Хлебные крошки

Статьи

Русские в дальнем зарубежье
Общество
Европа

Димитрий Бабич

Черногория: русские идут

Как здесь живется нашим соотечественникам

По Леониду вполне можно сверять часы. Ровно в восемь утра он выезжает из своего уютного домика на окраине портового города Бар в сторону центра, в половине девятого останавливается у любимой закусочной, где неизменно выпивает чашку кофе, без пятнадцати минут девять – паркует свой престижный "БМВ" на платной стоянке, и, наконец, в девять уже восседает в директорском кабинете принадлежащей ему фирмы. Леонид говорит, что его чрезмерная пунктуальность у многих на Балканах до сих пор вызывает некоторое удивление. Дескать, жизнь в живописном приморском городе всегда течет медленно и размеренно, никто никуда не торопится, а все – даже самые важные – проблемы решаются по настроению. Четкого графика в своей работе придерживаются, в основном, водители автобусов и сотрудники коммунальных служб, но местным жителям и в голову не приходит поднимать скандал и жаловаться в местные органы власти, если тот же автобус опоздал минут на 15-20, а мусорная машина приехала не рано утром, а, скажем, в обед. Бизнес же Леонида не относится к разряду "структуры, которой необходимо соблюдать расписание". Впрочем, сам предприниматель уверен, что его старая русская привычка "суетиться там, где нужно" и помогла ему преуспеть на чужой земле. Впрочем, чужой Черногорию Леонид отнюдь не считает.

В Союзную Республику Югославию бывший учитель из Санкт-Петербурга Леонид Камышев приехал в конце девяностых. На родине его узкая специализация – балканские языки – не приносила необходимых средств для содержания семьи. Тех незначительных денег, которые он получал за переводы и частные уроки, хватало лишь на оплату коммунальных услуг и более чем скромное пропитание. Как-то раз знакомый-черногорец предложил ему попробовать свои силы в городе Бар. Суть работы заключалась в поисках богатых клиентов для одной из югославских туристических компаний. Всем иностранцам, желающим "весело и с размахом" провести свободное время в Черногории, предлагались аренда роскошной яхты, элитных внедорожников для экзотических путешествий в горы, охоты, рыбалка, проживание в частных пансионатах и т.д. Оформив все необходимые документы, Леонид приехал в Черногорию.

"Поначалу работать приходилось практически без выходных, - рассказывает Камышев, - искать клиентов для местной фирмы мне, как иностранцу было сложно вдвойне, ведь у меня не было ни устоявшихся связей, ни первоначального капитала. Кроме того, у таких агентов как я, было множество конкурентов, которые поджидали своих потенциальных клиентов в аэропортах, на пристанях и автовокзалах. Меня очень выручило знание сербскохорватского языка и пусть даже поверхностное знание английского и немецкого".

Дальнейшая история Леонида и впрямь может показаться сказкой-небылицей. Уже через два месяца работы питерский гость смог завоевать доверие клиентуры. Артисты, художники, музыканты и другие представители творческой элиты из более чем 10 стран мира все чаще обращались в компанию, которую представлял Камышев. В итоге дело стало процветать настолько, что Леонида сделали помощником директора, а после отставки главы фирмы – и ее руководителем. Со временем он забрал в Черногорию свою семью. "Я нисколько не жалею. В конце концов, в Россию мы с семьей ездим по меньшей мере два раза в год, - говорит Леонид. - Здесь же я состоялся не только как предприниматель, но и как член общества. Вообще, черногорцы – очень милый и добродушный народ. Я полагаю, что трудолюбивый и открытый человек здесь никогда не пропадет"…

Трудно сказать, сколько именно в Черногории сейчас проживает выходцев из России. В последнее время в регионе уже нет традиционного разделения на "иммигрантов", "наемную силу" и "русских бизнесменов". И те, и другие, и третьи зачастую имеют либо российский паспорт, либо вообще двойное гражданство, что позволяет лишь изредка наведываться на родину, не оставляя при этом надежды вновь вернуться на Балканы.

Черногория знала если так можно выразиться две волны иммиграции из России. Первая – в начале 20-х годов прошлого века, когда недовольные Советской властью аристократы, монархисты и белогвардейцы добираясь до берегов Италии, останавливались у черногорского побережья, и, видя сходство языков и тождественную религию, оставались в Черногории навсегда. Вторая волна пришлась на послевоенный период, когда бывшие советские партизаны, воевавшие в отрядах Тито, женились на югославских женщинах, и, опасаясь репрессий, также предпочитали не возвращаться в СССР. Представители так называемой "наемной силы" стали массово прибывать в Черногорию только в последнее время. В основном, это жители российской глубинки, те, кто не смог найти достойной работы дома. Как правило, в этой республике они заняты на низко квалифицированных работах, представляя обслуживающий персонал гостиниц, ресторанов и придорожных забегаловок. Русских бизнесменов здесь, естественно, меньше всего. Однако, масштаб их деятельности и впрямь поражает – от сервисных центров и закрытых пансионатов до элитных ресторанов и ночных клубов. "Интерес к российским традициям в балканском регионе очень высок, - рассказывает "РМ" владелица небольшого русского ресторанчика в Цетинье Виолетта Немировская, - у нас часто бывают не только гости из России, но и те россияне, кто решил провести свою жизнь именно в Черногории. Хотя здесь много русских клубов, особенно в районе побережья, россияне, живущие здесь, предпочитают вот такие небольшие заведения, где можно собраться, обсудить проблемы и поделиться своей радостью. Как мне кажется, эти люди не выглядят несчастными, хотя у каждого свои заботы"…

Положение этнических русских в Черногории для "РМ" комментирует аналитик общественной организации "Будущее" Радомир Яминович: "Вообще-то Черногория – совсем небольшое государство. Говорить о существовании каких-то глобальных проблем у "здешних россиян" совсем не приходится. Они гармонично вписываются в наше общество и живут теми же заботами, которые лежат на всех нас. И по выходным они так же собираются в своих излюбленных ресторанчиках, проводят время на природе в горах или у моря и ходят в церковь. Государство старается их поддерживать – существует целый ряд социальных программ, а многочисленные частные фонды время от времени выделяют им как кредиты, так и безвозмездную помощь".

По мнению экспертов, с окончательным распадом союзного государства Сербия и Черногория Подгорица получит дополнительные возможности для экономического роста. Прежде всего потому, что отныне львиная доля прибыли от туристического бизнеса не будет делиться между двумя республиками. Фактически это означает, что уже в самое ближайшее время в турбизнес, имеющий для черногорцев национальное значение, будут вложены дополнительные средства. Соответственно, для всех, кто считает Черногорию своей второй родиной (в том числе и россиян) открываются новые горизонты...

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie