Хлебные крошки

Статьи

Владимир Павлов

"Битва за школы"

Негативно отражается на российско-латвийских отношениях

Вопрос о русских школах продолжает доминировать в отношениях между Россией и Латвией, заметно омрачая и усложняя их содержание. Как известно, в начале февраля парламент Латвии принял поправки к закону об образовании, согласно которым 60% предметов в старших классах русских государственных школ с 1 сентября этого года должны будут преподаваться на латышском языке. Формально право выбора – какие именно предметы на каком языке преподавать – остается за школами. Массовые протесты русских школьников и их родителей, а также негативное мнение по этому поводу России было проигнорировано латышскими властями.

В этой связи стоит напомнить, что депутаты сейма Латвии от правых партий яростно сопротивлялись предложениям представителей левоцентристской оппозиции о предоставлении права самим русским школам решать, какие предметы и в каком объеме преподавать на родном и государственном языках. Они также против сдачи выпускниками русских школ экзаменов на родном языке, а также использования русского языка при переподготовке безработных.

Представители латвийских правых даже обвиняли своих коллег из левой оппозиции в "невежестве", "экстремизме", "подстрекательстве террористов", "сталинизме" и "пособничестве колонизаторам". Свою позицию они мотивировали тем, что в Латвии решения принимают представители "титульной нации", а всем другим следует их безропотно выполнять. Депутат от Народной партии Александр Фирштейн даже посоветовал тем, что хочет учиться на русском языке, уехать в Россию. Протесты же против перевода русских школ Латвии на латышский язык обучения он назвал "политическим заказом", дав понять, что этот заказ исходит из России.

Все это естественно самым негативным образом отражается на уровне и качестве отношений между Латвией и Россией, считающей, что власти в Риге нарушают международные нормы в отношении защиты прав национальных меньшинств.

В то же время официальная Рига в последнее время выступила с несколькими примирительными жестами в адрес Москвы. В частности, латышские официальные лица дали понять, что Латвия хотела бы, чтобы Россия "не политизировала" вопрос о введении в средней школе латышского языка преподавания, а прежде изучила проблему и попыталась бы при возможности помочь в ее решении.

Недавно посол Латвии в России Норманс Пенке заявил, что споры вокруг введения в старших классах преподавания на латышском могли бы быть более дельными и предметными. Как утверждал Пенке, он лично был бы рад видеть российских специалистов по образованию, которые приехали бы в Латвию, переговорили с латвийскими коллегами в министерстве образования, встретились бы с теми же самыми директорами школ, посмотрели бы на ситуацию изнутри. Но, по словам посла, "…такого диалога у нас нет. Мы имеем обмен политическими заявлениями и МИДа, и Государственной думы, и латвийского министерства иностранных дел, и латвийских парламентариев... Так и обмениваемся".

Посол также напомнил, что реформа образования в Латвии началась еще в 1995 году с введения в русских школах с 1 класса преподавания двух-трех предметов на латышском. Теперь, по мысли посла Пенке, именно те первоклассники, придя в десятый класс, должны будут приступить к учебе на государственном языке в большем объеме. По данным министерства образования Латвии, к переходу на новую систему преподавания не готовы всего 12 из 159 русских школ страны. Латвийские представители также выразили недоумение тем, что именно этот этап реформы "вызвал столько эмоций" среди русскоязычных жителей Латвии и в России. В начале февраля в Риге прошли многотысячные митинги русских учеников, которые призывали президента Латвии не утверждать поправки к закону. Но президент Вайра Вике-Фрейберга этим призывам внять отказалась.

Однако оппоненты латвийских властей, как в самой Латвии, так и вне ее, не согласны с самой идеей перехода русских школ на латышский. В частности, один из ведущих русскоязычных политиков Латвии, депутат сейма Борис Цилевич, решительно не согласен с официальными данными латвийского минобразования по поводу "готовности школ". Как говорит Цилевич: "Это откровенное вранье. Директора школы в министерстве или в самоуправлении спрашивают: готов или нет? И если директор говорит: "Не готов", – то ему говорят: "Значит, ты плохо работаешь, мы тебя увольняем". По мнению депутата, на самом деле это просто откровенное давление и шантаж.

Представители русскоязычной общины Латвии считают, что обсуждать нюансы введения в русских школах преподавания на латышском языке нет смысла, поскольку, по их мнению, порок заключается в самой образовательной концепции, предлагаемой властями. По мнению того же депутата Цилевича: "Сама постановка вопроса абсурдна. Почему школы должны быть "готовы" ломать существующую систему образования, на которую есть спрос, и вводить какую-то другую, хотя никто этого не хочет: ни учителя, ни родители, ни ученики?".

С этой точкой зрения согласны очень многие в России, в том числе в Государственной Думе РФ. В связи с проводимыми в Латвии реформами образовательной системы, прямо затрагивающими интересы российских соотечественников, Дума вернулась к вопросу о возможности введения экономических санкций против Риги. Проект подобного постановления рассматривался три года назад, но тогда не получил поддержки правительства и администрации президента, и затем был отклонен большинством депутатов Госдумы. Недавно же законопроект был вновь предложен на рассмотрение Думы по инициативе фракции "Единства".

В ответ официальная Рига, вполне резонно рассчитывающая на молчаливую поддержку влиятельных кругов в США, НАТО и Евросоюзе, демонстрирует "непоколебимость" и "способность противостоять давлению". Латвийские представители заявляют, что даже если Россия и введет санкции против Лавтии, то на экономику республики Латвии это серьезно не повлияет. По утверждению того же Норманса Пенке, доля России во внешней торговле Латвии после кризиса 1998 года и недавнего закрытия нефтепровода на Вентспилс и так снизилась до предела. Поэтому, мол, Латвии и нечего особенно терять. Как полагает посол, "У нас есть возможность только развивать связи. Сужать там уже больше нечего".

Однако, по мнению ряда российских политиков и экспертов, экономика Латвии в результате санкций может понести весьма серьезные потери. До того, как Россия перекрыла нефтепровод, ее экономика, по некоторым оценкам, зависела от российского транзита на 50-60 процентов. После того, как нефтепровод в Вентспилсе прекратил свою работу, эта зависимость составляет порядка 10 процентов, а может быть и более.

К тому же Россия вполне может использовать и политико-дипломатические рычаги давления на Ригу на международном уровне, учитывая, что Латвия проигнорировала рекомендации комиссара Совета Европы по правам человека Альваро Хиль-Роблеса по проблемам неграждан и русскоязычных. В Риге должны хорошо понимать, что Россия никогда не смирится с ущемлением прав соотечественников в странах Балтии, в т.ч. и в Латвии.

Однако, как представляется, конфронтация между Россией и Латвией по вопросам защиты прав русскоязычных граждан, в том числе и проблеме школьной реформы, по большому счету не отвечает интересам двух стран и уж конечно не способствует развитию цивилизованных добрососедских отношений. Ситуация требует известной гибкости и готовности к компромиссам.

Возможно, что Москве следует снизить накал публичной политической риторики в Думе и более предметно и прагматично заниматься темой отношений с Латвией, но и в Риге должны активней избавляться от комплексов "ущемленной национальной гордости" и твердо ограничивать влияние националистических кругов на формирование внутренней и внешней политики страны.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie