Хлебные крошки

Статьи

Русские в дальнем зарубежье
История

Юрий Гончаров // "Африка глазами эмигрантов", Москва, 2002 (публикуется в сокращении)

Донской кадетский корпус в Египте

1920-1922 годы

22 февраля 1920 года в общей волне отступления с кадрами преподавателей, воспитателей и служащих Донской Кадетский Корпус с директором, генерал-лейтенантом А.В. Черянчукиным был погружен в г. Новороссийске на пароход Добровольного флота "Саратов" для переезда в неопределенном направлении. 13 марта с утра забелели вдалеке ослепительно сверкающие под солнцем здания загадочного города Александрии. Что за жизнь будет в этой таинственной стране – никто не знал.

Корпус распоряжением английского правительства был отправлен дальше, в глубь страны – в лагерь деревушки Тэль эль-Кебир, что значит в переводе "конце света". Пассажиры "Саратова" не были здесь первыми гостями. За колючими проволоками на каменистой равнине Тэль эль-Кебира уже простерлись длинные ряды палаток беженцев, эвакуированных прежде, проводивших жизнь в сытном растительном безделье. Генералу Черянчукину пришлось проявить огромные усилия, чтобы добиться признания Кадетского Корпуса школой и выделить в особый лагерь. Обстановка для занятий все же была очень тяжелая – не было помещений для занятий, не было вовсе книг, бумаги и достаточного количества преподавателей. Кроме того, соседство с беженскими лагерями таило неисчерпаемые источники соблазнов и разлагающе влияло на молодежь. Поэтому директор повел энергичные хлопоты о переброске Корпуса в другой район. Пока же события текли своим чередом: понемногу занимались, учили английский язык, совершали экскурсии, знакомились с новой страной.

Наконец, пришло долгожданное распоряжение от английских властей о переводе Корпуса, признанного школой, в другой район, и собственно школьная жизнь началась с момента появления Camp of the Don Cadet Corps около города Исмаилия. Лагерь Кадетского Корпуса был разбит в нескольких километрах от города Исмаилии на песках начинающейся Ливийской пустыни, у самого берега озера Тимсах (Крокодилово озеро). Дикое, когда-то священное, озеро Тимсах теперь обмелело, загрязнилось, и в прибрежной траве жило много крыс, на которых любили охотиться маленькие кадеты и пансионеры (Донской пансион, подготовлявший будущих кадетов, во главе с генералом Свечниковым разделил все радости и невзгоды совместно с Корпусом). Мимо лагеря проходило великолепное шоссе из Исмаилии к переправе через Суэцкий канал на Аравийский полуостров. По этой дороге часто двигались длинные цепи караванов, сопровождаемых живописными фигурами сухощавых бедуинов. Суэцкий канал проходил от Camp of the Don Cadet Corps в десяти минутах ходьбы.

Занятия потекли планомерно. Постепенно собирались книги, учебники; в камышовых бараках, отведенных под классные помещения, преподаватели в пополненном составе занимались с кадетами, изнывая от жары; потом к жаре привыкли. Здоровый воздух, здоровая и обильная пища (кофе, какао, сыр, варенье, сытные до невозможности обеды и ужины) быстро сказались на физическом развитии кадетов. Стал широко прививаться спорт: состязания в беге, прыжках, дискометание, метание копий, ядер, волейбол, крикет, комнатный теннис и масса мелких полезных физических развлечений заполняли досуг кадетов. Снарядов для упражнений и всевозможных мячей было много – это доставлял добрейший представитель YMCA (Ассоциации молодых христиан) мистер А.Симонс (американец). Спортом увлекались. Была и лодка. Часто в душные ночи играли в футбол на футбольном поле при лунном свете. Футбольные команды были в каждом классе. Сборная команда считалась одной из лучших в Исмаилии. Состязания с англичанами, арабами, французами, индусами и малайцами происходили очень часто. Устраивались и гимнастические праздники.

Кроме спорта, гордость кадетов был хор, организованный и блестяще выполнивший свое назначение под управлением регента Н.М. Верушкина (уральский казак). Слава хора разнеслась далеко в Палестину, когда стараниями энергичного корпусного священника о. Димитрия Троицкого (уралец) удалось организовать поездку хора в Иерусалим. Церковь была устроена своими силами. Как ценную память своей поездки в Палестину хор привез в подарок церкви Корпуса икону – благословение Иерусалимского патриарха Дамиана (грек) – и частицу Животворящего Креста.

Надо удивляться, что, несмотря на иссушающий зной, кадеты так много и разносторонне проявляли свои природные дарования. Издавался очень тщательно рукописный журнал "Донец". Потом его начали размножать на гектографе. Тот же Н.М. Верушкин создал духовой оркестр, инструменты для которого пожертвовали в Порт-Саиде моряки из Владивостока. И наконец, в страшно трудных условиях создан был театр, начавший свои постановки с блестящих "Романтиков" Э.Ростана.

Попутно с занятиями классными шли и внеклассные. Французский и английский языки преподавались на этих занятиях в больших объемах. К концу первых трех месяцев многие уже свободно говорили по-английски. Преподавалось и автомобильное дело, также и электротехника. Вскоре при лагере возник небольшой гараж, где работали кадеты как шофера.

Внешний вид лагеря был очень опрятен. Директор установил награду самой чистой палатке – донской флаг на неделю мог развеваться над этой палаткой. Соревнование было ожесточенное, особенно у младших. Знакомства начальством поддерживались больше с англичанами, итальянцами и греками города. С арабами у начальства близких отношений не было. Новостей из пылающего огнем гражданской войны Крыма поступало не так много. Читалось все очень жадно. И катастрофа борьбы Юга с Севером произвела необыкновенное впечатление.

Составлялась приличная библиотека. Наладилась связь с атаманом Всевеликого Войска Донского. Оставила навсегда след в душе каждого любопытнейшая экскурсия в Каир – на пирамиды.

В начале 1922 года появились первые сведения о том, что Корпус и все беженческие части в Египте будут переведены на Балканы. Но этому сообщению не придали большого значения. Занятия шли, уже состоялся второй "египетский" выпуск кадетов; жизнь шла налаженным руслом. И вдруг слухи эти оказались справедливыми. Последовало официальное распоряжение. Это произвело ошеломляющее впечатление. Для кадетов Египет стал уже родным. Налаженная школьная машина стала. Никакие ходатайства не помогли, и наконец, лагерь загудел, собираясь в путь – в новые земли. Проехав из Александрии на английском пароходе "City of Oxford" знакомую дорогу по Средиземному морю, оставив часть младших кадет в образованный в Буюк-Дере Russian School, с плачем расставшихся со сверстниками, Донской Корпус прибыл в Варну. Здесь жизнь пошла иначе. Ни о каких занятиях думать не приходилось. Сразу же началось распыление, кадеты обтрепались, потеряли внешний вид, изменились внешне и духовно. Никакими усилиями "Египетский Корпус" спасти не удалось. В Варне закончилось его существование. Старшие кадеты уехали кто куда – несколько человек в Атаманское Военное Училище, более молодые переехали в Шуменскую русскую гимназию и Тшебовскую. Остальные рассыпались по всему свету.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie