Хлебные крошки

Статьи

Русский мир
Культура

Владимир Рогачев, корр. ИТАР-ТАСС в Лос-Анджелесе

Американский родственник Пушкина

Пушкин должен стать путеводной звездой для всей планеты, считает родственник великого поэта

Пушкин должен стать путеводной звездой для всей планеты, а красота и гуманизм его творчества должны сближать людей, заявил в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС родственник великого поэта Кеннет Пушкин. Встреча произошла в отеле в городе Альбукерке (штат Нью-Мексико).

"Хочу отметить, и это очень важно, – заявил буквально в самом начале беседы Кеннет, он же Иннокентий Федорович Пушкин, – что я не прямой потомок поэта. Я принадлежу к другой ветви Пушкиных, но у нас общие гены. И многие считают, что у меня есть некоторые черты, которые были присущи Пушкину. Я, как и он, люблю азартные игры, красивых женщин, но я, конечно, не гений, каким был он".

Обаятельный 52-летний Кеннет, в чертах лица которого можно достаточно легко найти "отголоски" пушкинского облика, охотно и непринужденно рассказывает о своей биографии. "Да, я с самого детства знал, что я Пушкин, – констатировал Иннокентий Федорович. – Я знал, что моя семья носила фамилию Пушкиных тысячу лет. Но я родился в Америке в 1952 году, когда в России у власти стоял Сталин, и это был пик антисоветской паранойи в Америке. Это была эпоха маккартизма. В то время было очень плохо иметь какое-либо отношение к России, по-настоящему страшно. Поэтому я был Кеннетом, а не Иннокентием. И в те времена моя семья не говорила о своей истории, о своих связях с Россией, о родственниках в России, хотя их оставалось очень мало... У нас была очень большая семья в Петербурге, но многие погибли во время Второй мировой войны, в сталинские годы... У меня было 8 двоюродных дедушек, которые были убиты или пропали... В этой обстановке я вырос. Быть русским ребенком в Америке в то время было не очень хорошо. И хотя мы носили фамилию Пушкиных, мы никак этого не афишировали".

Потом наступили 90-е годы, вспоминал родственник автора "Евгения Онегина", а с ними – гласность и перестройка. В марте 1992 года он впервые попал в Россию – в бухту Провидения на Чукотке, поскольку был искусствоведом, специалистом по культуре эскимосов, а позже – и в Москву, где судьба свела его с контр-адмиралом Александром Сергеевичем Пушкиным. "Это был прекрасный человек, – сказал Кеннет, – он познакомил меня с членами семьи, показал нашу родословную. Именно он ввел меня в мир Пушкина в России".

"Могу честно признаться, – сказал Кеннет, – что быть сейчас Пушкиным в России – приятно. Я очень осторожен и стараюсь не злоупотреблять этим... Я считаю, что каждый человек должен быть тем, кто он есть, рассчитывать на собственные возможности и заслуги. Но, разумеется, это дает мне определенные преимущества... помогает моей благотворительной деятельности – я имею в виду Пушкинский фонд, – и в решении некоторых политических проблем, которые я решаю или пытаюсь решить – мое имя помогает мне в этом. Я очень рад, что с практической точки зрения это помогает моей миссии и может в чем-то помочь людям".

"Я никогда не учил русского языка, – признался Кеннет, – но по-русски говорю. Мои дедушка и бабушка говорили дома только по-русски. А я рос рядом с ними... И, когда я стал ездить в Россию, все вернулось. Я стал улавливать то, что говорят на улице, потом взял в руки несколько учебников для детей. Я понимаю практически все, могу вести беседу, читать газеты, писать, но моя грамматика пока страдает... Пушкина я читаю на русском языке. Я считаю, что понимаю его язык, понимаю, кем он был, и что он сделал для русского языка".

Несколько смутившись, Иннокентий Федорович Пушкин признался, что пишет стихи – на русском и на английском языках. "Я пишу к ним и музыку, – добавил он. – У меня есть песни, и я их записываю. Я делаю это из удовольствия, но они многим нравятся. В юности я хотел быть рок-звездой, но из этого ничего не вышло. А теперь я к этому вернулся, потому что я считаю, что мне есть, что сказать".

Всплыла в ходе беседы и еще одна интересная деталь. По мнению Кеннета Пушкина, русские женщины – самые красивые женщины на планете. "Я говорю совершенно серьезно, – заявил он, – в них есть душа. Они поразительно себя держат. Разумеется, не все женщины в России – красавицы, но очень многие. И вокруг них возникает удивительная аура, которую просто невозможно описать словами".

Как отметил в конце беседы Иннокентий Федорович, "русские очень ревностно относятся к Пушкину – он "наш", считают они, но он принадлежит мировой культуре, и он – лучший и ярчайший символ России, русской культуры".

Скоротечная, к сожалению, беседа завершилась, и родственник А.С. Пушкина сел в черный джип "Гранд Чироки" и отправился в город Санта-Фе, где его ожидала репетиция со своей музыкальной группой.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie