Хлебные крошки

Статьи

Молдавский разлив
Политика
Молдова и ПМР

Олег Краснов

Десять вопросов для редактора русскоязычной газеты

Молдавия сегодня

Сегодня мы беседуем c главными редакторами молдавских русскоязычных газет: Натальей Узун – «Молдавские ведомости», Юлией Семёновой – «Аргументы и факты в Молдове» и Дмитрием Чубашенко – «Панорама».

– Коллеги, что нужно, чтобы издавать газету в Кишинёве? Что требуется для хорошей газеты?

– Наталья: Как и в любом городе мира, для издания газеты нужны идея и задача. Если речь не идет о выпуске еженедельника о космосе или о подводных лодках, то, как показывает практика, в Молдавии можно издавать всё. Ну а еще для хорошей газеты нужны эффективная редакционная коллегия и умелый коммерческий отдел.

Наталья Узун

Дмитрий: Для начала нужно помещение в 80-100 кв. м, 6-7 журналистов, 4-5 технических работников. Для хорошей газеты все это нужно умножить в два, а еще лучше в три раза. Хороших журналистов сегодня найти очень трудно. Люди плохо пишут по-русски, поэтому в газете обязательно должен быть литературный редактор и корректор (это абсурд, но некоторые издания умудряются обходиться без них). Самое простое место поиска кадров – многочисленные обанкротившиеся или влачащие жалкое существования газеты. Там можно найти людей, которым не нужно объяснять азы профессии.

Дмитрий Чубашенко

Юлия: Насколько я помню, чтобы издавать газету, нужны деньги, в первую очередь. Бумага, типография, компьютеры, аренда помещения, коммуналка, оплата труда сотрудников и фрилансеров, наконец. Нужен хороший коммерческий директор с опытом работы, связями и творческим подходом к делу, а также несколько рекламных агентов, найти которых сегодня сложно. Журналисты – желательно с опытом работы, но еще и с желанием работать, а также со способностями учиться, ведь сегодня жизнь быстро меняется, соответственно, и требования к подаче материалов. Хочется также, чтобы в газете были молодые, смекалистые репортеры, которые умеют хотя бы грамотно писать (остальному можно научить в процессе). Да, нужен еще человек по распространению.

Юлия Семёнова

Сколько нужно денег, чтобы выпускать газету? Какие газеты в Кишинёве способны существовать без поддержки спонсора?

Дмитрий: Для начала выпуска газеты нужно тысяч 30 долларов. Дальнейшие минимальные затраты – порядка 10 тыс. долларов в месяц. Без поддержки спонсора существуют «Комсомольская правда в Молдове», «АиФ в Молдове». Румыноязычные газеты, финансируемые из Бухареста, также могут обойтись без местных спонсоров.

Юлия: Сегодня даже не знаю, какие деньги требуются. Многое зависит от объема. Вряд ли какие-то газеты в Кишиневе могут сегодня существовать без поддержки спонсора, разве что рекламные издания. Правда, под спонсором можно понимать и грантодателей, и партнеров проектов.

Наталья:Достаточно 20-25 тыс. долларов, чтобы довольно успешно выпускать ежедневку. Хватит и на маркетинговые акции, и на поездки по регионам. Но этот доход должен быть стабильным, и периодически нужны возможности для скачков вверх. Ведь как бы ни была хороша или привычно посредственна газета, в ней время от времени что-то должно меняться. Пусть детали, но это – требование выживания на рынке.

Газета – бизнес, как ни прискорбно это многим осознавать. И на нее также распространяются законы рынка, и ей тоже нужны привлекательная упаковка, «манкая» реклама, качественные ингредиенты, вкусовые особенности, свой покупатель…

Но в Молдавии нет ни одного печатного издания, развивающегося по законам бизнеса. Поэтому спад продаж сегодня переживают и «КП в Молдове», и «Маклер», а спонсор – самый распространенный предмет газетных исканий.

– Если говорить о политических массмедиа, можно ли сравнить эффективность газеты и телеканала?

– Наталья: Нет, в нашей стране нельзя. В Молдавии за 20 лет практически вымылся осмысленно читающий слой населения. Но и это было бы не столь драматично для газет, если бы у нас сохранились те, кого в редакциях прежде называли «авторами». Речь о людях, которые выступали с обширными мнениями, экспертными комментариями, учеными замечаниями, публицистическими рассуждениями…

В газетах все чаще о политике рассуждают юристы и мелкие бизнесмены, в свободное от основной работы время плутающие по Интернету. Есть еще какие-никакие редакторские статьи, но по большей части субъективные и предвзятые. Политической аналитики, как газетного жанра, просто не осталось.

На телевидение приходят те же блогеры и записные эксперты, но ведь ток-шоу ни к чему не обязывает. К тому же можно говорить кратко, не вдаваясь в суть, а потом, через пару часов, на другом телеканале, сделать акцент на других моментах, подкорректировать дискурс.

Так что – эффективность низка и там и там, а вот манипуляции на телевидении удаются лучше.

Юлия: Нельзя!

Дмитрий: По массовому воздействию на аудиторию сравнивать их, конечно, нельзя. Газета не может конкурировать в этом плане с ТВ. Но если телеканал – это ковровое бомбометание, то газета может действовать более прицельно, оказывая влияние на людей, которые еще способны самостоятельно думать. Часто бывает так, что важные идеи, кампании сначала запускаются в печатной прессе, а уже потом тиражируются в упрощенном виде по телевидению.

– Какую поддержку русскоязычным СМИ оказывает Россия?

Дмитрий: Честно скажу – не знаю.

Юлия: Практически никакой. Знаю, что иногда посольство заключает договоры с некоторыми бумажными изданиями по публикации ряда материалов.

Наталья: Насколько мне известно, пара наших газет выигрывала гранты в «Русском мире», еще через пару изданий, в том числе через те, которыми руководила я, популяризировались Программа переселения соотечественников и другие российские кампании. Является ли это помощью? Для бюджета моего издания такое сотрудничество было подспорьем. Помощь, поддержка, по моему глубокому убеждению, это вещь системная, а такой системы на нашем направлении пока не существует.

Считается, что русскоязычных изданий в Кишинёве немного, они бедные и узко направленные – либо политика, либо гламур. Нет всего спектра изданий, какой есть, скажем, в Москве. Нет журнала для чтения, каким был журнал «Паблик». Это от бедности или возможны изменения?

– Дмитрий: В Кишиневе выходят местные издания «Комсомолки», «АиФ», «Труда», есть сайт местной версии «Коммерсанта». Рынок Молдовы – это одна российская область, и тут нет места для других российских газет. Молдавские газеты на русском языке почти все ангажированы политическими силами и выходят до тех пор, пока какому-нибудь спонсору не надоест тратить на них деньги. Хороших журналов нет потому, что для них нет аудитории. Таких журналов нет и на молдавском языке.

Наталья: Проблема, повторюсь, в том, что количество осмысленно и заинтересованно читающих граждан снизилось до уровня, не совместимого с жизнью литературно-публицистических изданий. В Молдове в принципе отсутствует круговорот здоровой, не отравленной историческим мифотворчеством и желчью бытовой злости, мысли. Люди оболванены и бедны. Им не интересно, что говорится в журналах, которые не про мечту и не про богатство.

Юлия: На мой взгляд, от бедности. Но изменения всегда возможны, менялась бы экономика в лучшую сторону.

В таких российских массмедиа, как газета «Известия», радио «Эхо Москвы», принято небольшую часть площадки отдавать оппонентам, чтобы создать иллюзию объективности. Почему этого нет в Молдове?

– Наталья: У нас это тоже есть – в период предвыборных кампаний и по ценам, указанным в прайсе на рекламные услуги и помноженным в лучшем случае на два.

Юлия: Ну почему нет? Некоторые издания, «Панорама» например, публикуют и тех, и других. Но чаще всего, конечно, однобокая подача, потому что практически вся пресса у нас партийная, если не лоб, то завуалировано. А кто платит, тот и заказывает музыку.

Дмитрий: И в Молдове есть издания, которые публикуют разные мнения. Важно, чтобы полосы мнений четко отделялись от раздела новостей. Но чаще всего молдавские газеты и телеканалы, действительно, отражают какую-то одну точку зрения, обычно совпадающую со взглядами хозяина, который использует эти СМИ для манипулирования общественным мнением и получения политических и экономических дивидендов. Этим владельцам чужда даже иллюзия объективности. Им нужна просто идеологическая дубина.

Что такое независимый журналист, независимое издание, существуют ли они в природе? Как вы относитесь к Центру независимой журналистики?*

– Дмитрий: Независимых журналистов и изданий в природе не существует. Все зависят от читателя, от хозяина, от собственных взглядов и предубеждений. В любом случае нужно стараться быть корректным и соблюдать элементарные деонтологические нормы.

Центр независимой журналистики – это банальное соросовское НПО, созданное и действующее с целью перекройки молдавской прессы по западным либеральным лекалам.

Наталья: Я бы не драматизировала эти вопросы. В США, например, даже отчеты вывешивают, какие газеты поддерживали какие партии на выборах.

Журналист идет работать в бренд и должен соответствовать его уровню, сообщая о факте, явлении, человеке, проблеме, независимо от того, каких политических взглядов он придерживается. В противном случае его профессиональные амбиции попадают в зависимость либо от редакционной политики, либо от личных политических симпатий.

Юлия: В природе, наверное, существуют. У нас тоже, если им семью кормить не надо. Хотите портрет независимого журналиста в Молдове? Небрежно одетый юноша с голодными глазами, который обивает пороги местных редакций в поисках заказов и денег.

К ЦНЖ отношусь без трепета, но и без ненависти. Вообще-то, ЦНЖ не так махрово румынизирован, как его представляют.

Почему в кишинёвских русскоязычных изданиях нет ксенофобии, а в румыноязычных – в порядке вещей? Почему на эту ситуацию не реагирует Независимый центр журналистики и журналистские организации, присягнувшие на деонтологическом кодексе?

– Наталья: В деонтологическом кодексе, придуманном пару лет назад, они написали, что в своей работе «руководствуются принципом честности». И в рамках своего миропонимания они предельно честны. Их ксенофобия очень честная. Она – продолжение того, что написано в книжках, которые они читали в школе, и социальной среды, в которой существуют. Поэтому и реакции нет ни на каких уровнях. Ей просто неоткуда взяться в стране, в которой 20 лет самое распространенное слово «национальный», но при этом нет гражданской нации. Вот каждый и самоутверждается, как может.

Юлия: Наверное, все зависит от внутренней культуры сотрудников и установок редактора. А вот вопрос о реакции журналистских организаций интересный. Сама его периодически задаю.

Дмитрий: Причина – национализм и глубоко укоренившаяся у румын русофобия.

Кишинёвские издания перепечатывают друг у друга материалы, произвольно изменяя текст, название, не ставя автора в известность, не говоря уже о гонораре. Откуда такое отношение к авторскому праву и надо ли это менять?

– Дмитрий: Такое отношение порождено представлением об Интернете как о глобальной помойке, в которой все ничье и общее. Изменить это уже невозможно. Самый надежный способ с этим бороться – производить столько хорошего контента, чтобы другие просто поперхнулись им, будучи не в состоянии все украсть.

Юлия: К сожалению, хамское отношение к авторскому праву – не только молдавская болезнь. Если мне звонят и спрашивают, можно ли перепечатать текст, тем более изменить его название или сократить, я готова плакать от умиления. Конечно, с хамством надо бороться. Что же касается гонораров, то, насколько мне известно, это общепринятая практика: при перепечатке они не выплачиваются. Логика: за этот труд уже получены деньги.

Наталья: Помните: «Автора, автора!!!»?  Этот парень – сегодня явление штучное и дефицитное. Неоткуда взяться оригинально и сильно мыслящим людям в профессии, которая почти окончательно сведена к пересказу и переписыванию. И если такой где промелькнет, его тут же капс-локают. Это уже на уровне инстинкта. И во благо соответствия общественного интереса. Что, к слову, также прописано в свежеиспеченном деонтологическом кодексе.

Какой вопрос вы хотели бы задать себе?

– Юлия: Зачем я связалась с этим ремеслом? Пойти, что ли, в балерины?

Дмитрий: Оно тебе надо?

___________

Фото – http://www.newsmoldova.ru/society/20121221/192738093.html





* Действующая в Молдове с 1994 г. международная неправительственная организация. Основатели НЦЖ – Фонд Сороса в Молдове и Международный центр журналистов (ICFJ) в Вашингтоне (США)


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie