Хлебные крошки

Статьи

Флаги России и Украины
Хроника украинского кризиса
Политика
Украина

Владимир Христенко

"Большой договор" России и Украины

10 лет дружбы, сотрудничества и партнёрства?

"Договор о дружбе, сотрудничестве и партнерстве между Украиной и Российской Федерацией" был подписан Президентами двух стран в 1997 году и вступил в действие с 1 апреля 1999 года сроком на 10 лет. Соответственно, 1 апреля 2009 года срок действия этого Договора истечёт, если Стороны не заявят об отказе его продолжить за 6 месяцев до окончания- т.е. до 1 октября 2008 г. Как известно, Стороны об этом не заявили, и, следовательно, Договор этот можно считать уже продлённым на следующий десятилетний период.

Казалось бы, всё это должно свидетельствовать о наличии устойчивых дружеских и добрососедских отношений между нашими странами, при которых пролонгация между ними Договора о дружбе пустая формальность. Но так ли это? Так ли безоблачны эти отношения, в чём заключается смысл этого Договора о дружбе между Россией и Украиной и что конкретно он регулирует?

Я неоднократно задавал эти вопросы многим российским и украинским политологам, экспертам, депутатам и часто слышал одно и то же - сегодня этот Договор в общественном сознании устойчиво отождествляется с документально оформленным свидетельством нашей многовековой нерушимой дружбы. В этом качестве он, по существу, живёт, как бы своей самостоятельной жизнью, часто вне всякой связи с тем, что происходит в отношениях двух государств. При этом критический анализ текста Договора многими воспринимается болезненно, чуть - ли не как посягательство на основополагающие принципы нашей многовековой дружбы. Отчего то считается, что мы можем сходиться- расходиться, но Договор о дружбе- это святое. Но так ли это на самом деле? Справедливо ли то, что этот документ, спустя всего лишь десятилетие совершенно незаслуженно уже приобрёл черты святости и является ли текст Договора адекватным всему тому, что происходит сегодня в наших отношениях? А главное, как он регулирует эти взаимоотношения, которые скорее по инерции считаются дружескими, несмотря на целый ворох принципиальных противоречий России и Украины в самых различных сферах?

Договор о дружбе?

Прежде всего, следует заметить, что так называемый "Большой" договор именуется "Договором о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной". При этом большая часть Договора (23 статьи из 41) непосредственно посвящены именно сотрудничеству двух стран- торгово- экономическому, научному, военному и пр. Различные виды партнёрства- т.е. взаимоотношения сторон в сугубо политических сферах рассматривают ещё 8 статей, а остальные 10 освещают процедурные вопросы этого Договора.

Непосредственно дружбе, вернее тому, что подразумевают Стороны под этим понятием, в этом Договоре не посвящена ни одна статья. Конечно, понятие "дружба" формализовать сложно, если вообще возможно, а вот выделить её антипод - признаки "недружественнных" шагов, на которые Сторонам стоит обратить особое внимание, пожалуй, следовало бы. Во всяком случае, определённости во взаимоотношениях "Высоких Договаривающихся Сторон" это, безусловно, прибавило. Конечно, в таком случае это будет уже не договор, а скорее, сделка "о дружбе". Что-то вроде брачного контракта, не самым лучшим образом характеризующего многовековую дружбу наших братских народов, но вносящего предельную ясность в их отношения. Во всяком случае, не так цинично, в свете недавних событий в Цхинвале, звучала бы, например, 6 статья Договора о том, что:

"Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон воздерживается от участия или поддержки каких бы то ни было действий, направленных протиив другой Высокой Договаривающейся Стороны" (здесь и далее курсив автора).

Или прямая поставка Украиной ракетных комплексов с помощью которых сбивались российские самолёты это и есть "воздержание" от поддержки действий, направленных против России?

Другой немаловажный аспект специфического использования понятия "дружба" в этом Договоре заключается в некоем смещении приоритетов, от "дружбы" к экономическому сотрудничеству и партнёрству. В результате термин "дружба" используется заинтересованными силами в качестве своеобразного рекламного слогана для продвижения своих торгово- экономических проектов. К примеру, когда говорят об итогах действия Договора, то нередко, для демонстрации его результативности, упоминают о количестве заключённых договоров в торгово- экономической сфере (это должно идти в "плюс"), затем выражают обеспокоенность расхождению позиций двух стран в вопросах евроатлантической интеграции Украины, проблем с русским языком и русскоязычным населением и т.д. (это- "минус"). А в результате такой оценки "по валовому признаку" делается вывод о целесообразности продления этого Договора. Примером может служить, в частности, недавнее заявление МИД России о российско-украинских отношениях от 11 сентября 2008 года. В такой ситуации невольно приходится считать, что "дружба" в этом Договоре уступила со счётом 1:2 "сотрудничеству" и "партнёрству".

Дружба "по договору" в обмен на газ? Или в качестве "прикрытия" для реализации закулисных коммерческих проектов?

К вопросу о национальных меньшинствах

Статья 12 Договора утверждает:

"Каждая из Высоких Договаривающихся Сторон гарантирует право лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, индивидуально или совместно с другими лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, свободно выражать, сохранять и развивать свою этническую, культурную, языковую или религиозную самобытность и поддерживать и развивать свою культуру, не подвергаясь каким-либо попыткам ассимиляции вопреки их воле".

Прежде всего, возникает вопрос - о каких именно национальных меньшинствах может идти речь в Договоре России и Украины? Неужели о крымских татарах или гагаузах? А если имелись в виду 12 миллионов русскоязычных граждан Украины, то почему нельзя было назвать их именно теми, кем они являются и сами себя считают? Тем более, что сами эти люди никогда не ассоциировали себя с понятием "национального меньшинства". Столетиями они и их далёкие предки считали себя государствообразующей частью населения и в составе Российской империи и в составе бывшего Советского Союза. Соответственно и прав они имели существенно больше, чем представители многочисленных национальных меньшинств и малых народов. Например, вопрос ограничения права русскоязычных граждан получать образование на родном языке никогда даже не рассматривался. Поэтому мотивация украинской стороны "причислить" эту категорию собственных граждан к национальному меньшинству совершенно понятна - ведь ограничить права национального меньшинства в своей стране гораздо проще, поскольку регулируется это своим национальным законодательством. А вот безоговорочное согласие на такие условия российской стороны вызывает и сожаление и недоумение. Как могли не знать или не понимать этого в российском МИДе, когда готовили и согласовывали текст Договора?

Тем более, что такая трактовка сразу порождает целый ворох дополнительных вопросов и ограничений, при рассмотрении механизма практической реализации, к примеру, в статье 12 Договора. А именно, каким образом гарантированное право национальных меньшинств, декларируемое в Договоре, переходит в законодательные процедуры, реализация которых позволит национальным меньшинствам на Украине сохранять свою "этническую, культурную, языковую или религиозную самобытность"?

Вот, например, что говорит по этому поводу закон Украины "О Национально-культурном самоуправлении национальных меньшинств на Украине", и, в частности, статья 5, которая определяет порядок создания в стране Национально-культурного самоуправления:

"Национально-культурное самоуправление могут образовывать представители национального меньшинства, которые проживают территории Украины не менее ста лет".

Это сколько же справок нужно собрать для документального подтверждения своей принадлежности к данному национальному меньшинству? А если учесть, что для образования в данном населённом пункте своего Национального Совета - выборного органа национального меньшинства- необходимо чтобы " 30 % жителей составляли соответствующее национальное меньшинство" (статья 12 этого же Закона), то становится ясно, что гарантии, предусмотренные статьёй 12 "Большого" Договора, носят декларативный характер и нереализуемы на практике.

О гуманитарных проблемах

В соответствии со статьёй 12 "Большого" Договора:

"Высокие Договаривающиеся Стороны будут содействовать созданию равных возможностей и условий для изучения русского языка в Украине и украинского языка в Российской Федерации, подготовки педагогических кадров для преподавания на этих языках в образовательных учреждениях, оказывать в этих целях равноценную государственную поддержку".

Прежде всего, обращает на себя внимание смысловая несуразность текста статьи, приводящая к явной невозможности достижения заявленной цели. Равных возможностей и условий для изучения русского языка в Украине и украинского в России нельзя достичь на основе равноценной государственной поддержки (т.е. при равных суммах затрат на эти цели в каждом из государств). Стартовые условия и реалии использования двух языков в России и на Украине разные. На Украине русский язык является языком повседневного общения 28% населения страны (более13 миллионов человек) и количество таких граждан по сравнению с 1990 годом практически не изменилось. При этом число школ на Украине с русским языком обучения в 2007 году по сравнению с 1990 годом принудительно уменьшилось в 3,2 раза- с 4633 до 1430 и ежегодно уменьшается на 130 школ: http://www.from-ua.com/politics/e62743796b72a.html.

Всё это происходило в период действия "Большого" Договора, несмотря на его 11 статью:

"Высокие Договаривающиеся Стороны принимают на своей территории необходимые меры, включая принятие соответствующих законодательных актов, для предотвращения и пресечения любых действий, представляющих собой подстрекательство к насилию или насилие против отдельных лиц или групп граждан, основанное на национальной, расовой, этнической или религиозной нетерпимости."

Термин "насилие" - т.е. принудительное воздействие на кого- либо, притеснение (С.И. Ожегов, Словарь русского языка) намеренно выделен курсивом для пояснения того, что "насилие" может выражаться не только в форме прямого физического воздействия, но и в форме притеснения - в данном случае принудительного ущемления прав и свобод русскоязычного населения Украины.

В то же самое время в Российской Федерации украинский язык практически не используется в качестве языка повседневного общения - его используют в основном для внутрисемейного общения менее 0,5% граждан России. Но и в этих семьях практически отсутствует стремление дать базовое образование своим детям на украинском языке. И дело тут, разумеется, не в политике, а в том, что школьное образование, полученное на украинском языке, практически лишает человека реальных перспектив получения дальнейшего образования и последующего трудоустройства в России. Именно этим, на мой взгляд, объясняется устойчивое нежелание украинцев России отдавать своих детей в немногочисленные школы с украинским языком обучения, и, как следствие, весьма низкая наполняемость таких школ. При этом российские власти отнюдь не против открытия украинских школ - но вся проблема в наборе учащихся: http://kobza.com.ua/content/view/1609/87/.

В этом состоит принципиальное отличие условий функционирования русского языка на Украине и украинского в России, что совершенно не учитывается "Большим" Договором. В результате русскоязычное население Украины чувствует себя в условиях дискриминации, чего совершенно нельзя сказать об украинцах, живущих в Российской Федерации. Правда, "Большой" Договор всего этого, увы, никак не учитывает.

Ратификация Договора о дружбе- как это было…

Как же такое могло случиться, что столь серьёзный документ, каким должен быть межгосударственный Договор, регистрируемый в ООН, содержит столько откровенных ляпов и практически не ограничивает ни одну из сторон в желании его нарушить? Как же его принимали политики, анализировали эксперты и ратифицировали парламентарии?

Когда я читал стенограммы заседаний Федерального Собрания РФ, посвящённых обсуждению этого Договора волосы, что называется, становились дыбом от того, какие безответственные аргументы приводили те, кто ратовал за его скорейшую ратификацию. Прошедшее десятилетие показало убедительную правоту тех немногих членов Совета Федерации, кто был противником ратификации Договора между Россией и Украиной и пророчески предостерегал о необратимых последствиях этого поспешного и необдуманного шага. Увы, сегодня всё это представляет интерес скорее для историков, чем для миллионов русскоязычных граждан Украины, чьё мнение так и не удосужились узнать ни российские, ни украинские политики, когда заключали и ратифицировали этот Договор. Многие из этих политиков, в то время убеждённо отстаивавшие его скорейшую ратификацию, давно ушли с политической арены, и, сегодня, по всей видимости, не желают даже вспоминать о том, что они тогда говорили и как ратифицировали этот Договор от имени Российской Федерации. Сегодня об этом повествуют лишь скупые стенограммы заседаний Совета Федерации РФ, где их убогие и циничные аргументы остались немым свидетельством того, каким же образом был совершён один из самых постыдных и невразумительных шагов в истории России.

Прусак М.М., председатель Комитета СФ по международным делам:

"Если он (Совет Федерации) скажет "нет" (ратификации Договора - авт.), то получится, что пропадёт вся работа, проделанная дипломатами, людьми, искушенными в политике и, думаю, не меньшими патриотами, чем мы... Мы же недавно проголосовали за Правительство Примакова, мы все были едины. И вот это Правительство предлагает нам ратифицировать данный Договор, чтобы быстрее начинать так называемый второй этап экономических реформ".

Богомолов О.А. Губернатор Курганской области:

"Что касается НАТО... За четыре дня до подписания Договора с Украиной 27 мая 1997 года Россия подписала основополагающий акт о взаимных отношениях и сотрудничестве между Россией и НАТО. А Украина, как известно, подписала подобный документ только 9 июля того же года. Если независимая Россия сделала этот шаг первой, то почему мы ставим в вину Украине как самостоятельному государству подобный шаг?"

Лужков Ю.М., Мэр Москвы:

"По правилам приема в НАТО стать его членом может только страна, которая урегулировала все свои территориальные вопросы. Как только мы ратифицируем Договор, путь Украине в НАТО будет в этом отношении открыт."

Министр иностранных дел РФ И. С. Иванов:

"Вступление Украины в НАТО — это из области далекой от жизни фантастики"

Лужков Ю.М., Мэр Москвы:

"Более чем в три раза сократилось количество русских театров, чинятся препятствия распространению на Украине российских средств массовой информации, специально для этого приняты жесткие законы: об информации, о телерадиовещании, о печатных СМИ. Цель их одна — сузить ареал распространения российских средств массовой информации, российского телевидения"

Министр иностранных дел РФ И. С. Иванов:

"О положении наших соотечественников на Украине, о русском языке и гуманитарных проблемах. Да, это острые, даже острейшие проблемы, …И мы их решаем вместе. Мы что, не решаем их в Прибалтике? Благодаря нашим совместным усилиям процесс идет в нужном направлении. Мы подключили международные организации. Если говорить о Крыме, то там работает миссия ОБСЕ, которая занимается правами русскоязычного населения".

Лужков Ю.М., мэр Москвы:

"…Предлагаю не торопиться с ратификацией Договора, направить все свои усилия на то, чтобы предварительно снять существующие проблемы и не делать Договор только документом, который…по существу, везде на Украине оставляет русскоязычное население в столь ужасном положении при ярко выраженной тенденции ущемления прав — национальных прав русскоязычного населения на Украине".

"…народ не обманешь — от 80 до 90 процентов россиян выступают против подписания Договора. И сегодня получилось так, что власть вошла в глубинное противоречие с мнением народа."

Зеликов А.Я., председатель Белгородской областной Думы :

Да, Договор слабый, в чем-то беспринципный, но надо же с чего-то начинать…
Поэтому призываю вас поддержать этот Договор.

Министр иностранных дел РФ И. С. Иванов:

"Конечно, можно отложить ратификацию Договора. Но давайте откровенно ответим на вопрос: есть ли у нас возможность подготовить другой Договор? Как министр я заявляю официально: такой возможности нет."

Лужков Ю.М., мэр Москвы:

"…я спрашиваю: будет ли работать такой Договор и в чьих интересах? Решает ли он существующие проблемы? На мой взгляд, нет. Он загоняет их вглубь, открывает дорогу произвольному толкованию статей Договора каждой стороной, а стало быть, постоянно будут возникать моменты напряжения в отношениях с Украиной. Кому это нужно?"

Министр иностранных дел РФ И. С. Иванов:

"Обращаюсь ко всем членам Совета Федерации. Я этот Договор не готовил, но несу за него ответственность. Хочу сказать, что этот Договор ни в чем не ущемляет наши интересы. Я для себя решение принял и сообщил о нем с этой трибуны. Я понесу персональную ответственность, если Договор нанесет ущерб нашей стране".

***

Результаты голосования в Совете Федерации РФ по ратификации "Договора о дружбе, сотрудничестве и партнёрстве между Российской Федерацией и Украиной" 17 февраля 1999 г. (11 час. 49 мин.)

За - 106 59,6%
Против - 25 14,0%
Воздержалось - 17 9,6%
Голосовало - 148
Не голосовало - 30
Решение: принято

P.S. Цель этой публикации отнюдь не в том, чтобы отразить все имеющиеся противоречия между Россией и Украиной, которые никак не решает и не может решить этот Договор- есть куда более полные исследования. Я также не ставил перед собой задачу найти в нём какие-то новые пробелы, о которых даже не подозревали те, кто десять лет назад считали, что "открываются новые возможности для дальнейшего развития отношений братской дружбы и всестороннего сотрудничества между народами России и Украины" - жизнь сама показала наивность подобных утверждений.

Я хотел показать, к каким необратимым последствиям могут привести келейные решения, навязанные недобросовестными политиками, возможно, и с благими намерениями, но без учёта мнения народов России и Украины. Насильно осчастливить нельзя, а потому этот Договор, выступая в качестве дымовой завесы общественного сознания, лишь углубляет противоречия между двумя государствами, которые с каждым годом, увы, продолжают отдаляться друг от друга. Именно поэтому продление этого Договора без его всенародного обсуждения лишь усугубляет трагедию двух, некогда братских народов, которых безответственные политики вначале развели, а сегодня пытаются заменить им их многовековую дружбу подобными суррогатными договорами.

Христенко Владимир Николаевич,
Сопредседатель международного союза общественных объединений "Киевская Русь", Глава Николаевского землячества в Москве

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie