводу, в которой девочка достаточно адекватно себя оценивает: "Как ни послушаешь себя, то всегда скажешь "ei ole" вместо, скажем, русского "нет", или "ОК" вместо простого русского "да". Даже вот сейчас пишу и думаю, как правильно сказать: "заместо" или "вместо". По-эстонски это звучит намного проще. Иногда мне действительно легче сказать или объяснить что-то по-эстонски или даже по-английски, хотя ни эстонского, ни английского, так как русский, я не знаю. Просто думать меньше надо. И предложения в этих языках простые".

Я не буду комментировать представление автора этих строк о языках, но ее слова красноречиво показывают уровень ее знаний. Надо сказать, что среди такой молодежи не так много людей, которые настолько адекватно себя оценивают. Вот еще замечательная цитата: "Не могу жить без любимой русской культуры – без Пушкина, Достоевского, Волочковой…". Эта фраза на самом деле является очень точным штрихом, прекрасно характеризующим ту часть русской молодежи, которая мнит себя проводником русской культуры. Поэтому мой второй вывод не менее весел, чем первый: я полагаю, что для интеграции с сохранением национальной принадлежности и культуры мы жидковаты, поскольку слишком тонкий у нас этот культурный слой.

Маргинализация

Есть еще и третий путь – это маргинализация. Я приведу цитату из письма 16-летней девочки: "Нас, русскоязычных, здесь считают чужыми и, скорее всего, ненужными, лишними. И это нам прямо высказывают, что русские должны жить в России. Но ведь мы уже не русские. Да и эстонцами нас назвать весьма проблематично. Получается, что мы – никто, что мы ни здесь, ни там, что мы почти лишены Родины и национальности. Вы думаете, что можно как-то исправить ситуацию? Сомневаюсь!".

Кстати, авторы именно таких работ, когда мы с ними поговорили, это как раз те, кто учит иностранные языки и собирается при первой же возможности, как только мы вступим в Евросоюз, уехать на Запад. Жизненный тезис у них простой: "Если уже быть чужим – то на чужбине, а не у себя дома!" Спорить с этим, согласитесь, трудно.

Сохранение личности

Есть и другой путь о котором тоже стоит сказать – не путь развития русской общины, но способ сохранения личности. Вот цитата из письма: "Значительных перспектив в сохранении русской культуры в Эстонии я лично не вижу. И потом, ведь сохранение и развитие культуры – это удел элиты, а представители нашего тонкого культурного слоя сейчас очень редки. Я склонна к позиции, что нужно сохранять русскую культуру в себе. Но при этом хочу отметить еще один важный момент. То, чем мы будем заняты в кружках по интересам, в вечерних или воскресных школах после того, как у нас не будет возможности учиться на русском языке – это никак не русская культура. Частушки в кокошниках, восстановление надгробий, издательство просветительских брошюр – это самовыражение, это доброе дело, но это не вклад в копилку русской культуры. Если все будет, так как оно идет, то нам придется двигаться очень долго".



P.S. Обсуждения, дискуссии, обмен мнениями и споры по поводу этого интересного и своевременного конкурса, проведенного в Эстонии, продолжаются и по сей день. Но главное – этот тот громадный опыт, который приобрела редакция, которая сумела вызвать на диалог молодежь, "зацепив" ее острой русской темой. Главное, что многие из современной молодежи не остались равнодушными, не прошли мимо, ссылаясь на занятость, и весьма искренне изложили в работах свою точку зрения. Проведение такого диспута – прекрасный пример изучить аудиторию своих читателей, вызвав их на откровенный разговор, для многих русских общин за рубежом, тем более, что никаких особых затрат подобная акция не требует. Главное – желание и готовность к действию.

И еще. В эстонском городе Марду пять лет назад был освящен православный храм. Церковь стоит на холме и ее купола одинаково видны с разных сторон и хорошо просматриваются даже на окраинах города. В будни в храм приходит послушать службу от 100 до 150 человек, в праздники здесь собирается до трех тысяч. Причем, как среди духовенства, так и среди прихожан есть и русские, и украинцы, и белорусы, и эстонцы. Богослужения здесь всегда проходят на русском и на эстонском языке. И все это в одном храме, на одной земле – эстонской земле. И несмотря на многие разногласия, существующие в реальной жизни, люди разных национальностей идут в этот храм и, объединенные одним духовным пространством, соединяются вместе в одной общей молитве. Путь на короткое время, но они забывают про все свои обиды, споры и противоречия. Так, может быть, это и есть то самое главное объединяющее начало, способное примирить все враждующие стороны, тот самый источник, на который сегодня следует обратить более пристальное внимание? И, может быть, именно с этого следует начинать движение вперед, к Истине? А после молитвы, откровенно спросить себя: "По пути тебе с Россией или нет?"

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie