Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Борис Михайлов

Чечня: задачи, которые нужно решить

Говорить о полном восстановлении мира и порядка в республике пока преждевременно

Общая ситуация в Чеченской республике после проведения там конституционного референдума 23 марта с.г. безусловно перешла в новое качество. Чтобы там не говорили внутренние и внешние критики, референдум дал толчок новым позитивным тенденциям в жизни чеченского общества и наглядно продемонстрировал стремление большинства чеченцев к миру и сохранению единства с Россией. Он также показал, что могут быть и другие политические варианты решения чеченской проблемы, кроме переговоров с Масхадовым и стоящими за ним "вождями чеченского сопротивления", к которым кое-кто усиленно подталкивал в последнее время Москву.

Конечно, говорить о восстановлении мира и порядка в республике пока преждевременно. Но тот факт, что Чечня начала постепенно возвращаться в политико-правовое поле Российской Федерации объективным наблюдателям отрицать трудно. В немалой степени это обусловлено тем, что Федеральным центром и временной республиканской администрацией проделана значительная работа по формированию в республике дееспособных правовых институтов и местных силовых структур.

В настоящее время в составе МВД Чечни насчитывается уже более 12 тысяч сотрудников. Кроме того, с лета 2002 г. чеченские формирования включены и в состав дислоцированного в республике контингента Минобороны России. Это свидетельствует о том, что уровень взаимного доверия между российскими военными и чеченскими силовыми структурами продолжает расти. При военной комендатуре Чечни имеются две чеченские роты специального назначения, а в составе частей армейской военной разведки действует отряд спецназа ГРУ под командованием Саид-Магомеда Какиева.

На счету этих подразделений, укомплектованных, кстати, в значительной степени перешедшими на сторону федеральных сил бывшими боевиками, числится уже немало успешных операций. По оценке российских офицеров, эффективность действий "чеченского" спецназа в ходе рейдов против террористических бандгрупп в горах часто бывает значительно выше, чем у аналогичных федеральных спецподразделений. Что и неудивительно, ведь они сами не так давно были в "шкуре" своих нынешних противников.

Новый толчок процессу политического урегулирования в Чечне призвана дать широкая амнистия участникам незаконных вооруженных формирований, не запятнанных тяжкими преступлениями. Шансов на амнистию не будет только у особенно закоренелых главарей террористов, а также объявленных в международный розыск иностранных наемников. Кроме того, продолжаются контакты с теми силами "по ту сторону фронта", которые осознали бесперспективность идей "ичкерийской независимости" и "мирового джихада" против России. В частности, ведутся переговоры с рядом влиятельных депутатов т.н. "масхадовского" парламента Ичкерии созыва 1997 года.

Позитивный отклик среди населения Чечни, безусловно, нашло и решение правительства РФ о выплате компенсаций всем гражданам, потерявшим в результате боевых действий свои дома. По словам главы Администрации ЧР Ахмада Кадырова, каждая пострадавшая семья может рассчитывать на выплату в размерах 400-450 тысяч рублей. Свою позитивную роль играют и проводимые правительством Чечни мероприятия по поэтапному налаживанию мирной жизни и восстановлению экономики республики, возвращению беженцев, строительству жилья, улучшению систем образования и здравоохранения и т.д.

Конечно, все эти процессы идут не так гладко, как хотелось бы. Существует масса порожденных годами войны и хаоса проблем, с которыми придется сталкиваться еще очень долго. Наиболее серьезной проблемой, несомненно, остается обеспечение безопасности в республике. Лидеры "непримиримых" экстремистов продолжают активные попытки дестабилизировать ситуацию в Чечне и сорвать восстановительные процессы. Бандгруппами систематически проводятся теракты против федеральных сил, представителей местных властей и правоохранительных органов, а также и против мирного населения. В последнее время вновь участились случаи похищения людей, причем бандитами нередко используются военная форма и техника с опознавательными знаками федеральных войск.

Хотя прежней широкой социальной базы в Чечне у сепаратистов и экстремистов уже нет, а финансовая "подпитка" из-за рубежа резко сократилась, они пока способны периодически проводить отдельные вооруженные вылазки против федеральных войск и террористические "акции устрашения", в т.ч. и за пределами Чечни. Главари чеченского "сопротивления" и идеологи ваххабизма также продолжают активную пропаганду своих идей среди молодежи Чечни и соседних с ней республик, стараясь пополнить свои ряды свежими силами. Они же, пользуясь безработицей и трудным материальным положением многих чеченских семей, провоцируют "фугасную войну" в городах и на дорогах республики, выплачивая долларовые "премии" за каждый заложенный подрывной заряд.

Судя по всему, немалые надежды лидеры экстремистов связывают и с организацией "внешнего давления" на Россию по чеченской проблеме. Не случайно, их эмиссары развили бурную активность в Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ), где они находят горячую поддержку у целого ряда европейских "либеральных депутатов". Красноречивое свидетельство этому – принятие на апрельской сессии ПАСЕ резолюции по Чечне, в которой предусматривается возможность создания международного трибунала по расследованию военных преступлений в Чеченской республике.

Продолжаются и попытки руководства чеченских террористов с помощью российских и зарубежных "правозащитников" перенести политико-пропагандистское противоборство по чеченской проблеме в стены ООН. Не так давно, базирующаяся в США международная правозащитная организация "Хьюман Райтс Уотч", ссылаясь на данные некоего "секретного доклада" администрации Чечни президенту России, в котором якобы российские военные обвиняются в "массовых казнях" мирного населения, потребовала принятия ООН новой резолюции по Чечне.

Эта резолюция должна обязать Россию "активизировать процесс обеспечения ответственности на национальном уровне; опубликовать полную и подробную статистику по расследованиям нарушений; направить приглашения посетить регион профильным механизмам ООН по правозащитному мониторингу, а также дать согласие на присутствие в Чечне ОБСЕ с весомым правозащитным мандатом". Выдержки из "секретного доклада" опубликовала неизвестно откуда его взявшая французская либеральная газета "Ле Монд". Естественно, что заявления Ахмата Кадырова, категорически опровергшего существование подобного доклада, во внимание на Западе приняты не были.

Вожди "Свободной Ичкерии" стремяться использовать в своих целях и известные противоречия между Россией и США по иракской проблеме. В самый разгар военных действий в Ираке т.н. "министр иностранных дел Чеченской Республики Ичкерия" Ильяс Ахмадов выразил горячую поддержку действиям США. "Министр" пояснил, что руководство Ичкерии поддерживает США, поскольку "чеченский народ испытал на себе все последствия деспотического режима". При этом, по мнению Ахмадова, действия мирового сообщества по урегулированию кризиса в Ираке "должны идти рука об руку с действиями направленными на разрешение российско-чеченского конфликта".

Вслед за своим "министром" на эту же тему высказался и сам "президент Ичкерии" Аслан Масхадов. Он, в частности, заявил, что "чеченцы находятся на самой передовой в борьбе с международным терроризмом", руководство которого, естественно, "находится в Кремле". Масхадов также утверждал, что ведущаяся экстремистами "борьба за свободу" тесно перекликается с действиями антитеррористической коалиции и выразил надежду, что США заявят о "колониальном характере античеченской войны" и о том, что "эта война была развязана для прикрытия глобального наступления на свободный мир".

Все это свидетельствует о том, что в своих планах лидеры экстремистов по-прежнему рассчитывают на "решительное и жесткое вмешательство международного сообщества" в чеченскую проблему, что в сочетании с "непрекращающейся партизанской войной" в самой республике должно, в конечном счете, вынудить Москву сесть за стол переговоров с Масхадовым и прочими деятелями "Свободной Ичкерии". С другой стороны, влиятельные круги за рубежом не прочь разыграть "чеченскую карту" в своей "большой игре" по вытеснению России на периферию мировой политики и ограничению ее роли и влияния в международном масштабе в целом и в Кавказском регионе в частности.

Что же делать в этой ситуации? Прежде всего, необходимо понять, что "простого и быстрого" решения чеченской проблемы просто не существует, несмотря на всю соблазнительность различных предлагаемых вариантов действий в этом ключе в свете предстоящих парламентских и президентских выборов. Поэтому руководству страны и российскому обществу надо настраиваться на долгую, тяжелую и кропотливую работу по поэтапному восстановлению в Чечне нормальной в общепринятом понимании этого слова жизни. По оценкам некоторых экспертов, этот процесс, который будет естественно переживать свои подъемы и спады, может занять 15-20 лет. Причем, его успех будет напрямую зависеть от кардинального улучшения экономической, социальной и правоохранительной ситуации в самой России в целом.

В ближайшее же время Федеральному центру и администрации ЧР видимо придется сосредоточить свои усилия на наиболее важных и очевидных направлениях своей деятельности.

Прежде всего, в политической сфере предстоит закрепить итоги мартовского референдума путем проведения в конце 2003 – начале 2004 гг. выборов в новые конституционные органы власти. Затем видимо последует подписание соглашения между новыми властями республики и Федеральным центром о разделении полномочий, что в принципе должно положить конец всем разговорам о сепаратизме и независимости Чечни от России. В то же время, руководству РФ придется, видимо, еще довольно долго противостоять давлению по линии ПАСЕ, ЕС, ОБСЕ и т.д., доказывая зарубежным "либерал-демократам", что террористы не могут быть участниками политического процесса. Вряд ли успокоятся и отечественные "правозащитники".

Одним из критических вопросов остается проблема укрепления доверия населения Чечни к федеральным и местным органам власти. Для этого все обещания и обязательства властей перед людьми должны неукоснительно и честно соблюдаться. Распределение выделяемых на социальные нужды и восстановление экономики средств из федерального бюджета должно быть максимально адресным и прозрачным для общественности. Виновные в совершении преступлений и коррупции на территории ЧР федеральные чиновники и военнослужащие должны безусловно и гласно привлекаться к строжайшей ответственности. В связи с передачей руководства антитеррористической операцией в Чечне от ФСБ к МВД видимо будет целесообразно существенно расширить властные полномочия МВД ЧР и передать ему большую часть правоохранительных функций, ранее возлагавшихся на федеральные формирования, временно командируемые в Чечню из других субъектов РФ.

Большое значение в этом вопросе будет иметь и должная организация проведения амнистии участников незаконных вооруженных формирований. Реализация гарантий сложившим оружие боевикам, обеспечение их безопасности и механизм возращения к мирной жизни должны находится под непосредственным вниманием и контролем всех заинтересованных российских гражданских и военных инстанций как в Чечне, так и в Москве. Можно предвидеть, что одной из наиболее острых станет проблема трудоустройства бывших боевиков. Рабочих мест в республике остро не хватает, а эти люди слишком привыкли к оружию и часто больше ничего не умеют, кроме как воевать. Возможно, какую-то часть бывших членов НВФ можно после тщательной проверки влить в силовые и охранные структуры ЧР. Однако этого будет явно недостаточно. Видимо, стоит подумать о разработке специальной федеральной или республиканской программы адаптации и профессионального обучения для бывших членов НВФ, посильного содействия им в занятии легальным (!) мелким и средним бизнесом и т.д. Естественно, под это надо будет изыскать средства.

Борьба же с "непримиримыми" бандгруппами, продолжающими диверсионно-террористическую деятельность в республике, должна активнее перемещаться из сферы войсковых операций и "зачисток" населенных пунктов в область проведения "адресных" и "точечных" спецопераций по ликвидации подпольных баз НВФ и их ключевых лидеров. Ввиду этого численность гарнизонных войск в ЧР желательно свести к необходимому минимуму, а в республике оставить преимущественно реально воюющие подразделения спецназа и военной разведки. Для повышения эффективности спецопераций потребуется активная помощь местного населения. В этом плане небезынтересна инициатива члена Совета Федерации от Чечни Ахмара Завгаева по созданию некоммерческого фонда для выплаты денежных вознаграждений жителям Чечни за информацию о местонахождении лидеров НВФ или планируемых ими терактах. Тем более, что фонд будет пополняться за счет общественных организаций, частных пожертвований, а также средств чеченских бизнесменов.

Еще одним важнейшим участком деятельности российской власти в Чечне остается борьба "за умы и сердца" простых чеченцев, прежде всего молодежи. Ситуация здесь крайне сложная: существенное число чеченских подростков, юношей и девушек находятся под влиянием главарей подпольных бандгрупп и религиозных экстремистов, пропагандирующих идеи "священной войны с неверными". Часть из них вовлечена и в террористическую деятельность или криминальный бизнес, в т.ч. в составе организованных чеченских преступных группировок в городах России. В связи с этим данная работа должна вестись наступательно и гибко, с широкой опорой на тех чеченских авторитетных политиков, деловых людей и религиозных деятелей, которые хотят мира для своей земли и искренне приняли идею единства Чечни с Россией.

Главное здесь не допустить взрывного распространения среди молодых людей идеологии радикального исламизма, что может иметь тяжелейшие последствия. Чеченская молодежь должна поверить, что ее таланты, энергия, рабочие руки нужны единой многонациональной России и будут ею востребованы, что в России они могут получить достойное образование, заниматься бизнесом, спортом, наукой или искусством. Конечно, сделать это, принимая во внимание сложную социально-экономическую ситуацию в самой России, будет весьма непросто и потребует много времени, средств, искусства и терпения. Но если ничего не делать, ситуация здесь может принять необратимый характер.

Таким образом, в нынешних условиях перед российской властью в Чечне стоят весьма сложные и ответственные задачи, от успешного решения которых зависит не только дальнейшая судьба самой этой республики, но и возможно судьба всей многонациональной России.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie