Хлебные крошки

Статьи

Внутриполитический процесс в России
Политика
Россия

Борис Подопригора

Чечня: снятое проклятие

Или в плюсе таится минус

Сообщение об окончании войны должно вообще-то радовать. В нашем же случае не всё так просто. Впрочем, начнем с рациональных мотивов ее официального завершения. Во-первых, с России снимается проклятье нескончаемой войны, а вместе с ним подводится черта под послеперестроечным противостоянием Москвы по-разному заявившими о себе окраинами бывшего Советского Союза. По оптимистическим прогнозам это должно придать стране большую стабильность, следовательно, привлекательность - с такого-то дня мы ничем не отличаемся от благополучной Европы.

Во-вторых, чтобы продолжить восстановление Чечни - в недавнем прошлом самого запущенного региона России - требуются существенные внешние инвестиции. В зону боевых действий их вкладывать не будут. А тут… Вот и мечеть возвели - самую большую в Европе. Подсказка главного источника вложений - очевидна. Тем более что в странах ислама проживают не менее 300 тысяч выходцев с Кавказа. Некоторые из них готовы не бесприбыльно для себя помочь исторической родине. Тем более что многочисленные общеисламские фонды, не особо уязвленные мировым кризисом, получают зеленый - в двух смыслах слова - свет. Во всяком случае, для богатеньких саудитов с их тоже небедными региональными соседями теперь не будет препятствий для кредитования единоверцев, не стесняемых блокпостами.

Отсюда - в-третьих. Снимаются барьеры на пути возвращения Чечни в единое коммуникационное пространство страны, региона, того же исламского и вообще цивилизованного мира. Значит, к уже открытым для Чечни интернету и роумингу добавляются все виды наземных и воздушных сообщений. Теперь щебенку можно везти оттуда, где она дешевле, а не из карьеров, подкармливающих комендатуры. А грозненский аэропорт, нанесенный на международные карты, уже поэтому получит такие же дотации, как Шереметьево или Пулково. Казалось бы - какие сомнения?

Они есть. И детализируются не меньшим перечнем на сей раз допущений. Допустим, в той же Чечне или окрест произойдет громкий теракт. Что это будет означать для вкладчиков и просто "города и мира"? То, что федеральная власть, слабо разбирающаяся в северокавказских делах, пошла на поводу у "лукавого" Рамзана Кадырова, путающего Чечню со всем Северным Кавказом. Насколько ответственна тогда эта власть? Кстати, локализация контртеррористической операции не ограничивается Чечней. Она проводилась на всем Северном Кавказе. А ситуация в Дагестане и Ингушетии к оптимизму пока не располагает. Иначе не было бы боестолкновений в Махачкале и Назрани с применением федеральной бронетехники.

Допустим, что властный (другие скажут - авторитарный) Рамзан Кадыров уже искоренил сепаратистское повстанчество, и в горах остаются лишь "50-60 шайтанов". Но дело, ведь, не в лукавом, попутавшем десяток-другой потомственных абреков. И дело тут не в зеленеющей тени Хаттаба-Басаева с примыкавшими к ним Дудаевым-Масхадовым. Проблема состоит в экономической турбулентности всей России. Когда питерские безработные регистрируются на бирже труда, чеченские - откапывают автомат. И никакой харизмы 33-летнего отца нации и милицейских мер здесь не хватит. Сегодня бэтээр, перекрывающий дорогу в горы, служит каким-никаким предупреждением для "кандидата в экстремалы". С уходом бэтээра все вопросы примет на себя… намекнем эвфемизмом… министерство регионального развития. Есть ли у него спецназ? И не придется ли федералам воевать в третий раз?

Допустим, что авторитета Кадырова-младшего, лично преданного федеральной власти, достаточно, чтобы Россия и остальной мир поверили в необратимость внутричеченской стабилизации. Без тени иронии добавим: Рамзан для этого сделал немало, и некоторые не самые безызвестные чеченцы из диаспор уже задумываются о возвращении на малую родину. Но как же тогда быть с "неподсудно-грешными" Ямадаевыми? Теми, что безотносительно имен своих непримиримых антиподов хладнокровно отстреливаются в Москве и Эмиратах? Или политкорректно не заметим, что за полгода страна потеряла, как минимум, одного (а может, и двух) своих Героев, которым это звание присвоено точно не за восторг от принадлежности к 1000-летней матушке-России? Не повторяя уже известные аргументы, заметим: Ямадаевы для своей республики - это совсем не Петровы - для остальных регионов страны. Когда главный грозненский стабилизатор обвиняет их в пособничестве Басаеву, встает вопрос о качестве этой стабилизации. Ибо мотив "прекрасной Маркизы" диссонирует с гимном во славу кавказского мира.

И последнее. Операцию, как и войну, не закончить в заранее объявленные "6 часов вечера". Для завершения Великой Отечественной потребовалось знамя 150-ой Идрицкой стрелковой дивизии на куполе рейхстага. Теперешнюю кавказскую кампанию, "настоянную" на 15-летнем чеченском общероссийском лихолетье, может завершить не политический рескрипт, а совместное возложение небогатых чеченских цветов на алтарь примирения матерей-вдов. Пусть к этому алтарю подойдут Аймани Кадырова и Кусама Масхадова. Контртеррористическая операция закончится, когда они обнимутся с матерью первого русского солдата, погибшего зимой 1994-го.

Борис Подопригора,
бывший замкомандующего Объединенной группировкой войск (сил) в Северокавказском регионе РФ

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie