Хлебные крошки

Статьи

Евразийская интеграция
Политика
Россия

Ольга Герасименко

Быть "пилотником" всегда непросто

Союзное государство России и Белоруссии

15 декабря исполнился ровно год, как Григорий Алексеевич Рапота приступил к исполнению обязанностей Госсекретаря Союзного государства. Что удалось за этот срок? Чем живет сейчас Союзное государство? О каких задумках можно смело говорить вслух? Успел ли выучить Госсекретарь Союзного государства, свободно говорящий на английском, еще и белорусский язык? Об этом и многом другом мы расспросили Григория Алексеевича в его рабочем кабинете на Старой площади. Новогодней елки, кстати, мы там не обнаружили - абсолютно рабочая обстановка.

Я пришел не на пустое место

Григорий Алексеевич, как вам дался этот год?

Григорий Рапота: Ничего, выходящего за рамки обычных проблем. Входил в курс дела - надо было понять, на каком уровне развития находится Союзное государство, какие замыслы существуют и существуют ли они вообще. Немало времени ушло на то, чтобы вникнуть в существо вопросов, программ, которыми мы занимаемся, понять, какой конечный продукт готовится или уже готов, что мы в будущем должны иметь. Какое-то время ушло на то, чтобы вникнуть во взаимоотношения по межведомственной линии, скажем, между родственными министерствами России и Беларуси.

Понятно, что я пришел не на пустое место - есть аппарат, который вполне владеет ситуацией, имеет свое видение, собственный опыт. Мне надо было это все самому понять, принять, чтобы можно было как-то положительно воздействовать на развитие событий. Вот, если коротко, к чему свелась работа.

На предыдущей моей работе - полномочного представителя Президента России в Приволжском федеральном округе - я к бюджету не имел никакого отношения: там все делалось централизованно. Здесь это направление приобретает особый смысл: у Союзного государства есть собственный бюджет, которым надо разумно распорядиться. Сообща мы выявили статьи, которые можно было бы подсократить, а высвободившиеся средства использовать более эффективно, перенаправив их на другое.

В первые месяцы работы мы заметили в вашем графике одну особенность: часть недели проводите в России, часть - в Беларуси. По-прежнему следуете такому режиму?

Григорий Рапота: Последнее время чуть больше времени бываю в Москве - на конец года пришлось несколько важных союзных мероприятий, местом проведения которых была выбрана именно российская столица: это и Совет министров Союзного государства, и сессия Парламентского Собрания Союза Беларуси и России, международные конференции. Хотя на 1-2 дня еженедельно все равно выезжал в Минск.

Вы упомянули прошедший на днях Совет министров Союзного государства. Журналисты, в частности белорусская пресса, отметили, что в своем выступлении вы четко сформулировали пять блоков, которые должны быть положены в основу деятельности Союзного государства в будущем году.

Григорий Рапота: Поясню: мы говорили о бюджете Союзного государства. Формирование бюджета всегда привязано к каким-то направлениям деятельности. Поэтому хорошо действует универсальная формула: говорить о стратегии деятельности, и тогда людям становится понятно, почему бюджет формируется именно таким образом, а не иным. Я говорил о том, что большую часть бюджета в рамках выполнения союзных программ мы тратим на реальный сектор экономики. Это большое, серьезное направление работы. Но есть несколько особенностей, которые, может быть, будут характерны для следующего года. Например, мы настроены на более тесное взаимодействие с Таможенным союзом. Конкретно - по торгово-экономическим балансам.

У нас полное взаимопонимание и с Евразийской экономической комиссией - по поводу нашего места в общем интеграционном процессе, признания той степени продвинутости, которое есть в ЕЭК, понимания того, что перед ними стоят очень важные цели. Мы и на эту задачу будем работать, стараясь двигаться вперед, нарабатывая некий опыт, который может быть использован ЕЭК. Пожалуй, это станет некоей особенностью следующего года.

Еще одна задача на ближайшее будущее - мы хотели бы усилить социальную составляющую деятельности Союзного государства. Да, у нас есть неплохая правовая база для решения вопросов трудоустройства, пенсионного обеспечения, медицины, мы всегда будем воздавать должное тому, что достигнуто, но надо двигаться дальше.

Одно из направлений, которым мы также планируем заняться, - аналитическое. Надо проанализировать, как может развиваться Союзное государство, чему следует отдавать приоритет. Наша задача - понять ситуацию и представить свое видение руководству двух стран.

Григорий Алексеевич, на днях в Москве под эгидой Постоянного комитета СГ прошла международная конференция "Будущее Союзного государства и потенциальные модели его развития". В ходе дискуссии встал непростой вопрос: нужно ли вносить в Конституции России и Беларуси статьи, касающиеся Союзного государства? В зале разгорелась дискуссия. Какова ваша точка зрения?

Григорий Рапота: Каждый международный договор требует изменений во внутреннем законодательстве. Как известно, ратифицированное соглашение уже является внутренним законом, далее его надо гармонизировать с теми законами, которые существуют в государстве. Это общая практика. Насколько я понял, дискутировали о том, что принятие Конституционного акта неизбежно повлечет за собой некие изменения внутренних законодательств двух наших стран вплоть до конституционных. Это экспертный, профессиональный разговор. Никто из присутствующих в зале не мог сказать, да и я, естественно, не могу знать, когда это произойдет, произойдет ли это вообще, произойдет ли это в той форме, которая была предложена ранее.

Вы уже обмолвились про Евразийскую экономическую комиссию. Хочется еще раз остановиться на характере взаимоотношений между "двойкой" - Союзным государством - и "тройкой" - Таможенным союзом. Это что: слияние, поглощение или у каждого свой путь?

Григорий Рапота: Уже признано всеми участниками интеграционных процессов, что в рамках "двойки" есть продвижение, значительно более заметное, чем в любых иных интеграционных объединениях. Мы уже упомянули социальную, гуманитарную сферы, можно добавить и военно-политическую. Наш опыт востребован в других интеграционных объединениях. Поэтому, если мы сохраним "пилотную" роль Союзного государства, то это будет во благо всем - России, Беларуси, Казахстану. Ведь мы у себя можем "обкатать" какие-то модели, необходимые для построения Единого экономического пространства. Например, у таможенных служб России и Беларуси существует единая информационная система. Она отработана между двумя государствами. Сейчас ее распространяют и на Казахстан. "Пилотникам" всегда сложно, потому что они первые и в своих достижениях, и в своих ошибках. Но это в любом случае шаг вперед.

О Союзе - со школьной скамьи

Григорий Алексеевич, под эгидой Союзного государства проводится много мероприятий для молодежи. Тем не менее до сих пор в школьных учебниках истории - и в белорусских, и в российских - нет даже упоминания о Союзном государстве. На экономических, юридических факультетах в вузах не изучается нормативно-правовая база Союзного государства. Можно ли как-то повлиять на это?

Григорий Рапота: Будем влиять. Во-первых, я согласен с тем, что будущим историкам, юристам, экономистам двух наших стран надо понимать сущность интеграционных процессов на постсоветском пространстве, надо знать, чем отличается ШОС от СНГ, СНГ от Евразийской экономической комиссии и Союзного государства, у кого какая правовая основа. В чем разница между режимом свободной торговли и Таможенным союзом, чем отличается Таможенный союз от Единого экономического пространства... Отдельно можно взять социальные аспекты, отдельно - экономические и отдельно - военно-политические, все разложить по полочкам и сделать интересный курс. Когда я работал в ЕврАзЭС, меня регулярно приглашали в Академию государственной службы выступать с лекциями. Все, что знал, рассказывал. Но этого мало. Нужны, конечно, учебники, нужен спецкурс.

А как быть со школьниками?

Григорий Рапота: Одна из возможных идей: проводить в школах Беларуси и России 2 апреля - в День единения наших народов - единый урок Союзного государства. Повторю, это пока идея. Но очевидно, что в образовательном процессе нужно что-то делать. Вы знаете, например, что когда распался Советский Союз и образовалось 15 независимых государств, и из них 12 вошли в СНГ, то в наших ведомствах вдруг выяснилось, что мы лучше знаем, что представляет собой Уругвай, чем, скажем, Украина или Грузия. Оказалось, что и специалистов-экспертов в российских ведомствах, досконально разбирающихся во внутриполитической ситуации, иных процессах, происходящих в этих государствах, в наших ведомствах попросту не было. Да откуда же им было взяться?

Не скажу, что мы переломим ситуацию, лишь проводя в школах день Союзного государства 2 апреля. Но мы постараемся свой вклад внести в то, чтобы немножко расшевелить эту ситуацию, побудить интерес к союзной проблематике. К сожалению, у нас так и не научились по-настоящему прививать интерес к тому, что происходит у наших ближних соседей, как и чем они живут, каковы их нравы, традиции... На фоне такого незнания сложно решать задачи интеграции.

Григорий Алексеевич, визитной карточкой Союзного государства всегда были производственные и научно-технические программы. В последнее время наметился явный акцент на проекты высокотехнологичные, наукоемкие. Какие результаты эта стратегия дает? И как вы оцениваете ход выполнения 13 союзных программ, которые были в работе в нынешнем году?

Григорий Рапота: В целом эти программы себя оправдывают. Можно оспорить степень их эффективности, но то, что в результате реализации программы создается технологически новый интеллектуальный продукт - это совершенно очевидно. Это одна из тех "скреп", если хотите, которая существует в отношениях между Россией и Беларусью. Мы сейчас хотим немножко расширить саму категорию этих взаимоотношений. Поясню. У нас есть мероприятия, есть союзные программы, есть проекты. Что такое мероприятие - все знают, что такое программа - тоже. А что такое проект, не знает никто. Мы пытаемся сейчас это сформулировать. По нашему представлению, проект не обязательно должен делаться за бюджетные средства. Даже обязательно не должен делаться на бюджетные деньги. Потому что, как только речь идет о бюджетных средствах, начинается необходимый, но долгий и мучительный процесс межведомственного согласования.

Скажем, есть такая проблема, как производство и переработка льна. Захиревшая отрасль в России, но сохранившаяся в Беларуси. И с той, и с другой стороны есть желание объединить усилия и воссоздать эту отрасль, тем более что спрос на лен сейчас возрастает. Вот вам проект, который не обязательно должен делаться на союзные деньги. Есть идеи, касающиеся автомобилестроения, и эти проекты мы бы взяли под патронаж и содействовали их реализации.

В последнее время часто упоминается союзная программа по топинамбуру. Вы как-то упомянули в одном из интервью, что даже посадили его у себя на даче. Растет?

Григорий Рапота: Рос со страшной силой! Я теперь легко верю в то, что это очень высокопроизводительный и неприхотливый продукт. Его в земле можно оставлять на зиму, а весной он опять начинает бурно расти.

О визах, "Сапсане" и советском прошлом

Не можем обойти в разговоре весьма болезненный вопрос, касающийся института союзной собственности. Он и полтора года назад стоял, и год назад. Что-то изменилось?

Григорий Рапота: Принципиально пока ничего. Признаться, по-серьезному никто этим не занимается. Я понимаю, что как бы в собственный огород сейчас камень бросаю, но зачем скрывать. В Постоянном комитете нет специалистов по регистрированию собственности, по управлению ею. Существовала межведомственная комиссия, но никакой внятной схемы у нее так и не родилось. Продолжаем над этим работать. Здесь много нерешенного: кто может управлять такой собственностью, как ее регистрировать и многое другое? Мы предложили несколько вариантов, и все они находятся в стадии проработки.

Тогда от вопросов собственности к более житейским. Не раз приходилось слышать, что неплохо было бы, если бы в Союзном государстве действовала единая въездная виза для иностранцев. В перспективе, такой визовый подход мог бы, наверное, представлять интерес и для Таможенного союза.

Григорий Рапота: Это относится к той категории вопросов, которые затрагивают суверенитет государств. Он тонкий и требует терпеливого, вдумчивого и осторожного подхода. Если же посмотреть на это с точки зрения обывателя... Недавно ко мне обратился один австрийский бизнесмен. Он говорит: как было бы хорошо, если, получив въездную визу в Россию, я автоматически имел бы визу в Беларусь. У него есть бизнес и в Москве, и в Беларуси. И вот, чтобы перемещаться из страны в страну, он всякий раз должен запрашивать визу. Есть вопрос, значит, надо над ним думать. Может быть, нужно сначала пойти на такой шаг в отношении определенной категории людей - скажем, бизнесменов, журналистов. Свое слово должны сказать правительственные эксперты, а решение - за политиками.

Григорий Алексеевич, есть еще одна проблема, о которой сообщают нам в редакцию наши читатели. Почему под эгидой Союзного государства не проводятся крупные спортивные соревнования? Почему так недружно работают спортивные федерации двух наших стран?

Григорий Рапота: Должен вам сказать, что это не совсем так. Я интересовался у некоторых федераций, поддерживают ли они контакты с соседями. Все в один голос заявляют, что да. В отношении соревнований. Когда в России проходила лига школьного баскетбола, то на закрытие сезона были приглашены представители Министерства спорта Беларуси. Теперь российские организаторы поедут в Минск и обсудят возможность участия белорусских команд в соревнованиях. Это спортивное мероприятие обретет союзный масштаб.

А вообще мы ждем любые предложения на этот счет. Все разумные инициативы поддержим.

Григорий Алексеевич, есть еще одно предложение от наших читателей, и касается оно идеи пуска скоростного поезда "Сапсан" из Москвы в Минск. Нам кажется это символичным. Насколько вообще реальна эта идея?

Григорий Рапота: Во-первых, свое слово должны сказать железнодорожники, во-вторых, экономисты, в-третьих, политики. Я знаю одно: если такое поручение будет нам дано, мы с удовольствием будем его отрабатывать в части, касающейся нашей деятельности. Мы, конечно, не эксперты, но сама идея мне нравится, что тут говорить.

Григорий Алексеевич, тогда вопрос более четкий: вы довольны уровнем товарооборота между Россией и Беларусью в этом году? В прошлом он достиг рекордных 40 млрд долларов...

Григорий Рапота: Давайте так: доволен, не доволен, это категория эмоциональная и очень персонифицированная. У нас постоянно идет рост товарооборота. В этом году прирост несколько меньше, нежели в прошлом. В причинах мы пока не разобрались, но понимаем, что объективно трудно выдерживать ритм увеличения товарооборота на 40 процентов ежегодно. Но то, что постоянно идет прирост, это, повторюсь, уже хорошо.

В определенной степени приросту способствуют взаимодействия в рамках "тройки", ведь расширяется общий рынок: Казахстан - Россия - Беларусь - Казахстан, не имеющий таможенных границ. Это упрощает ситуацию.

В нынешнем году Россия вступила во Всемирную торговую организацию. Это каким-то образом, с вашей точки зрения, повлияло на экономическое взаимодействие с Беларусью?

Григорий Рапота: Ни об одной острой проблеме, которая требовала бы нашего вмешательства, я пока не знаю. Если возникнет, будем решать. По мере поступления.

Еще один весьма чувствительный вопрос: уже не один год в отношении Беларуси Европейский союз и США используют тактику давления через экономические санкции. Теперь на таком же языке пытаются говорить и с Россией - появился так называемый "список Магнитского".

Григорий Рапота: Не только теперь, всегда пытались. Вспомните пресловутую поправку Джексона-Вэника.

Некоторые эксперты увидели в этом не просто давление на Россию, на Беларусь, но и, в общем-то, недовольство и противодействие политике интеграции. Должны ли Беларусь и Россия как Союзное государство выступить вместе и оказать противодействие этому давлению?

Григорий Рапота: Во-первых, я бы не стал преувеличивать степень опасности этого акта для интеграционных процессов. Оценку этому уже дали президенты трех государств - членов Таможенного союза.

Очевидно, что подобные акты вообще не способ выстраивания конструктивных отношений между государствами. Да и подход этот имеет двойные стандарты, потому что в отношении одних государств он один, в отношении других - другой. Но мы сейчас отвечаем на вопрос, помешает ли это процессу интеграции между нашими государствами. Считаю, что принципиально - нет. Тем более я не стал бы преувеличивать роль этих санкций, зная, насколько велик сейчас экономический интерес и к Беларуси, и к России. И не случайно представители западных фирм активно ведут свой бизнес в Беларуси, в Российской Федерации, в Казахстане. Будем работать с той категорией людей, которым это интересно.

За последние месяцы были у меня встречи с различными иностранными , в том числе европейскими бизнесменами, с политологами. Настолько реальный интерес у них к Союзному государству! Мы и стараемся как можно больше общаться, потому что должны, во-первых, сами держать двери открытыми для любых контактов и сами стремиться развивать эти контакты. Это нормально. Надо разъяснять, что Союзное государство - это не дружба против кого-то, это просто решение своих собственных задач. Во-вторых, это не воссоздание Советского Союза, потому что воссоздать его нельзя, да и незачем. У нас союз суверенных государств, здесь совершенно другая основа взаимоотношений.

А что из советского прошлого вы все-таки взяли бы в багаж? Что сегодня можно использовать?

Григорий Рапота: Я бы взял принципы и тактику работы с молодежью. С большим удовольствием вспоминаю пионерские лагеря, я бы их воссоздал сейчас. Это было здорово.

Далее, отношение к ветеранам. Причем речь идет не только о материальной стороне вопроса: она сама по себе важна, конечно, и, кстати, в советские годы была не самой лучшей. Не менее важна моральная сторона - это то уважение, подчеркнутый пиетет к людям, которые всю свою жизнь честно трудились, воевали на фронте. Я считаю это крайне важным.

Медицина. Я не беру высокотехнологичную медицину, у нас сейчас очень много хороших центров, высокотехнологичных клиник. Но тогда была, к примеру, всесоюзная диспансеризация. Про флюорографию и реакцию Манту знал каждый. Нехитрая вещь, но она требует очень высокой организации. Считаю, что государства должны это делать. Что еще? Система нравственного воспитания. Во всяком случае, понятие о нравственности быть должно.

Блиц-опрос

Григорий Алексеевич, за минувший год на белорусском языке не заговорили?

Григорий Рапота: Я стал лучше понимать белорусов. Это гораздо важнее, чем знание языка.

Как относитесь к предсказаниям о грядущем конце света? Хотя наш материал выйдет уже после 21 декабря...

Григорий Рапота: Просто не думаю об этом - все мои мысли о следующем бюджетном году.

Григорий Алексеевич, у вас в кабинете нет елочки. Скажите, вы как вообще справляете Новый год? Есть ли какие-то семейные традиции? Только не говорите, пожалуйста, что в новогоднюю ночь будете подправлять бюджет.

Григорий Рапота: Новый год, так же как и все остальные праздники, встречаю в кругу семьи: когда-то дети придут, внуки, когда-то я к ним приеду. Перезваниваемся постоянно. Все-таки семейный праздник, и я к нему так и отношусь.

Неужели оливье не едите, как все, или селедку под шубой?

Григорий Рапота: Почему бы нет, между прочим, тоже традиция.

А елку дома ставите?

Григорий Рапота: У нас есть маленькая искусственная елочка. А живую наряжаю на даче - цветными лампочками. Нет никаких шаров. Понимаете, когда маленькие дети с тобой уже не живут, этому меньше внимания уделяешь. Это же для детей все делается.

Григорий Алексеевич, а у вас была какая-то необычная встреча Нового года?

Григорий Рапота: Однажды я встречал Новый год в самолете, один раз - в поезде. Самый необычный Новый год был у меня с 1978 на 1979 год. Тогда в Москве был жуткий мороз, костры на улицах жгли. Летел я из Берлина, должен был 31 декабря утром вылететь с тем, чтобы успеть к праздничному столу. Лететь-то всего два часа было. Но началась пурга, в итоге в Москву я вылетел в 11 часов вечера. Было нас пять пассажиров, стюардесса принесла шампанское, подарки новогодние. Когда приехали в аэропорт Шереметьево, нас ждали один пограничник и одно такси. Мы впятером туда втиснулись, таксист развозил нас по всей Москве. Причем ехали мы, как в танке, - на лобовом стекле у водителя была амбразурка, а вся машина в наледи. На всю жизнь запомнил.

В новогоднюю ночь загадываете желания?

Григорий Рапота: Стараюсь не делать этого.

Чтобы потом не разочаровываться или вы суеверный?

Григорий Рапота: Хочешь рассмешить Бога, расскажи ему о своих планах. Единственное у меня пожелание всегда своим близким, чтобы они были здоровы и благополучны. Вот это самое главное.

А что пожелаете нашим читателям?

Григорий Рапота: Если исходить из того, что счастье - это состояние души, хочется, чтобы состояние души соответствовало этому представлению.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie