Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Георгий Вадимов

Анклав на распутье

Репортаж из Калининградской области

Недавно довелось побывать в командировке в самом западном регионе России – Калининградской области. Впечатления остались неоднозначные и в целом грустные. Область площадью в 15 тыс. кв. км и населением 948,5 млн. человек переживает не лучшие времена. Даже внешне бывшее сердце германской Восточной Пруссии – Калининград (в прошлом Кенигсберг) оставляет ощущение заброшенности и оторванности от Большой российской земли. Дешевизне и экономическому буму начала – середины 90-х годов прошлого века в "Янтарном крае" давно пришел конец. Причудливая смесь обветшалых прусских домов и не менее обветшалых творений массовой советской архитектуры ставят в тупик: и не Германия вроде, но и не Россия. Как метко отметила недавно французская газета "Фигаро-экономи", Калининградская область – "…наиболее противоречивое образование Европы времен после "холодной войны".

А теперь и без того трудно живущим калининградцам светит невеселая перспектива вскоре оказаться изолированным анклавом внутри Европейского Союза, НАТО, "зоны евро" и Шенгенского пространства. Готовящиеся вступить в ЕС Польша и Литва намерены с 1 июля 2003 г. ввести на границах с Калининградской областью визовый режим. В связи с чем, ожидаются большие проблемы с энергоснабжением и доставкой грузов в область, не говоря уже о визах для российских граждан, желающих посетить Россию или наоборот приехать в анклав.

Социально-политическая и экономическая обстановка в Калининградской области, а также социально-психологическое состояние ее населения определяются в настоящее время многими внешними и внутренними факторами. Но основным препятствием к решению многих проблем региона, связанных с особенностью его географического положения, представляется отсутствие политических решений по статусу региона и ясной политики федерального центра по отношению к Калининградской области.

Около 40% жителей считают, что Калининградская область должна иметь особый статус, закрепленный в Конституции Российской Федерации, в то время как за Республику вне РФ, по данным социологических опросов 2001 года, высказывается 25-30 % жителей региона. С одной стороны, это говорит о том, что массовое сознание населения области пока основано на идее "оставаться в составе России, но быть под экономическим протекторатом ЕС". С другой стороны, сепаратистские настроения в регионе налицо и, несмотря па утверждения официальных властей об их практическом отсутствии, имеет место тенденция к их постоянному, хотя и незначительному росту. Об этом говорит и растущая активность Балтийской республиканской партии, выступающей под сепаратистскими лозунгами.

Более чем две трети калининградцев моложе 25 лет никогда не были в России, но зато ездили в Польшу, Литву и Германию. Российские телевизионные программы в области идут до полуночи, а потом в калининградском эфире господствуют польские и германские телепрограммы. Трудновато в таких условиях сохранить единство российского информационного пространства.

Особенность анклавного положения области предопределила развитие в начале 90-х годов непосредственных контактов населения области с ее новыми соседями; Литвой и Польшей. Постоянные контакты в течение десятилетия привели в начале нового столетия к росту регионального самосознания у большинства населения. Политическая и экономическая элита, особенно та, которая пришла к власти в результате последних губернаторских выборов, также понимает специфику места своего проживания в анклаве и заинтересована в улучшении контактов с непосредственными соседями и ЕС. В перспективе это будет важным фактором формирования "проевропейской" элиты, особенно из среды молодого поколения,

На бытовом уровне население области в настоящее время волнуют два вопроса: отдадут ли область Германии и не окажется ли оно в мышеловке в связи со вступлением Польши и Литвы в НАТО и Евросоюз.

Дестабилизирующим фактором социально-психологической обстановки является то, что в области слабо решается стратегическая задача повышение благосостояния граждан на основе устойчивою экономического роста. Средний показатель жизненного уровня сегодня намного ниже, чем в начале 90-х годов, около четверти населения имеет доходы ниже прожиточного минимума. Кроме того, область проигрывает "соревнование" с соседними государствами – Польшей и Литвой, где средние реальные доходы в 6-8 раз выше, чем у калининградцев.

Опросы Калининградского социологического центра показывают, что по состоянию на февраль 2002 года 75% населения оценивают социально-экономическую ситуацию в регионе как изменившуюся в худшую сторону. Жизнь в регионе дорожает очень быстро. Величина прожиточного минимума весной 2002 г. достигла 2000 рублей. Впереди Калининградской области но дороговизне только такие субъекты федерации, как Москва, Камчатская область, Приморский край, Ямало-Ненецкий автономный округ.

Основной проблемой региональной власти, несомненно, является слабая экономика. Это и общее ее состояние, и потребность в серьезных инвесторах, и отсутствие отлаженной системы управления экономикой региона. Пожалуй, самым важным сейчас является именно третий фактор. Для нормального функционирования региональной экономики в настоящее время нужна не очередная программа развития региона, практически дублирующая предыдущую, а наличие эффективной и бесперебойной системы управления хозяйством области, основу которой должны составить четкая концепция развития и грамотная команда управленцев.

Однако приход на пост губернатора области бывшего командующего Балтийским флотом адмирала В.Егорова и его команды не принес ожидаемых населением результатов. В области имеет место затянувшаяся стагнация. Вместо поиска внутренних ресурсов, попыток привлечения в область инвесторов команда нового губернатора (в основном прибывшая из Москвы) делает ставку на федеральные бюджетные вливания и "особые меры финансовой и технической помощи" от метрополии. Провозглашенный администрацией области курс на выравнивание уровней экономического роста и жизни населения с приграничными государствами (Польша и Литва) в обозримом будущем попросту нереален.

В этих условиях в области нарастает социальная напряженность. Основными ее причинами является отсутствие заметных улучшений в жизни населения, рост безработицы в три раза, рост суммы долга по заработной плате. Имеют место спад производства, свертывание бизнеса и малого предпринимательства.

Сокращение деловой активности в различных секторах экономики не могло не сказаться и на уровне жизни населения области. По данным журнала "СКАН Калининград", реальные денежные доходы населения сократились к началу 2002 г. по сравнению с 1991 г. на 45%-50%, средний расход на душу населения в январе-феврале 2002 года составил около 1250 рублей. Этот процесс сопровождается ярко выраженным социальным расслоением. На долю 10% наиболее обеспеченного населения области приходится до 25% всех доходов.

Имеющие место в области негативные социально-экономические процессы не могли не сказаться на состоянии рынка труда, где в последнее время преобладает скрытая безработица, способствующая снижению реальных доходов. На начало февраля 2002 года число официально зарегистрированных безработных в 1,5 раза превосходило число рабочих мест.

Среди основных социально-психологических показателей области наибольшую озабоченность вызывают социальное и физическое здоровье населения. Так, по состоянию на март 2002 года общий уровень заболеваний в области возрос на 21%, а количество заболевших СПИДом – на 35%. Среди "социальных бед" первенство прочно удерживает пьянство. Но этому показателю среди "пьющих" российских регионов область занимает одно из первых мест.

По-прежнему тяжелой остается криминогенная обстановка. По данным областного УВД, каждые полгода количество совершаемых на территории области преступлений растет в среднем на 15-16 %.

Особо необходимо отметить демографические процессы, протекающие в области, которые в целом характеризуются только отрицательными показателями: уменьшением численности населения, резким (в 1,5 раза) снижением рождаемости, и беспрецедентным ростом смертности, особенно детской, в мирное время. С 2000 года в области наблюдается начало процесса депопуляции, т.е. абсолютной убыли населения, хотя за последнее десятилетие в область больше приехало, чем уехало. В то же время, тревогу специалистов вызывают так называемые международные миграционные потоки в область, в первую очередь из Средней Азии. В настоящее время они дают среднегодовой прирост около 1200 человек в год. Для такой небольшой территории, это катастрофически много.

Основной чертой массовых настроений в регионе, формирующей социально-психологическое состояние в целом, становится широко распространенное чувство политического отчуждения населения, вызванное, в первую очередь, осознанием невозможности реально влиять на принятие каких-либо решений, связанных с изменениями условий проживания в изолированной от России области.

В декабре 2001 г. правительством РФ была утверждена Федеральная целевая программа развития Калининградской области до 2010 г., на реализацию которой предусмотрено выделить 90 млрд рублей. Однако, как показывает печальный опыт, в России бесследно исчезали и не такие суммы. Во всяком случае, пока для Калининграда ничего не изменилось. По мнению западных экспертов, российским властям так не удалось провести структурные реформы и обеспечить область эффективной административной системой и необходимой законодательной базой, которая могла бы удовлетворить зарубежных инвесторов.

Москве также не удалось пока добиться от Евросоюза гарантий специального статуса области и согласия на использование "упрощенной формы визы". Возможно, какой-то сдвиг в этой области наметится в ходе майской встречи в верхах Евросоюз-Россия.

В целом, ситуация не радует ни Москву, ни Европу. Европейцев пугает, что через несколько лет внутри ЕС окажется проблемный кусок России со всеми вытекающими последствиями. Российские власти беспокоит другое. Например, то, что фракцией ХДС/ХСС в германском бундестаге, разрабатывается проект освоения российского анклава, а фракция Свободной демократической партии в том же бундестаге выступила с меморандумом, в котором обосновывается "историческая германская ответственность в отношении Калининградской области".

В общем, проблему Калининградского анклава российским властям все равно придется решать, а времени на это осталось мало. Можно предположить, что если в ближайшее время в регионе не появятся хотя бы небольшие позитивные сдвиги, то процесс разочарования населения деятельностью областной администрации и политикой федерального центра по отношению к области будет развиваться, а сепаратистские настроения и позиции зарубежных стран в ней усиливаться.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie