Хлебные крошки

Статьи

Белорусский форпост
Культура
Белоруссия

Андрей Бобок

Два родных языка белорусов

Русский - тоже родной!

На вопросы «Файла-РФ» отвечает доктор философских наук, заместитель директора Информационно-аналитического центра при Администрации президента Республики Беларусь Лев КРИШТАПОВИЧ.

– Лев Евстафьевич, любимой темой наших «ОППАзиционно ориентированных историков» была и остаётся «русификация Беларуси», «насильственное насаждение русского языка», якобы проводившееся и в XIX, и в XX веках, и в веке нынешнем. Самый истошный визг на ОППАвских тусовках раздаётся именно по поводу ненавистного им русского языка, который нам, белорусам, якобы бессовестно навязали. Более того, иные из этих псевдоисториков договариваются уже до того, что русские и белорусы – это два разных народа. Что тут можно сказать?


«Я – гражданин Республики Беларусь!». Эти слова, сказанные на русском языке, звучат абсолютно так же на белорусском. Фото БелТА.


- Нынешние фальсификаторы нашей истории ничего нового и оригинального в своих «исследованиях» не сообщают. Они всего лишь воспроизводят антиисторические инсинуации западной пропаганды и реанимируют антирусские сентенции так называемых «национальных демократов» конца ХIХ - начала ХХ веков в Беларуси и на Украине.

Один из известных  деятелей «национальной демократии» в Беларуси Вацлав Ластовский в своих работах доказывал, что «белорусы и русские две разные расы, а белорусское движение по существу является не просто сепаратным от России, а движением национально-расовым». Вернувшись из эмиграции в Минск в 1927 году и став руководителем исторической и этнографической науки в Советской Белоруссии, он продолжал проповедовать теорию волото-кривского происхождения белорусов, согласно которой белорусы обладают расово-антропологическим превосходством над русскими. Им была создана так называемая концепция о «Кривии» - якобы существовавшем в прошлом огромном белорусском государстве, где доказывалось, что белорусский народ должен называться «кривичским», так как он ментально отличается от русских, а название Беларусь должно быть заменено Кривией. Другой «национально-демократический» деятель того времени Аркадий Смолич в учебнике для средних школ БССР «Кароткi курс геаграфii Беларусi» пытался всячески обосновать антропологическое (физическое) отличие белоруса от русского.

А третий представитель нацдемов, академик Белорусской академии наук Язэп Лесик, будучи автором учебников по белорусскому языку,  предпринимал все меры, чтобы противопоставить его русскому.  Всякое заимствование в белорусский язык из русского (в том числе, даже научно-технической терминологии) Язэп Лесик объявлял недопустимой русификацией. В своих публикациях он выступал против употребления белорусскими писателями и учёными даже извечно белорусского слова, если оно хотя бы внешне совпадало с русским словом.

Вместе с тем, Язэп Лесик охотно включал в белорусский литературный язык всевозможные полонизмы. Усилиями Лесика и других аналогичных «белорусизаторов» белорусам навязывался абсолютно непонятный для них  «белорусский» язык. Такая «белорусизация» мешала, а не помогала белорусам получить образование на родном языке. Да и чего можно было ожидать от этих русофобов, которые в своё время посылали благодарственную телеграмму германскому кайзеру Вильгельму II, где выражали ему благодарность «за освобождение Белоруссии от тяжёлого гнёта, господства чужого, издевательства и анархии». Потеряв последние остатки стыда и совести, они заявляли, что «независимость Белоруссии может быть обеспечена только в союзе с Германской империей».

Разумеется, такая «белорусизация» была не только антироссийской, но и антибелорусской, поскольку она была чужда белорусскому национальному характеру, в ложном свете рисовала взаимоотношения между белорусами и русскими, и поэтому абсолютно не воспринималась нашим народом. Современные фальсификаторы, реанимируя комплекс антирусских, антисоюзных взглядов идеологов «национальной демократии» на рубеже ХIХ–ХХ веков, тем самым идут вразрез с белорусской ментальностью и подлинной белорусской историей.

- А какова она, на ваш взгляд, подлинная история формирования белорусского народа и белорусского языка?


Мы идём в школу, чтобы учить русский и белорусский языки. Фото БелТА.


- На протяжении XIII–XVII веков, когда территория современной Беларуси и Украины входила в состав Великого княжества Литовского и Речи Посполитой, белорус, точно так же, как и украинец, выступают не столько под своими современными этническими обозначениями, сколько под общим названием древнего русского народа. Понятие «русский» было одновременно и синонимом последующих понятий белоруса и украинца. Все историки, изучающие тот период, подчёркивая особенность национальности коренного населения на территории современной Беларуси и Украины, говорят именно о древнем русском народе, сохранившем в первозданной чистоте полученную от восточных патриархов свою, русскую веру.

В процессе дальнейшего исторического развития Белой Руси происходит разделение первоначально древнего русского народа, как именовали себя белорусы и украинцы в XIII–XVII веках, на два, хотя и родственных, но отдельных народа. Более или менее завершающим этапом в этом процессе складывания собственно белорусского народа, не растворявшегося уже в едином древнем русском народе, а также формирования основ современного белорусского языка, можно считать XVIII век. В этом плане симптоматично высказывание белорусского епископа Георгия Конисского на коронации Екатерины II, где бывший ректор Киевской Академии прямо говорит о православном белорусском народе, ожидающем избавления от национально-религиозных гонений польской шляхты.

- Кем же мы, белорусы, сами себя осознаём, ощущаем? Вот я сам, например, и огромное большинство моих соотечественников – ведь мы даже не ставим для себя вопрос, какой же язык для нас более родной. Хотя, опять же, громадное большинство из нас, белорусов, и говорит, и думает по-русски. Но разве в этом есть что-то ненормальное?


День Белорусской письменности в городе Каменец Брестской области. В руках у белорусских школьников Библия на русском языке. Фото БелТА.


- Именно преднамеренное отрицание специфики формирования белорусского самосознания лежит в основе фальсификаторского тезиса о русификации белорусского народа в досоветский и советский периоды. Можно с уверенностью утверждать, что вопрос о белорусском языке не является ключевым для формирования белорусской идентичности. Данные социологических исследований показывают, что число граждан республики, считающих своим родным языком собственно белорусский или русский, приблизительно равно. В то же время действительно, при том, что белорусами себя называют более 80 процентов жителей страны, большинство наших соотечественников пользуются в повседневной жизни именно русским языком. Признавая себя белорусами и в то же время считая родным языком русский, мы, белорусы, сами опровергаем измышление русофобов о русификации белорусского народа. Тем самым подтверждается специфика белорусской идентичности, которую нельзя подвести под шаблоны исторического словаря. Она выражается в том, что русский язык – это не иностранный язык, он такой же родной язык для белорусов, как и белорусский. Это выражается и в том, что для белорусов русский народ – это не иностранцы, как, например, французы, немцы или поляки, а родной этнос. Причём важно понять, что русский язык был родным языком для белорусов и в досоветский период. Поэтому ни о какой русификации белорусского народа не только в ХХ веке, но и даже в XIX веке не может быть и речи.

Подтверждение этой бесспорной мысли можно видеть в языковой политике польского правительства в Западной Белоруссии в 1921-1939 годах. Так, в секретной записке полесского воеводы В. Костек-Бернацкого министру внутренних дел Польши в январе 1937 года указывается, что «не может быть и речи о том, чтобы в течение ближайших 10 лет учителем на Полесье был белорус или даже местный полешук. Учитель-полешук православного вероисповедания чаще всего русифицирует местное население, вместо активной учительской деятельности для пользы Польши». А в аналогичной секретной записке белостокского воеводы Г. Осташевского от 23 июня 1939 года говорится: «Сознательный белорусский элемент придерживается прорусской ориентации. В первом ряду стоят здесь древние русские симпатии… Мы должны одолеть древнюю белорусскую культуру».

То есть, даже идеологические и политические недруги  России, говоря о том, что белорусский учитель русифицирует местное население, тем самым объективно признают как очевидный тот факт, что для нашего народа не существовало проблемы выбора между белорусским и русским языками, поскольку для белорусов они оба были и остаются одинаково родными языками, а белорусская культура, основывающаяся на древних русских традициях, рассматривалась и рассматривается как неотъемлемая часть общерусского культурного мира.

- Тем не менее, несмотря на полную безрезультатность своих усилий, нынешние «белорусизаторы» упорно продолжают выступать против русского языка, мотивируя это якобы заботой о белорусском языке. Отчего такая настырность?

- Традиционная истерика «белорусизаторов» о «русификации белорусов» обусловлена не заботой о развитии белорусского языка, а совершенно другими соображениями. Какими? Под предлогом возрождения родного языка преследуется цель противопоставить белорусский язык русскому, зачислить русский язык в разряд иностранного наподобие английского и немецкого. То есть, лишив русский язык всякого упоминания о его родстве с белорусским языком, тем самым противопоставить белорусов и русских друг другу как совершенно разные народы, которые не имеют ничего общего между собой. «Белорусизаторы» понимают, что для отрицания этнического родства белорусов и русских необходимо именно отрицание русского языка как родного для белорусов. Зачем это делается? Чтобы осуществить вековую мечту всех русофобов – путём разъединения наших братских народов разрушить нашу общерусскую историю, нашу общерусскую цивилизацию с целью реализации их программы «Натиска на Восток», будь это крестовые походы немецких рыцарей, агрессивная политика против Руси и православия польской шляхты, «жизненное пространство» фашизма или современное продвижение НАТО на Восток. Всё это – составные части одной и той же геополитической программы. Имя ей – русофобия. И «белорусизаторы» в этой геополитической борьбе являются обыкновенными русофобами, наймитами Запада, а не деятелями белорусской культуры.


Крестный ход в Могилёве в память выдающегося церковного деятеля, писателя и проповедника, архиепископа Могилёвского и Белорусского Георгия Конисского. Фото БелТА.


Вся их возня вокруг возрождения белорусского языка – это имитация, «пыль в глаза» доверчивой публике. Ибо, изгоняя русский язык из категории родного для белорусов, «белорусизаторы» тем самым делают белорусский язык незащищённым, производят над ним, говоря образно, операцию кастрации. В чём это будет выражаться? Сначала «белорусизаторы» переведут белорусский язык с кириллицы на латиницу, чтобы ликвидировать даже визуальное родство белорусского и русского языков, а затем этот уже наполовину выхолощенный «белорусский язык» доведут до полной, так сказать, кондиции,  нашпиговав его всевозможными полонизмами. Так что от белорусского языка останутся «рожки да ножки». Ни для кого не секрет, на таком белорусском языке наш народ уже не будет способен не только писать, но и разговаривать.

Под видом возрождения белорусского языка современные «белорусизаторы» стремятся выполнить давнюю иезуитскую программу: сменить ментальность белорусской интеллигенции, превратить её хотя бы на первоначальном этапе, скажем, в «литвинскую». Что касается белорусского народа, то и тут «белорусизаторы» действуют, как иезуиты. Главное, считают они, чтобы интеллигенция отказалась от своей русскости, а народ никуда не денется. Дескать, как скажут ему, так и будет. Но такая «белорусизация» есть не что иное, как программа ликвидации белорусского народа и Беларуси. Ведь должно быть понятно, что если отдельные люди и могут сменить свою национальность, стать, к примеру, поляками или литовцами, то весь народ это сделать не может именно по причине невозможности превратиться в другой народ. Такая ситуация в истории любого народа всегда вела лишь к исчезновению самого народа. Посмотрите на судьбу полабских славян – лютичей, ободритов и других. Стали ли они немцами? Нет, они исчезли из истории как народы. Хотя, разумеется, отдельные представители полабских славян идентифицировались в качестве немцев. Вот почему в реальности «белорусизаторы» ведут дело не к возрождению белорусского языка, а к ликвидации как белорусов, так и Беларуси. Вот почему важно понимать, что русский язык – это не только родной язык для белорусов, но это тот язык, который выполняет функцию главного гаранта сохранения и укрепления белорусской идентичности. Поэтому всякое противопоставление белорусского и русского языков, попытка зачислить русский язык в категорию иностранного языка для белорусов будет вести к утрате своего этнического самосознания и к ликвидации самого белорусского языка.  

 

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie