Хлебные крошки

Статьи

С.Епифанцев
Россия и Русский мир
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Чего мы ждем от России?

Еще вчера абсолютно точным ответом было бы: ни-че-го!

Чего ждут российские соотечественники в странах Центральной Азии от России? Как ни парадоксально, но еще вчера абсолютно точным ответом было бы: ни-че-го! И этому есть вполне конкретные причины и объяснения. Для понимания ситуации надо слегка углубиться в историю русских в странах региона.

Особый подвид русского человека

Современная русская диаспора региона формировалась на протяжении двух последних столетий. Жизнь пионеров, когда надо было быть готовым и осваивать эти земли и заодно всегда быть готовым взять оружие в руки, сформировала особый подвид русского человека, стойкого к трудностям и лишениям, трудолюбивого и если и не совсем лишенного традиционных русских пороков, то в значительно меньшей степени им подверженного. К этому можно добавить, что жизнь в приграничье бок о бок с коренным населением выработала и высокую межнациональную толерантность, а иначе здесь и прожить было бы невозможно. В конце XIX века и начале XX-го в эти края переехало немалое количество людей из числа служилого люда, интеллигенции, предпринимателей и, надо полагать, немало авантюристов. После Октябрьской революции образовался сплошной поток переселенцев, беженцев, ссыльных, репрессированных и т.д. Соединившись с предыдущими волнами переселенцев, они и дали ту ядреную смесь, которая сегодня называется русскими Центральной Азии, в крови которых чего только не найдешь. Благодаря высокому уровню образования и культуры переселенцев XX века, русские стран ЦА вовсе не были «зачуханными» провинциалами. Они являлись носителями хорошего русского языка, в регионе были хорошо развиты театр, опера, балет, изобразительное искусство. До сего дня отдельные оперные певцы, балетные танцовщики успешны на мировой сцене. И это, конечно, заслуга русских.

Так почему же в новейшие времена русские ничего не ждали от России? Ответ на поверхности. Развал Советского Союза оказался подлинной трагедией для огромного количества русских людей, которые мало того, что внезапно остались без денег, без работы, но еще плюс ко всему внезапно попали в положение неведомой тогда «диаспоры», т.е. по сути остались без Родины. Это была трагедия, суть которой не столь уж многие понимали внутри России. В том числе и российские элиты, которые спешно рвали на части бывшую общую собственность и боролись за власть. И которым было вовсе не до наших страданий. Фактически Россия в то время бросила своих граждан на произвол судьбы, и более того, усугубила вопрос, поставив многочисленные рогатки на пути русских, желавших вернуться на родину предков. К примеру, получение российского гражданства было достаточно изматывающей, тяжкой процедурой. А сколько возникало чисто бытовых проблем! Тем не менее, миллионы русских своими силами переехали в Россию, и их невидимые миру слезы так и остались невидимыми.

Те русские, которые все же остались, проявили в полной мере силу духа. Они быстро поднялись. В каждой стране по-разному, но, как правило, все они заняли нишу местного среднего класса. Если, например, говорить о Киргизии, то русские здесь живут выше общего среднего уровня. Как правило, в русской среде весьма мал слой люмпенов. Соответственно и психотип у этих людей сложился, можно сказать, эволюционно соответствующий. Они привыкли полагаться только на свои силы, привыкли во что бы то ни стало держаться на ногах. Возможно, все это звучит несколько пафосно, но это правда. Например, нам непонятно и порой забавно смотреть российские телеканалы, когда россияне жалуются на все в жизни, к примеру в ЖЭК о протечке крыши или крана. Россияне даже не понимают своего счастья, что им есть куда и кому жаловаться. Нам некому жаловаться, мы просто чиним, делаем и только потому выживаем.

При этом русские в нашем регионе очень мало политизированы, хотя внимательно следят за общей политической ситуацией. Хотя бы просто потому, что сразу же после получения суверенитетов во всех странах региона развитие пошло по пути этнократии. И ни у одной из клановых национальных групп нет интереса к политической деятельности русской диаспоры. Нет такого интереса и у России, а потому немудрено, что в диаспоре доминирует принцип «не жди, не надейся, не проси».


Чего мы, русские, ждем от России сегодня?

Какова же ситуация сегодня? В реалиях практически не изменилось ничего, а концептуально очень многое. Принципиальным и архиважным (как говаривал дедушка Ленин) является тот факт, что Россия в лице своего руководства провозгласила (только так пафосно, и другого определения не подберешь) новую политику в отношении соотечественников за рубежом. Вполне понятно, что Россия, претендующая на роль великой державы, просто не могла оставить втуне, без внимания огромную их армию. Ведь в зависимости от формулы понятия «соотечественник» количество этих соотечественников колеблется от 25 до 300 млн. человек. От этой виртуальной цифры может закружиться голова у любого политика. Если России вместе с нами, «соотечественниками за рубежом», удастся построить полноценный «Русский мир», то стоимость и результативность такого проекта будут чрезвычайно велики.

Именно этим принципиальным обстоятельством объясняется изменение русского вектора в регионе. К тому же, если говорить о Киргизии, то очевидно, что вопрос о нахлебничестве просто не стоит, мы далеко не африканские беженцы. Практически Москва получила в лице диаспоры огромный и реальный потенциал людских да и материальных ресурсов. Ведь сегодня каждый самодеятельный переселенец перевозит с собой и инвестирует в Россию минимально десятки, а то и сотни тысяч долларов. Это покупка квартиры, имущество, а нередко и бизнес. Даже навскидку это сотни миллионов долларов и потенциал в этом ракурсе далеко не исчерпаны, а кроме того, Россия получает граждан, абсолютно адаптированных к рынку, которые до сих пор самостоятельно переезжали и устраивались на местах порой вопреки, а не благодаря. Только из Казахстана и Киргизии Россия получила по разным оценкам не менее 4 млн. граждан. Кто-нибудь пробовал взвесить этот вклад?

Что мы, русские, ждем от России сегодня? Ожидания эти вытекают из тех проблем, которые мы имеем в странах проживания. Впрочем, главное на первом этапе мы уже получили. Это закон об упрощенном принятии гражданства (сохраняется надежда, что в новом «законе о соотечественниках» это будет закреплено) и «Программа переселения».

Пока вторично, что чиновники, как всегда, заволокитили вопрос, и, по сути, «Программа переселения» еще толком не работает. Дело в том, что русские в регионе живут под постоянным националистическим давлением. Осознание того, что мы не в тупике, что у нас есть реальный и доступный шанс без проблем уехать, кардинально меняет психологическую ситуацию. Даже местный националистический актив, несмотря на яростное давление на русских и русский язык, смущает внезапная возможность быстрого и беспроблемного исхода русского населения. Даже националисты понимают негативные последствия исхода русского населения для экономики, социальной сферы и пр.

Понимают и властные элиты. Как результат, власти начинают предпринимать кое-какие меры для ограничения националистической риторики в прессе. В этом плане мы ждем того, чтобы «Программа переселения» реально заработала. Прекрасно, что на переселенческий рынок выйдут дополнительно еще с полсотни регионов России. Конечно, русские в обозримой перспективе не выедут полностью из Центральной Азии, но мирный и планомерный исход русского населения сильно оздоровит ситуацию. И при этом, объективно говоря, повысит востребованность остающихся, что, впрочем, уже наблюдается. В условиях хронического и катастрофического падения профессионального образования, специалисты практически любых специальностей востребованы и хорошо оплачиваются по местным меркам.

То есть, по сути, в результате реализации программ по репатриации и переселению Россия может получить людские ресурсы, а с ними прямые и скрытые инвестиции. Желающие вернуться на Родину предков должны получить эту возможность относительно просто, без больших проблем. Для остающихся русских при этом освобождается рынок труда, и националистическое давление постепенно будет сдуваться, как, например, это уже имеет место в Узбекистане, или переориентироваться на другие национальные группы. В этом, конечно, тоже нет ничего хорошего. Но что есть, то есть.


Партнерские отношения в пространстве Россия – диаспора

Чего же и как мы еще хотим, кроме того, что уже есть? Русские нашего региона в большинстве своем хотят сотрудничества с Россией на паритетных началах. Конечно, мало кто откажется от «халявы», если таковая будет, но это не принципиально. Конечно, социально обездоленные старики в регионе нуждаются, безусловно, в поддержке, причем по понятным причинам больше, чем старики в самой России. За прошедший период все внимание России концентрировалось на проведении чисто гуманитарных программ и фольклорных мероприятий. Не отрицая важности этого направления, хочу отметить, что сегодня поддержки соотечественников, поддержки русского языка и культуры только на фольклорном уровне явно не достаточно.

Отрадно сегодня наблюдать появление новых направлений в работе с соотечественниками, появление качественно новых мероприятий, проводимых самими соотечественниками. Ведь уже совершенно очевидно, что если мы хотим иметь сильную и влиятельную диаспору, то необходим переход на партнерские отношения в пространстве Россия – диаспора. Российскими соотечественниками за прошедшие годы накоплен мощный опыт жизни в диаспоре, который может быть полезен России. В процессе организации партнерских отношений стоит воспользоваться и опытом наиболее успешных мировых диаспор, но на базе своего собственного приобретенного опыта.

На мой взгляд, необходимо создать условия для реализации таких системных взаимосвязанных проектов на местах, которые, с одной стороны, будут гарантированно реализовывать потребности российских соотечественников, будут отталкиваться от принципа самоокупаемости, а с другой стороны, смогут стать центром развития, катализатором (и возможно, спонсором) возникновения и развития следующих программ и проектов. Такой подход к работе у большинства не вызывает оптимизма и не приветствуется. И их можно понять. Но можно и посочувствовать. Время диктует новые правила и требует новых решений. Причем зачастую немедленных.

Основной посыл – постепенный отход от программ, работа которых основана только на привлечении и освоении спонсорских средств (конечно, кроме проектов благотворительной направленности). Для первоначального финансирования должны быть представлены проекты, позволяющие на принципах самоокупаемости вернуть затраченные на их воплощение средства, либо гарантирующие направление доходной части своего бюджета на новые культурологические, образовательные и т.п. проекты. При этом первоначальный проект становится центром реализации целого направления или даже спектра направлений. Тем самым создается единая «сеть» взаимосвязанных и состоятельных в финансовом плане проектов и программ. Такая схема работы позволит вывести на новый уровень отношения Россия – соотечественники.

Исторически так сложилось, что русские за всю свою историю никогда не могли создать сколько-нибудь эффективной и структурированной диаспоры. Предлагаемая схема работы может стать той самой основой, которая позволит русской диаспоре не только самореализоваться, принять активное участие в общественно-политической жизни стран проживания, но и достойно представить интересы России в регионах.


Ключ от Центральной Азии – русский язык и культура

Россия на сегодня вполне четко и недвусмысленно обозначила свои политические и экономические интересы в регионе, и от этого надо отталкиваться. Нам понятно: маловероятно, что интересы соотечественников будут приоритетны по отношению к этим политическим и экономическим интересам, иллюзий особых здесь нет. Россия явно продолжит до поры до времени закрывать глаза на внутреннюю политику стран региона по отношению к соотечественникам. Но во всяком случае, есть надежда (а после известных событий 2008 года это уже почти уверенность), что не допустит крайних, радикальных форм. Речь понятно о чем.

Чего бы мы хотели? Ключевыми в этих условиях я нахожу вопросы поддержки русского языка, культуры и образования. Не только как естественной среды обитания русского человека, но и как важнейший фактор обеспечения Москвой своих интересов в регионе. Не секрет, что лояльность и достаточно толерантное отношение к России до сих пор диктуется тем, что практически вся нынешняя элита получила образование на русском языке и зачастую в российских вузах. Это не довод для них, чтобы любить особо Россию и русских, но из «объятий» русского образования ни психологически, ни на практике вырваться для этой группы невозможно. Однако совсем иная ситуация с новой генерацией политиков, экономической элиты. Как правило, дети элиты получают образование на Западе, и это уже ощущается очень четко внутри стран Центральной Азии. Эти люди уже вполне отчетливо ориентированы на западные ценности. Россия для них вполне отвлеченное понятие, всего лишь бывший колонизатор. Смягчает ситуацию тот момент, что практически все они русскоязычны и школьное образование получили на русском языке.

Но и здесь имеется тенденция к отмиранию. Количество школ с преподаванием на русском языке стремительно сокращается. Сегодня в угоду западным донорам в школах и вузах реализуются программы по навязыванию новых «ценностей» и «культурных ориентиров». Нам на смену идет поколение, для которого и совместная история в составе СССР, и нынешняя Россия – абстрактность, строка в учебнике, не более. Дети перестают понимать, что такое хорошо и что такое плохо с позиции русской культуры и русской цивилизации. Постепенно для них именно «плохо» становится нормой. Говорить о воспитании детей в многовековых традициях русской культуры, конечно, уже не приходится. Мы несем невосполнимые потери в рядах новых поколений. Ребятам из региона ЦА с каждым годом все сложнее поступать в высшие учебные заведения России. Причин тому много: все большее расхождение школьных программ, нехватка квалифицированных преподавателей, сокращение сферы применения русского языка и многое другое.

Все это происходит на фоне гуманитарной экспансии других государств. В Киргизии уже действуют 14 турецких лицеев. 2 февраля комитет Жокорку Кенеша (парламент Киргизии) одобрил соглашение с Китаем о строительстве школы китайского языка – элитной средней школы. Реализовать проект предполагается в короткие сроки.

На мой взгляд, вполне актуальным на сегодня является вопрос создания в регионе системы киргизско-российского, казахско-российского и т.д. образования по интегрированным программам и учебникам. Именно поэтому в 2006 году была разработана Концепция создания русской гимназии в г. Бишкек. Сеть подобных учебных заведений должна стать залогом сохранения единого образовательного пространства и будет гарантировать получение образования на русском языке в среде русской культуры. Кроме того, такие школы должны быть открыты для детей всех национальностей, для которых такое образование будет, безусловно, привлекательным. Создание или вернее воссоздание системы образования, тождественного российскому, должно производиться главным образом в соответствии с требованиями нового времени, т.е. на условиях самоокупаемости. И отвечая на поставленный в заголовке вопрос, мы можем сказать, что, в том числе ждем поддержки в запуске подобных проектов. Результаты такой политики в ближнесрочной перспективе очевидны и не требуют комментариев.

(Продолжение следует)

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie