Хлебные крошки

Статьи

Традиции
Общество
Украина

Наталья Киселева

Дети еще знают, кто такие фашисты…

но уже не могут сказать, кто такие наши

День Победы — это действительно праздник со слезами на глазах. И с каждым годом, к сожалению, поводов для слез становится все больше. Уходят ветераны. Они как никто на этой земле заслуживают долголетия, но жизнь человеческая коротка. А остающимся приходится не только оплакивать своих фронтовых товарищей, но и защищать павших чуть ли не в боях. В боях за память и памятники.

Каждый год нашим ветеранам жизнь подбрасывает «подарки» к празднику. Точнее, не жизнь, а стоящие у власти. В этом году отличились эстонские чиновники. Действовали они как мародеры. И никакие уверения, что погибших в годы войны просто перезахоронили, выбрав для них более подобающее место, тут не убеждают. Название эстонского закона, под букву которого попали могилы воинов-освободителей и памятник, — «О сносе запрещенных сооружений» — ярко свидетельствует о подлинных планах и умыслах.

И что же мировая общественность? Мировая общественность, осудившая в Нюрнберге фашизм и признавшая его преступлением против человечества, в большинстве промолчала. С резкой критикой эстонского руководства выступили только Россия и Центр Симона Визенталя, расследующий преступления нацистов.

Руководитель этого центра считает, что, «осуждая преступления против эстонцев всех конфессий и национальностей при советской власти, ни в коем случае нельзя забывать, что именно Красная Армия остановила массовые убийства, проводившиеся нацистами и их приспешниками из числа местных граждан, вплоть до освобождения Эстонии от оккупации нацистской Германией».

Об этом же написал и известный израильский писатель и публицист Исраэль Шамир: «Эстонцы не покаялись за свою массовую поддержку гитлеризма, за уничтожение еврейства (в отличие от соседних финнов, которые спасали своих евреев), за то, что самые лучшие эстонские парни пошли служить в СС, порабощать соседей. Немцы покаялись, покаялись даже французы, но эстонцы, вина которых пропорционально выше, — не покаялись. После победы в Эстонии была проведена денацификация — теперь эстонцы называют ее «сталинским русским террором», но она была крайне мягкой. В то время как англо-американцы убили три миллиона немцев уже после победы, заморили сотни тысяч в лагерях пленных, когда поляки и чехи депортировали закрытыми составами своих граждан только за то, что они были немецкого происхождения, когда во Франции после победы было казнено от сорока до ста тысяч коллабос (включая девушек, переспавших с немецким солдатом), русская денацификация Эстонии (а также Прибалтики и Западной Украины) была поистине бархатной, и — как мы видим теперь — явно недостаточной».

Вообще события в Эстонии можно назвать знаковыми для нашего времени и, к сожалению, для нашей страны, потому что у нас тоже изо всех сил стараются сделать из победителей побежденных. Вместо того чтобы воздавать ветеранам войны славу и почести (и не только раз в году к 9 Мая, а ежедневно), у нас призывают их мириться с коллаборационистами (так сейчас принято называть фашистских пособников).

Памятники воинам-освободителям на Украине пока не сносят, но память о войне стараются вытравить. Вспомните хотя бы инициативу Ющенко по отмене традиционного Парада Победы в 2005 году. А чего стоит его прошлогодний «Указ о мерах по восстановлению исторической справедливости по отношению к участникам вооруженной борьбы в Западной Украине в 20— 50-х годах прошлого века». Или более свеженький образец почитания ветеранов Великой Отечественной во Львовской области. Там ко Дню Победы ветеранам войны из госбюджета выделили 19 млн. грн., а воинам УПА из местного бюджета — миллион гривен. Если пересчитать эти суммы на человека, то получается, что каждый львовский ветеран войны получит около 140 грн., а ветеран УПА — 400 грн. Вот такое соотношение славы и почета в государстве, где усиленно насаждается тезис об организованной ОУН Украинской повстанческой армии, которая «вела вооруженную борьбу на двух, а точнее, на трех фронтах: и против немецкого нацизма, и против московского большевизма, да еще и против польского шовинизма». Видимо, поэтому вояки УПА и получают от государства в три раза больше, чем освободители от фашистских захватчиков. И ничего удивительного, что современные школьники уже затрудняются с ответом на вопрос, кто такие НАШИ, хотя еще могут сказать, кто такие фашисты. И это в Крыму, где два города-героя, где было такое уникальное партизанское движение, где столько людей уничтожено в годы оккупации, где столько крови советских солдат пролито за освобождение от фашистских захватчиков.

Наталья Киселева, Крымское время

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie