Хлебные крошки

Статьи

Бои за историю
История
Молдова и ПМР

Что знали молдаване о Сталинградской битве

(Из воспоминаний очевидца)

Выступление кандидата исторических наук Петра Артемовича Бойко (Молдова) на международной научной конференции  "Великая Сталинградская битва и ее значение для судеб Молдовы и Румынии", организованной ассоциацией историков и политологов "Pro Moldova", информационно-политическим порталом "Ava.Md" и Институтом Русского зарубежья при содействии ПСРМ и некоторых академических агентов Республики Молдова и прошедшей с 31 января по 2 февраля 2013 года в Кишиневе.


Важнейшим фактором освещения событий, связанных с войной, является привлечение участников  боевых действий - ветеранов. Не является исключением и Великая Отечественная война. К сожалению, из года в год их становится всё меньше и меньше, и тогда приходит черед очевидцев тяжелых  испытаний военного времени для всего народа.

       Ничто, на наш взгляд, так не способствует ментальной акселерации детей, как война. Человеческая трагедия: бои, раненые, погибшие, их необычное погребение, беженцы -  всё это превращает детей во взрослых, ожесточает их характер, вырабатывает у них  позицию по отношению к действительности, всеобщему переживанию образа врага, ненависть к его действиям.

       Жители Молдавии оказались в пекле войны с первых её дней. Не было исключением и село Николаевка, ныне Флорештского района, затерянное в деревенской глуби в 20км от города Бельцы и в 10км от  железной дороги.

       Село, как и многие другие населенные украинцами, болгарами, гагаузами, т.е.  национальные меньшинствами, которые  через месяц два стали объектам дискриминации со стороны фашистского диктаторского режима воинствующей Румынии.

        В начале, в жаркие июльские дни 1941г. по селу на запад шли бесконечные воинские колоны, туда, где уже шли  ужасные бои, затем машины в обратном направлении с ранеными. Воздушные бои с неимоверным рёвом истребителей, сбитые самолёты, лётчики- парашютисты…

         Одним утром по безлюдной центральной улице села ехали два кавалериста, с шашками и карабинами. Остановились у сельского буфета, «отметились», пошутили и направились в соседнее село Драганешть. Спустя не более часа возвратились на немецком мотоцикле с пулемётом с привязанными лошадьми к коляске, еще раз зашли в буфет и отправились в Чутулештский лес, что за холмом воинской части села.

         Как потом стало известно, в Драганештах  кавалеристы уничтожили немецких разведчиков.

    С полудня по селу проследовала колонна румынских войск и в километрах двух от села заняли позицию у небольшого села  Сербешть. Ночью разыгрался бой – румынское подразделение было уничтожено. Военные действия  отдалялись на восток, лишь гул самолетов – бомбардировщиков, напоминал, что война продолжается. Наступила новая жизнь, а вернее, вернулось прошлое.  В мэрию вернулись все те чиновники, что убрались в Румынию в связи с событиями 28 июня 1940г.,  знавшие всех и вся. В первые дни новой жизни в селе были арестованы и отправлены в концентрационные лагеря 15 человек. В течение четырёх месяцев содержания под арестом все были допрошены и выпушены на волю, пройдя курс «промывания мозгов».

       Своеобразие обстановки состояло в том, что представителей национальных меньшинств в румынскую армию не брали, но допризывная  молодежь привлекалась к предвоенной подготовке вместе с молдаванами и на принятии военной присяги обязательно присутствовали. Мужчины нацмены, разделённые на контингенты по возрасту, отправлялись на кончентрарь (призыв) на строительство железной дороги (именной для бессарабцев). «Крайова – Китила» Стандартный кончентрарь длился 6 месяцев.

       Еще одним источником новостей был почтальон, который по субботам приезжал в магазин сельского кооператива потребкооперации.  Он доставлял письма, извещения, а также для реализации водку, табак и сигареты. (Эти товары являлись королевской монополией.)    

        К его приезду у магазина собирались мужики, большей частью молодежь. Почтальон каждый раз рассказывал о новостях: о жизни королевской семьи, о врачебной деятельности мамы – Елены (королевы) среди раненных румынских воинов, о победоносном движении на восток немецко-румынских армий. Иногда с почтальоном село посещал интеллигент в шляпе с тростью. Он старался расположить крестьян к откровенному разговору. Демонстративно вынимая портсигар, прикуривая сигарету «Bucegi» с позолоченным фильтром, а затем, вынимая из кармана пачку папирос «Naţionale» и предлагал желающим закурить.

        Он интересовался, к кому приезжают гости из Бельц, Кишинева и других мест. Кто из селян выписывает газеты. В ответ раздавался смех. В селе газет никто не выписывал. Их привозили из Бельц, Флорешт и близлежащих базаров. Как правило, это были газеты «Basarabia» 1 и «Universul».

         У магазина по просьбе селян я читал и переводил. Интересовались положением на фронте (восточном, конечно). Перелистывая пожелтевшие страницы этих газет, многое вспоминается,  как будто читал их недавно. Отметим, что «Basarabia» вести из фронта печатала на третьей странице внизу в правом углу. «Universul» «вести с фронта» более подробно помещал на первой странице слева вверху. К тому же, газета помещала карты военных действий. Запечатлелись отклики крестьян на сообщения газет: «Врут как сивый мерин», «А ты что хотел, чтобы правду сказали?», «И так все ясно, делают в штаны!», «И на нашей улице будет праздник!». Газеты не отличались новизной сообщений. Из номера в номер утверждалось  об очередных поражениях советов и большевиков. К концу 1942 года, когда под Сталинградом решалась не только судьба Советского Союза, но и Второй мировой войны в целом, а советская твердыня мужественно сражалась, все больше сведений газеты давали о военных действиях в Африке, о дипломатических маневрах англосаксов, о Черчилле.  

          Естественно, жизнь не замыкалась в масштабах села. Селяне по делам бывали в Бельцах, посещали родственников в Кишиневе, где узнавали о том, чего в селе не могли узнать. Стало обычным при встрече, превратилось в приветствие: «что слышно?».

           Из городов приходили известия об ужесточении оккупационной администрацией преследований инакомыслящих, подпольщиков, распространителей антигосударственных сведений. Некоторые сообщения газет вызывали настороженность по поводу мироустройства после войны. В статье «Действия Аксы» ( Германии и ее союзников) после падения  Сталинграда», все это преподносилось, как будто Сталинград пал. Излагая план захвата Кавказа и Москвы, уничтожения Красной Армии. 2 «Это значит, нас  отсюда все же вышлют?» - спрашивал один другого. Умудренной сединой отвечал: «Дурне спит - дурнэ снит».

          Газета «Universul» в статье  «Бой в секторе Дон - Волга» извещала: «Напоминаем, что в Сталинграде немецкие и румынские войска уже заняли 22 сектора из 24, где продолжается упорный бой, немцы добились больших успехов. 3 «Basarabia» от 7 декабря писала: «Общее наступление, предпринятое русскими, значительных успехов не принесло…».4

           Гитлеру было невтерпеж. Не дождавшись окончательного падения Сталинграда, он на элитном фашистском сборище заявил: «Я взял этот город! Теперь корабли не пойдут на север!». Эта цитата из выступления фюрера была расклеена в виде плаката повсюду.

           Распространяя подобного рода плакаты, румынская пропаганда Михая Антонеску – верного ученика Геббельса, была уверена, что в Румынии они будут способствовать поддержанию всеобщей эйфории, заглушат горечь утрат на восточном фронте, откуда нескончаемым потоком шли извещения «пал смертью храбрых!», «пропал без вести». А печалиться, в самом деле, был повод. В промежутке между 19 ноября и 25 декабря 1942г. румынская армия лишилась 24% состава офицеров, 20% подофицеров и 28% солдат. За весь 1942 год румынская армия недосчиталось 128244 военнослужащих, убитых или пропавших без вести. 5

           Однако газетные сообщения для бессарабцев должны были возвеличивать престиж Румынии и ее доблестную армию, и смирение с установленным режимом.

           Молдаванам было вполне ясно из передвижения линии фронта, что Сталинград не пал. Это вызвало волну  воодушевления у нацменьшинств, что намеченная их депортация за пределы Бессарабии вряд ли состоится…

            Между тем, положение на фронте заставляло оккупационную администрацию усиливать репрессивные действия. Как показывают архивные документы, они следили за всем. Прибегали к проверке оберточной бумаги в магазинах: «замечено, что товары в магазинах упаковываются в газетную бумагу простому населению, избегая интеллигенцию». А поскольку была обнаружена бумага газет советского периода на молдавском языке, сигуранца обвиняла, что это пропаганда коммунистических идей. 6

           Бессарабцы шутили: «Начальство как черт ладана боится даже  макулатуры советских газет», дабы не вызвала у населения воспоминаний пребывания в составе СССР.

           «Пропагандистские плакаты оккупационных властей», как свидетельствуют политические донесения, систематически уничтожаются. Создается впечатление, что эти действия носят организованный характер, ибо это имеет место в те ночи, когда плакаты только свеженаклеены». 7

           Оккупационным властям покой только снился. Губернатор Бессарабии по требованию Бухареста из кожи лез вон: «Так - как установлено, - отмечалось в обращении к полиции, - что некоторые продавцы газетных киосков блокируют газету «Basarabia», преднамеренно информируют читателей о ее не выходе, укрывают экземпляры, предназначенные для продажи, а также прячут плакаты, которые регулярно поставляются с пакетами газет. Органы полиции должны принять меры к тому, чтобы пресечь это дело, т.к. вышеуказанный бойкот мешает деятельности Министерства пропаганды. 8

          Но особую опасность для властей представляли листовки подпольных организаций, часто написанные от руки печатными буквами на листках ученических тетрадей, передаваемые из рук в руки, а их содержание  из уст в уста.

           В листовках сообщалось, что фашистская печать и радио скрывают сведения о неудачах на восточном фронте. Одну из таких листовок помню хорошо. В ней очень хорошо сообщалось о катастрофе немецко-румынских войск в Сталинградской битве. И хотя сообщение было запоздалым, оно вызвало оживление на сельском «медийном» фронте.

           Долго шептали по селу, что задержали сельского пастуха с листовкой. В жандармском посту его «отделали», как было принято и отпустили, поскольку он был безграмотным, а листовку поднял для курева. К его счастью из листовки был оторван уголок для самокрутки.

           На смену уволенным призвались очередные контингенты. И так без конца вплоть до августа 1944г. Многие сельчане домой не вернулись - по доброй воле оказались в рядах Красной Армии. Некоторые из них выполняли почетную миссию переводчиков в военных подразделениях, на территории Румынии.

           Призванные на работу в Румынию, по возвращению домой, служили важными источником новостей. Они видели интенсивность железнодорожного сообщения, продвижение санитарных поездов, выведывали, где получено ранение, тем самым ориентировались, где находится линия фронта.

            Это они привезли известия о поражении немцев под Москвой, о масштабах этого поражения. Они знали об упорных боях с участием румынской армии в излучине Дона, знали об упорных боях под Сталинградом. Все происходило просто. К вернувшимся из кончентрар шли соседи. А затем выявленные сведения распространялись в виде слухов.

           Уже в 60-е годы, знакомясь с архивными документами, узнал, что оккупационная администрация была крайне обеспокоена сведениями о всеобщей ненависти к оккупантам и их прислужникам, независимо от национальности. Агенты румынской контрразведки недоумевали, что молдаване, «к несчастью, утратили сознание того, что они румыны и так же, как и русские в Бессарабии, выражают беспокойство и озабоченность, относительно будущего России».9 Органы безопасности «Serviciul special de informatie» констатировали, что все население злорадствует по поводу поражения немецких и румынских войск в Сталинградской битве. Настроение населения было свидетельством тому, что Сталинград для гитлеровской клики был началом конца, а для советского народа началом победоносного шествия и надежд. Подтверждением стало традиционное приветствие: «Скоро придут наши?». В каждом селе были лица, находящиеся под подозрением. Об этом свидетельствуют архивные документы.

          «В селах Санатэдка, Нападова и Жабка Сорокского уезда, - отличается в донесении,- среди населения царит враждебное румынскому государству  настроение. Много жителей, в том числе служащих, объявлены подозрительными.  Под подозрением были многие жители сел Шипка, Куратурь, Резина, Шолданешты- Оргеевского уезда, а также в селах Стойканы, Слободзея-Воронкэу, Немировка и Влад-Рашков Сорокского уезда. 10 Естественно, были подозреваемые во всех уездах.

          Во всех донесениях и отчетах о моральном состоянии населения, румынская администрация выделяла специальную рубрику «национальные меньшинства».

          В бюллетене «Кабинета для администрации Бессарабии, Буковины и Транснистрии» КББТ № 93 отмечалось, что «моральное состояние национальных меньшинств Бессарабии оставляет желать лучшего… имеют место случаи, когда некоторые из них открыто высказывают симпатии по отношению к коммунистам». 11 А они, лишенные всех прав, даже на общение на родном языке в присутственных местах по этому поводу, реагировали своеобразно. В Николаевке при застольях обязательно провозглашался тост: «Слава Богу, что мы русские!». Зять соседа молдаванин, приезжая на праздник к родственникам жены, поднимая за столом стакан, произносил: «Славый Бох, что мы русски!» - это был жест солидарности.

          Озабоченность настроением нацменьшинств была не случайной. Представители нацменьшинств не допускались на службу в государственных учреждениях, независимо от знания румынского языка, не могли открывать на свое имя какое-либо дело, вплоть до трактира в селе.12 Даже состав правления сельского потребительского кооператива в русском, украинском селе более половины должны были быть лица, имеющие «romana etnica». Из уже упоминаемой Николаевки в лицее обучались всего лишь 3 юношей. В 1941г. им разрешили продолжить обучение. Однако, одного тут же исключили, обнаружив его фотографию в советской газете, как чемпиона города по легкой атлетике. По этому поводу село гудело. Лишь состоятельность родителей позволила юноше продолжить учебу.

           Даже при самом тщательном поиске того, за что меньшинства могли бы быть благодарными властям, найти почти невозможно.

            После вестей с фронта, на втором месте были слухи, догадки, куда их депортируют за пределы Бессарабии, к чему готовилась, не скрывая, оккупационная администрация.

           «Кардинальной задачей правительства, – отмечал в одном из официальных отчетов КББТ, - является румынизация отвоеванных провинций. 13 Смысл и методы румынизации захваченных территорий были изложены Антонеску на заседании правительства 8 июля 1941г.: «Я стою за насильственную миграцию всего еврейского элемента из Бессарабии и Буковины… Я также за насильственную миграцию украинского элемента, которому в данный момент нечего здесь делать. Мне безразлично, войдем ли мы в историю как варвары… Не было в истории более подходящего для нас момента. Если есть надобность - стреляйте из пулеметов»* 14

           Жителям Николаевки было хорошо известно о намеченной программе румынизации. Наглядным для них примером было создание в Маркулештах еврейского лагеря, всего в 8км от села. В октябре 1941г. Маркулештский лагерь был «эвакуирован», но ужасы, творимые румынской военщиной, не сгладились из памяти жителей близлежащих сел и поныне.

           В румынской печати и радио, вокруг будущей колонизации была поднята большая пропагандистская шумиха, рассчитанная хоть чем-нибудь заинтересовать в антисоветской войне свою армию, состоявшую в основном из голодных и обездоленных крестьян.       Румынские оккупанты в 1943г. начали насильственную эвакуацию украинского и русского населения из ряда сел Рыбницкого уезда в Очаковский уезд, но вскоре приостановили.* 15

            В Бухаресте армейские органы сообщали о появлении листовок, призывающих, чтобы при насильственной эвакуации «поднимать свои хозяйства и ничего не оставлять врагу». На наш взгляд, и как это дело поняли жители Николаевки, главной причиной, приведшей в чувство зарвавшихся колонизаторов, было положение на восточном фронте.  

         Уместно напомнить, что согласно отчету губернатора Бессарабии за год - с 1 августа 1941 и до августа 1942г. за коммунистическую деятельность были отданы под суд 1979 человек, отправлено в лагерь 1815 и взяты под надзор 11785 человек, в том числе 15 из села Николаевка, о которых было упомянуто выше. 16 Однако  число репрессированных росло изо дня в день.

          Исследователи движения сопротивления против румыно-немецких оккупантов на территории Молдавии  в первый период войны выявили, что в 1942г. на территорию Молдавии средствами авиации было переброшено несколько разведывательных групп. И хотя им предписывался сбор разведывательных данных в районах Кишинева, Тирасполя, Бендер, оккупационная администрация Бельского суда организовала облаву  с подворным обходом в селе  Николаевка. Мобилизовав жителей соседнего села Драганешты, где располагалась примэрия коммуны, производя повторный обход, под  надзором жандармов, проверяющие осматривали жилые помещения, сараи, чердаки, сеновалы, скирды соломы. Осмотренных шеф жандармов по нескольку человек собирал на улице и объяснял, что в восточной части села 26 декабря были замечены ракеты, и что мероприятие организовано по поиску парашютистов-диверсантов.

         Все предупреждались, что по законом военного времени укрытие диверсантов грозит суровым наказанием.

         В восточной части села крестьяне успокоили шефа жандармов. Объяснили, что причиной беспокойства властей стало баловство подростков, которые ради забавы наматывали на стрелы паклю, обливали ее керосином и из лука  запускают вверх.

         Однако еще долго строились догадки о наличии в селе стукачей.

         В селе были свои авторитеты, выражаясь современном языком "политологи" и "аналитики". Это люди, прошедшие русско-японскую войну, первую мировую, революционные события 1917-1918гг.

         Какими бы не были официальные сообщения о Сталинградской битве друг и кум моего отца Арсений Рыбачек, в прошлом моряк, весь 1917 год проведший в революционном Петрограде – утверждал, что на Волге немцам и румынам успеха не добиться. 17

         Слушая перевод статьи из газеты "Universul", о фантастической численности советских военнопленных в период 1941-1942гг., 18 он рассуждал: "В таком случае, кто погнал немцев из под Москвы, кто держит фронт на Кавказе? Ясное дело - ложь". Любое сведение, новость, слух о положении на фронте постепенно по цепочке становилось достоянием селян. Все, что воодушевляло простых людей, вселяло уверенность в предстоящих переменах.

         Между тем, независимо от положения на восточном фронте, румынская пропаганда не сбавляла восхищения успехами «доблестной»  немецко-румынской армии. 22 ноября 1942г. "Basarabia" в статье "Зима, однако война продолжается". 19 В подтверждение героизма немцев и румын сообщали: "Большевики разбиты в бассейне Дона". Арсений Рыбачек - моряк, участник русско-японской и первой Мировой войны  в 1917 служил в Петрограде, от свержения самодержавия до победы Октябрьской революции. Из Петрограда в отряде Железнякова был послан на Дунай. Сельский автор Бойко Артем - участник первой Мировой войны на румынском фронте. Переводчик адъютанта генерала Муравьева, сельский политолог.  

         Однако положение было другим. 12 июля немецкие войска были остановлены на Орловско-Курском направлении, где им удалось продвинуться  всего лишь на 9-15км. Огромную роль в срыве немецкого наступления сыграла победа советских войск в крупнейшем танковом сражении 12 июля в районе Прохоровки,  в котором с обеих сторон участвовало 1200 танков. А 16 июля немцы были остановлены и под Белгородом, где продвинулись на 15-35км. К 24 июля в результате контрудара советских войск противник был отброшен на исходные позиции. Таким образом, летнее наступление врага полностью провалилось.20 5 августа 1943г. Москва впервые за время войны салютовала доблестным советским воинам - освободителям Орла и Белграда - двадцатью артиллерийскими залпами. С того дня все крупные победы над врагом отмечались артиллерийскими залпами в Москве. 21

         Это в то время, когда четыре месяца хода боев за Сталинград с 17 июля по 18 ноября, почти половину этого срока германо-румынские войска потратили на то, чтобы преодолеть упорное сопротивление войск Сталинградского и Юго-восточного фронтов и выйти к окраинам Сталинграда.  А 7 декабря та же газета сообщала: "Советы снова атаковали большими силами, но напрасно. На северо-востоке от Туапсе молниеносные действия германских войск в последние два дня завершились успешной операцией к северу от Терека. Было взято много пленных и трофеев. Между Волгой и Доном было уничтожено 30 танков... В секторе Калинин - озеро Ильмень опять у Советов неудача. Они потеряли 49 боевых машин... " 22

         Однако шила в мешке не утаишь. В начале декабря сообщалось, что русская армия, (о Сталинграде ни слова) добилась определенных успехов  на Южном фронте, на среднем Доне и на Кавказе и отвоевала значительную нефтяную территорию.

         Сельские политологи, получив содержание выступления какого-то должностного лица, видимо из Бельцкой префектуры, о том, что доблестные солдаты вермахта и их союзники от солдата до генерала, считают, что окружение многотысячной группировки под Сталинградом, "допустимая в войне неудача", которая не повлияет на ход войны. "Это пропаганда, говорили сельские политологи, - не только для немцев, но в первую очередь для румын, чтобы не дрогнули".

         На газетные сообщения реакция была уже совершенно иной. Простых людей уже интересовало то, как продвигается линия фронта  на запад. Выглядело как-то забавно. При каждой радостной вести сельский  политолог заявлял: "Успех Красной Армии, - знавшие уже вторую часть поговорки, крестьяне продолжали, - наши - надежды". 

           А далее то, что в газете сообщалось, что не могло не привести в восторг  молдаван: "Но какой-либо значительной стратегической выгоды не достигла. Если бы красная армия отвоевала Ростов, можно было бы заявить об успехе. 23

          Совершенно другой была реакция на рассказ прибывшего в краткосрочный отпуск по ранению, вывезенного из под Сталинграда до окружения. До дома, рассказывал, раненный, - война была еще терпима, но затем русские стали наносить такие удары, что целые батальоны, даже полки легли без остатка.

         Опасным был не только огонь противника, но и тысячи листовок, которые сыпались с неба. Каралось чтение этих листовок, особенно листовок пропуска, с указанием пункта для сдачи в плен. Личному составу сообщили, что пытавшихся сдаться в плен постигла суровая кара. Это сообщение не было лишено оснований. Из научной литературы выяснено, что под Сталинградом покинули позиции и сдались в плен в начале декабря 1200 солдат и офицеров румынской армии.  А несколько позднее без какого-либо сопротивления сдались 30000 румын, в том числе 3 генерала и 130 высших офицерских чинов. 24

(Журнал Российских и восточно-европейских исторических исследований. №1, апрель - июнь 2012, стр. 56-57)

         А в действительности 23 ноября 1942г. войска Юго-западного фронта перешли в решительное наступление северо-западнее и южнее Сталинграда. Прорвав оборону противника на флангах, советские войска устремились вперед. В тот же день механизированный корпус Сталинградского фронта соединился с 4 танковым корпусом Юго-Западного фронта в районах населенных пунктов Калач и Советский, завершили окружение немецко-румынских войск под Сталинградом. Было окружено 22 дивизии, 330 тыс. человек. 25

         Разгром немецких войск и их сателлитов под Сталинградом имел всемирно-историческое значение. Он положил начало коренному перелому как в ходе Великой Отечественной войны, так и всей Второй Мировой войны.

         Советские войска прочно овладели стратегической инициативой и не впускали её из  своих рук до победоносного завершения войны.

           Как свидетельствует американский историк Э. Бромштед: «Капитуляция шестой армии под Сталинградом потрясла  даже самых убежденных членов фашистской иерархии, так же как и несведушие массы, заставила их осознать, что ход войны фундаментально изменился».

           Сталинградская катастрофа окончательно убедила фашистского диктатора Румынии маршала Антонеску в том, что «война, безусловно, проиграна». Он начал поиск дипломатических путей завершить войну "до того, как часы пробьют двенадцать".     

          Наступил момент расширения секретных переговоров с союзниками с целью выхода из войны, но по возможности не бесчестным путём. 26

          По этому поводу развернулись секретные переговоры в столицах нейтральных государств: Стокгольме, Каире, Мадриде,  Лиссабоне. 27

          Молдаване об этом не знали. Слухи не доходили,  они еще не почувствовали послаблений в политике оккупационной администрации.

          Война продолжалась, а румынская пресса продолжала "вешать лапшу" своим гражданам и населению оккупированных территорий. 26 июня 1943г. в статье "Грандиозные бои в Орле", вроде бы не замечая, что между Орлом и Сталинградом не такое уж и малое расстояние, тем более для территории Румынии, сообщалось: "Как и прежде, Советы изо всех сил лезут, но успехов их не видно». 28

         Это сообщение вызвало взрыв хохота возле Николаевского магазина, где читались газеты. Людей было не узнать, на их лицах появилась улыбка, они казались выше ростом. В действительности начавшееся в районах Орла и Белгорода контрнаступление советских войск в результате Курской битвы, длившейся  с 5 июля до 23 августа 1943г., вошедшей в историю как одно из крупнейших событий Второй Мировой войны, переросло в мощное общее наступление. Огромную роль в срыве немецкого наступления сыграла победа советских войск в крупнейшем танковом сражении 12 июля в районе Прохоровки, в котором с обеих сторон участвовали 1200 танков.

         5 августа 1943г. Москва впервые за время войны салютовала доблестным советским войнам - освободителям Орла и Белгорода - двадцатью артиллерийскими залпами. С этого дня все крупные победы над врагом отмечались артиллерийскими залпами  в Москве. Летом  и осенью 1943г. советская армия нанесла тяжелое  поражение группам армии  "Центр" и "Юг", освободив Левобережную Украину, Донбасс, Таманский полуостров, ряд областей РСФСР, вступили в восточные районы Белоруссии. 29 В третий раз после Москвы, Сталинграда и Курска, СССР напомнил немцам о предупреждении железного Канцлера Бисмарка не применять свои силы на Востоке, т.е. против России.

         На восточном фронте положение не радовало тех, кто располагал объективной информацией и был причастен к грандиозным успехам в создании Великой Румынии.

         Было замечено, что семьи многих шефов подались «восвояси».

         От губернатора Бессарабии и от Военно-гражданского кабинета Бухарест требовал принятия эффективных мер воздействия на моральное состояние населения.

         Не случайно губернатор генерал Войкулеску был заменен на генерала Ставрата. Правительство не теряло надежду на «новую метлу» Бессарабии.

         Наступила новая полоса «воспитания» сельской молодежи по вечерам. Молодые люди собирались погулять, спеть песню, удачливые, что постарше, шли на посиделки к девчатам.  Вечером незаметно в село проникали 2-3 жандарма и дубинами, а чаще чентурами (воинский ремень) разгоняли собравшихся. На второй день парни залечивали синяки, а село гудело.

        В ответ на требования столицы, по инициативе кишиневского архиепископа в начальных школах Кишинева организовывали для учащихся демонстрацию фильма «Священная война» - лента о Бессарабии, Буковине, со следами военных действий 1941г. Однако число фильмов было расширено фильмами «Виды Трансильвании» и «Нефть Румынии».

         Городской директорат образования ввел в учебную программу начальной школы урок «Героического воспитания». Учителям для подготовки к урокам рекомендовалось использовать материалы из газет и журналов, а также приглашались на уроки участников военных действий – инвалидов войны, военнослужащих фронтовиков, если таковые были. 30

           Перебирая в памяти события из жизни, вспоминалось, как на каникулы к бабушке приехал из Кишинева учащийся – выпускник начальной школы. Он с упоением рассказывал о том, что им демонстрировали по несколько раз. Фильм «Священная война» - «это фильм, - отмечал он, - о Бессарабии и Буковине вырванных из большевистских когтей. Это города, разрушенные большевиками, жертвы их террора. Мы восстановим нашу страну, они  у нас еще поработают…».

           Относительно фильма «Виды Трансильвании»,  говорил о сказочной красоте этой румынской земли, отданной венграм. «Наша армия вернет нашу землю».

           Он был осведомлен о значении румынской нефти в восточной войне, о немецко-румынской дружбе…

           Наряду с проблематикой военных действий газета «Basarabia» изредка помещала статьи-зарисовки из жизни населения оккупированной территории Советского Союза.

            3 апреля 1943г. газета поведала «как живут девушки в СССР». 31 «Молодые девушки, - утверждает журналист, - ежедневно все больше и больше гибнут под огнем нашей армии». Возражать не стоит. И далее «Куда бы ни вступали, в колхоз или город, встречались только женщины». В статье ставится вопрос: «Как же они живут?». Молоденькие ведут себя независимо, слишком вредные и дерзкие. С трудом нам удалось уговорить 4 девушек помочь чистить картошку. Им  был задан вопрос: кем они хотят стать в жизни? Первая ответила, что хочет стать инженером. Вторая - учительницей. Третья - машинистом паровоза. Четвертая - слесарем.

             Мы были потрясены ответами и разразились смехом от всей души. Мы подумали, что нашим девушкам такое в голову не взбредет. Стать учительницей, куда еще не шло, но остальные профессии?!

             Корреспонденту было  невдомек, что он попал в просвещенную страну, и ответы девушек были реальными.

             Интеллигент – завоеватель допускал, что порабощенным в ХХ веке обучение не нужно. Как-то уметь читать, считать. Повидав одежду девушек, он заключает: «чулки стоят семь рублей. Однако в самые лютые морозы многие девушки ходят без чулков».

              Возомнившие себя будущими хозяевами покоренных большевиков- варваров, уже прикидывали, во что будет обходиться их содержание.

             А что касается румынских девушек, бедной воинствующей страны, разве кроме 4 классов, крестьянские девушки могли мечтать о большем? Это был масштаб их образовательного уровня. О среднем образовании могли мечтать зажиточные, а о высшем?

              Прислуживая диктаторскому фашистскому режиму, большая часть румынской интеллигенции, опьяненная военными успехами с июня по декабрь 1941г. возомнила из себя повелителей покорных большевиков. Они не хотели, или интеллектуально были не способны  сравнить советскую действительность с положением в собственной стране. Они несли смерть, разорение, насилие и грабежи, удивлялись мечте русской девушки стать инженером. Им и в голову не приходило, что эта мечта была сбыточной для каждой советской девушки, имеющей здоровую голову и желание учиться. Какая интеллектуальная ограниченность, какой моральный примитивизм – продукт русофобии румынского фашистского разлива и антисоветской политики.

             Война продолжалась. Весь мир следил за ее ходом, в особенности на восточном  фронте, где решалась судьба агрессора. С тревогой следили и молдаване, радуясь каждой хорошей вести с полей жестоких сражений. После поражения гитлеровской коалиции под Сталинградом, преобразились мои земляки. На вопрос: «Скоро ли приедут наши?» - все ответ знали «Скоро».  

 

Примечание:


  1. «Basarabia» издавалась бессарабскими националистами и отличалась злобными антисоветскими выпадами, непопулярными среди большинства населения края. Поэтому первое время издавалась в Бухаресте.

  2. «Basarabia», 1942г., 2 декабря.

  3. «Universul», 1942г., 28 октября.

  4. «Basarabia», 1942г., 7 декабря.

  5. Подвиг молдаван в Сталинградской битве. К., 2008г., с. 45.

  6.  Молдавская ССР в Великой Отечественной войне Советского Союза. К., 1970г., с 223.

  7. Для руководства захваченными территориями румынские оккупанты создали огромный административный аппарат. «Ушами и глазами маршала» стал военно-гражданский кабинет для администрации Бессарабии, Буковины и Транснистрии, возглавляемый генеральным секретарем правительства. НАРМ. ф. 706, 01, д.556, л.89.

  8. Там же, с. 223.

  9. Там же, с.229.

  10. Там же.

  11. АНРМ. Ф.680, оп.1, д. 145, с. 292.

  12. В Бессарабии оккупационными властями была достигнута почти 100% румынизация торговли. Из 7818 зарегистрированных коммерческих фирм 7651 принадлежали  румынам. НАРМ. ф. 706, оп. 1, д. 1315, л. 8.

  13. НАРМ. ф. 706, оп.1, д.365, л.56.

  14. Молдавская ССР в годы указ. Соч. с.172.

  15. НАРМ. ф. 706, оп.1, д. 16, лл. 432-433.

  16. Там же, д. 483, л. 745.

  17. Арсений ….. – моряк, участник русско-японской войны и первой Мировой. В 1947г. служил в Крондштате, участник всех революционных событий в Петрограде от свержения монархии до победы октябрьской революции. Стоял в отряде легендарного Железнякова, посланного на Дунай. У оккупационных властей числился в подозреваемых. Сельский авторитет.


Артем Бойко – участник первой Мировой войны на румынском фронте, переводчик адъютанта генерала Муравьева, в 1918 – 1921гг., командир-артиллерист  Красной Армии. Избежал уголовного преследования за незаконное хранение оружия. Заметил через окно, что жандармы вошли во двор, пистолет сунул в пеленки ребенка и дал его на руки жене. Стал сельским грамотеем с церковно-приходским образованием. Местный политолог и аналитик.


  1. «Universul», 1942, 14 octombrie.

  2. «Basarabia», 1942, 22 noembrie.

  3. Там же, 7 decembrie.

  4. Там же.

  5. Журнал российских и восточно-европейских исторических исследований. М., 2010г., №1, с.56,57.

  6. История СССР. М. 1972, с. 438.

  7. Великая Отечественная война. М. 1984г., с.205.

  8. История румын. Новейшая эпоха. Кишинев-Яшь, 1992г., с 106.

  9. Там же, с 197.

  10. «Basarabia», 1943, 26 iulie.

  11. История СССР. Указ. Соч. с 440.

  12. «Basarabia», 1943, 17 februarie.

  13. Tot acolo, 3 aprilie.

  14. Tot acolo, 3 aprilie

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie