Хлебные крошки

Статьи

Николай Кабанов // "Вести сегодня"

Что не рассказывают Латвии о Вентспилсе

Основные деньги от нефтетранзита шли не в бюджет страны, а в мутноватенькие оффшорные зоны

Рижане, в последнее время проезжающие в направлении столицы РФ, наверняка подмечают возросший объем товарных составов, движущихся им навстречу. Преобладают цистерны. Согласитесь – если это "блокада" Латвии со стороны России, то какая–то странная. Но об этом вопиющие транзитные олигархи через прикормленные ими СМИ отчего–то молчат.

Священная корова республики

Вентспилс вообще стал источником невероятных мифов. Вот один мой знакомый, работающий на московское информационное агентство, попросил найти в бюджете ЛР на 2003 год статью, в которой были бы обозначены доходы от транзита нефтепродуктов. Рылись-рылись – а бюджет представляет собой три тома больше чем на тысячу страниц, – и не обнаружили. А ведь мы привыкли слышать, что нефтетранзитная отрасль как бы держит на себе всю экономику Латвии!

Взглянем на вещи реально. Вентспилсский припортовый завод – ударная комсомольская стройка времен развитого социализма, являлся типичным порождением советской эпохи. В угаре национального суверенитета подобные предприятия – от колхозов-миллионеров до гигантов ВПК, разрушались в Латвии сотнями. Но Вентспилсу удалось выжить, потому что он выбил для себя в Москве преференции 10 лет назад – именно тогда, когда наработанные народнохозяйственные связи рвались, и десятки тысяч людей оставались без работы. Более того – LatRosTrans пролоббировал для себя налоговые льготы, которые будут действовать, даже когда Латвия вступит в ЕС!

Все 90-е годы и кусочек XXI века труба работала "как при Брежневе" – за тем исключением, что основные деньги от нефтетранзита шли не в бюджет страны, а в мутноватенькие оффшорные зоны. А сейчас пришел черед – и возмущаться по сему поводу нужно не столько по адресу злокозненных московских интриганов, желающих заполучить суверенную латвийскую трубу, а в отношении г-на Репше, которого, если кто помнит, г-н Лембергс перед выборами очень даже поддерживал и даже денег дал.

Ведь именно упертая до не могу позиция правительства Латвии, в первую голову министра сообщения г-на Зиле, является причиной частичного (по трубопроводу) перекрытия русского нефтетранзита. Министр-"тевземец" все никак не поймет, что сейчас не 1993 год и политику России больше не определяют Ельцин с Козыревым.

"Частных нефтепроводов в России не будет!"

Это премьер РФ г-н Касьянов сказал. Фраза сия объясняет всю философию менеджмента путинской поры: никто не занимается национализацией, упаси бог, но государство цепко держит в собственности те ключевые рычаги экономики, которые позволяют максимально воздействовать на рынок. Нефтеолигархам предлагается альтернатива – либо прокачка по выгодным ценам, либо "грузите апельсины бочками".

Очередным мифом о Вентспилсе является то, что он представляет якобы уникальное "окно" для русской нефти. Полноте, довольно взглянуть на карту нефтепроводов России, чтобы понять, что ее границы пересекают десять транзитных маршрутов. Какие-то из них упираются, как Вентспилс, в море (например, терминал в Новороссийске, существенно крупнее и новее вентспилсского), иные идут прямиком в Западную Европу ("Дружба"). В любом случае затоваренность российской нефтяной отрасли не грозит, и отгружено будет ровно столько, сколько произведено. Кстати, в нынешних условиях экономического роста России весьма выгодно и попридержать нефть в стране – ведь на ее основе можно произвести гораздо больше товаров и услуг с большей долей прибавленной стоимости, чем просто сырой Urals, проданный на Запад. Поэтому стенаниями об "угрозе энергетической безопасности Европы" латвийские политики могут кормить разве что доверчивых брюссельских клерков. В реальности же в угрожающем положении оказались разве что те политические лидеры Латвии, которые обещали пролоббировать "второе открытие трубы" и "нажать в Москве на все кнопки", но обещания не сдержали.

Политика против халявы

На мой взгляд, во всей этой истории с Вентспилсом столкнулись два мировоззрения – а точнее, одно мировоззрение у Российской Федерации и отсутствие такового у Латвийской Республики. Правительство РФ, используя свое влияние на монополиста – "Транснефть" (кстати, его руководство в позапрошлом году меняли с помощью автоматчиков), делает все, чтобы его люди смогли заполучить контрольный пакет акций Ventspils nafta. Да, в России такая форма капитализма, что богатыми не становятся – их назначают. Но что руководство Латвии реально сделало, чтобы помочь отрасли?

Есть и еще один немаловажный аспект. Это наличие сопутствующей инфраструктуры и развитие не-транзитной промышленности в регионе рядом с портом. Вентспилс, при его уходящем процветании, так и не стал локомотивом для всей Курземе. А вот в "медвежьих углах" Ленобласти, которая только начинает со своим Приморском, строятся целых шесть промышленных зон. Огромные технопарки будут сданы местным администрациям "под ключ" девелоперскими фирмами, после чего туда въедут иностранные и российские инвесторы со своими проектами. Наши же сидели на трубе и считали барыши… В целом же ЛР сейчас стоит перед дилеммой: либо сохранить в "своей" (за вычетом оффшорной темы!) собственности нефтетранзит и не иметь на него потребных объемов перевалки, либо продать его России и получить рабочие места, налоги и надежду на завтрашний день. Исход же "великого стояния под Вентспилсом" станет решающим для контуров будущего правительства Латвии. Потому что именно для Риги, а не для Москвы нефть больше политика, чем бизнес.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie