Хлебные крошки

Статьи

Россия
Общество
Россия

Людмила Бутузова

Дворцы народов

Чем беднее регион, тем богаче его недвижимость в столице

За последние годы представительства регионов в Москве увеличили штат своих сотрудников в 5-6 раз. Расходы на их содержание выросли в общей сложности до 5-7 млрд рублей в год

К 2012 году число чиновников сократят на 20%. Но давно замечено: сколько ни сокращай российский госаппарат, он постоянно разрастается. Особенно это касается представительств регионов в столице.

Если судить по парадному подъезду какого-нибудь нарядного особнячка, притаившегося в старомосковском переулке, ни за что не догадаешься, кто тут обитает: посол иностранной державы или представитель одного из депрессивных регионов России. Ну разве что табличка подскажет. А чаще всего и ее нет.

В свое время Москва довольно щедро делилась с дружественными регионами землей и "ненужными" зданиями. Они тоже в долгу не оставались. Источники в мэрии рассказывают: в начале 2000-х Кабардино-Балкария передала в собственность столице три корпуса санатория им. Калмыкова в Нальчике с прилегающей территорией. Москва взамен предоставила республике в долгосрочную аренду земельный участок 0,31 га на улице Таганской с расположенным на нем памятником архитектуры - "жилым домом первой трети ХIХ века". Кабардино-Балкария обязалась за свой счет отремонтировать обветшавший домик и приспособить его для постпредских чиновников.

К слову, постпредство республики в Москве и тогда было не бесприютно - с начала 1990-х занимает просторный особняк на Большой Коммунистической улице. Но, видимо, чиновникам стало тесновато.

Говорят, так часто бывает: угнездит какой-нибудь регион свою дипломатическую миссию на арендованном закутке, а потом выясняется, что в интересах "оперативной связи с правительством РФ" необходимо обзавестись недвижимостью в пределах Садового кольца.

Но некоторые довольствуются тем, что имеют. Вот, допустим, Калмыкии Москва отдала бывший детский сад на Поклонной горе. Всего за месяц под личным руководством бывшего президента республики Кирсана Илюмжинова он превратился в помпезный замок, окруженный кирпичным забором. Внутри - 6656 квадратных метров, мраморная лестница, двухэтажная хрустальная люстра в виде спирали, пристенные фонтанчики, конференц-зал, обставленный по евростандарту, еще один зал с мягкими коврами для приема гостей. На третьем, пристроенном, этаже - гостиничные номера и люкс президента с белой кожаной мебелью, в подвале - сауна с бассейном. По рассказам знающих людей, Илюмжинов появлялся здесь только во время деловых встреч, для отдыха у него есть апартаменты в Подмосковье.

Скромные и честные

- У нас на юге принято строить с размахом, - однажды пооткровенничал с "Известиями" член правительства Республики Адыгея, не без гордости показывая "посольский" дворец в Старом Толмачевском переулке.

Дворец выглядел роскошно. Гораздо лучше, чем сама республика, пережившая в тот год страшное наводнение. На ликвидацию последствий стихии, помнится, собирали всем миром. После вопроса о том, откуда у республики взялись "лишние" деньги на строительство столичного особняка, собеседник потерял интерес к разговору. Дальше порога корреспондентов уже не пустили.

Режим секретности соблюдают практически все региональные представительства. Вход охраняют свирепого вида секьюрити, "послы", если до них дозвонишься, разговаривать "не уполномочены".

Тем более интересно, зачем регионам, особенно бедным, содержать в Москве свой штат чиновников? В какую сумму обходятся налогоплательщикам представительские навороты? Таким вопросом уже задавался Алексей Улюкаев в свою бытность первым заместителем министра финансов. И констатировал: это трудно подсчитать, расходы на столичные представительства тщательно спрятаны внутри общих расходов губерний на органы госуправления.

Года три назад Минфин все-таки обязал регионы предоставлять официальные данные на содержание постпредств в Москве. Из десяти хронически дотационных республик юга России лидером по расходам стала Чечня, "задекларировав" на свое представительство 50,77 млн рублей в год. Далее места распределились так: Северная Осетия (26,58 млн), Кабардино-Балкария (13,25 млн), Ингушетия (9 млн), Адыгея (7,2 млн), Карачаево-Черкесия (6,5 млн), Калмыкия (3 млн). Скромность последней умиляет - похоже, республика платит только за коммунальные услуги во дворце, а штат чиновников питается святым духом.

Минфин поделился с "Известиями" и еще одним наблюдением: состояние кошелька "субъекта" и масштабы его представительской недвижимости в столице - это две большие разницы. К тому же со временем аппетиты начинают расти вне зависимости от реальных возможностей региона.

Лоббизма много не бывает

Строго говоря, в существовании региональных представительств смысл был. После того как распался Союз и рухнули экономические связи, субъекты федерации, чтобы элементарно выжить, вынуждены были договариваться между собой буквально обо всем: о торговле, о производстве, о культурном обмене. Сидя в Москве, договориться проще. Кроме того, здесь и Минфин в пределах видимости, и банков много, и богатых инвесторов больше.

Учитывая все это, в 1992 году первый президент России Борис Ельцин подписал указ "О представительствах краев и областей при правительстве РФ", а тогдашний премьер Виктор Черномырдин специальным постановлением выделил субъектам федерации помещения на Новом Арбате: по 2-3 комнатки каждому. Некоторые - примерно четверть из 89 регионов - до сих пор там и сидят. Большинству же этого показалось мало, стали "договариваться", приобретать в Москве недвижимость, обзаводиться помощниками, консультантами, автомобилями, горничными, охраной и комендантами зданий.

Вовсе не всегда это происходило "по блату". Республика Мордовия выстроила на улице Образцова трехэтажный дом с мансардой и комнатами для командированных. По словам полпреда, раскошелиться на это дело позволил успешный товарооборот с Москвой. Республика и в самом деле завалила столицу лампами, после того как получила от нее инвестиционный кредит на перевооружение производства и с толком его использовала.

Доходам Саратовской области, вероятно, соответствует добротное здание в Подкопаевском переулке, выкупленное администрацией еще до дефолта 1998 года за 8 млрд рублей. Половину суммы губерния отдала деньгами, а вторую - поставками пяти троллейбусов по себестоимости. Представительство особо вроде бы не роскошествует: 8 сотрудников, пять машин, включая губернаторский "Мерседес". И даже экономит - в прошлом году, например, вместо запланированных в бюджете 30 млн руб.потратили 25 млн. Тем не менее именно саратовские депутаты потребовали от исполнительной власти подробный отчет о расходах на представительство. Им, конечно, рассказали, что, не будь у области своего угла в Москве, на командировки пришлось бы потратить гораздо больше - миллионов сорок пять. Депутаты остались довольны. Никому из них почему-то не пришло в голову спросить: а зачем областным чиновникам столько командировок в Москву?

Все свои

- Мы свой хлеб даром не ели, - любил рассказывать бывший руководитель постпредства Курганской области Олег Пантелеев. - Бегаешь по коридорам как запаленный, но помощь области колоссальная: во-первых, в оперативном управлении, во-вторых, инвестициями на миллиарды рублей в год.

Пантелеев достиг и личного результата в забеге - теперь он сенатор от родной Курганской области. Такой же путь проделал и Владимир Шойжилжапов, бывший постпред Агинского Бурятского округа. Впрочем, знание московских коридоров и готовность бегать по ним гарантировали место в парламенте не только шустрым товарищам, но и близким людям, а то и родственникам глав регионов. Орловскую область, например, восемь лет втайне от налогоплательщиков представляла в Москве родная дочь бывшего губернатора Егора Строева - Марина Рогачева. Это выяснилось, когда папа переместил ее на свое место в Совете федерации. Девушка и там неплохо справлялась - до тех пор, пока место вновь не понадобилось отцу.

В московском представительстве Ставропольского края с 1997 года сменилось три руководителя, которые были выходцами из региона и считались близкими людьми бывшему губернатору Александру Черногорову. Нынешний губернатор Валерий Гаевский поменял кадровую традицию: два года назад полпредом был назначен Виктор Уткин, прежде с краем не связанный, но, как оказалось, работавший вместе с Гаевским в Министерстве регионального развития. Статус представительства значительно вырос, что прежде всего подтверждают возросшие расходы на его содержание. В нынешнем году бюджет края предусматривает на эти цели 19,7 млн рублей - на 1,2 млн руб. больше, чем годом прежде. Штат постпредства, еще недавно насчитывавший 8 человек и состоявший преимущественно из ставропольцев, теперь расширился, в нем преобладают выходцы все из того же Минрегионразвития.

Калининградское представительство практически бессменно возглавляет политический старожил, бывший председатель Совета федерации Владимир Шумейко. По его словам, в штате пять чиновников и два водителя, их содержание обходится в 3 млн рублей в год. Но работы хватает.

- Поддерживаем связь со всеми властными структурами, беседуем с инвесторами, - рассказал Шумейко. - Каждый день к нам обращаются земляки со своими бытовыми проблемами. Один потерял деньги и документы, и мы бесплатно отправляем его домой. Другому, наоборот, надо успеть на похороны, и он тоже идет к нам.

Интересно, что на сайте областного правительства отыскать координаты московского представительства невозможно. Каким образом калининградцы в случае необходимости находят в большом городе уголок своей малой родины, остается только догадываться.

Депутат областной думы Соломон Гинзбург по поводу "московского посольства" имеет иное мнение:

- Основная функция представительства - максимально учитывать интересы региона - увы, не исполняется. Сколько раз мы сталкивались с ситуацией, когда выходит новый закон, а геополитические особенности региона в нем не отражены. И дело даже не в расходах на содержание специальных чиновников в Москве, а именно в продуктивности их работы. В той форме, в которой существуют сегодня наши представительства, они больше похожи на закрытый вип-клуб для посиделок и приема важных гостей.

Не так сели

Катят бочку на региональные представительства не только из Калининграда. Депутат Госдумы от КПРФ нижегородец Николай Рябов год назад был лишен права голоса в парламенте за то, что назвал расходы на "посольства" воровской статьей. Депутаты сочли это оскорбительным и применили к коллеге санкции. Но народный избранник и сейчас свое мнение не изменил.

- Я обратился в правительство страны с просьбой разъяснить, каковы цели и задачи этих ведомств и каков эффект от их деятельности, - вспоминает Рябов. - Получил на свое обращение отписку от одного из заместителей министра регионального развития, что финансирование представительств - это статья затрат региональных бюджетов и федеральное правительство в это дело вмешиваться не может. Но тогда возникает вопрос: если вы не интересуетесь расходами региона, то как даете им деньги?

Что касается лоббирования интересов региона в столице - на что, собственно, и упирают чиновники, когда заходит речь об эффективности представительств, - то, например, Нижегородская область имеет десять депутатов в Госдуме и двух сенаторов в Совете федерации плюс губернатора Валерия Шанцева, который в коридорах власти как рыба в воде. И хотя лоббизма много не бывает, но при таких толкачах вряд ли представительство играет ведущую роль в экономическом продвижении области. Хотя материально оснащено, что называется, по полной: имеет в своем распоряжении пять автомобилей (новый Mercedes Benz S500, Toyota Land Cruiser, Mitsubishi Galant, Audi A8 и Toyota Camry), располагается в престижном месте (на Каховке, 25) и тратит на себя по 60 млн рублей в год.

Самое интересное, что все эти "палаты особого назначения" в Москве - как бы это помягче выразиться - не вполне законны. Не существует ни единого нормативного акта, определяющего порядок и форму работы представительских учреждений. Напомним: указ Ельцина и постановление Черномырдина в 1992 году поспособствовали установлению обрушившихся связей между регионами, предоставив элементарные офисные условия для налаживания контактов. Но в этих документах не было речи о том, что регионы имеют право создавать некие "посольские" структуры, приобретать для них недвижимость на деньги налогоплательщиков и заполонять Москву армией прикомандированных чиновников, как будто у нее своих мало.

Так чем же руководствуются субъекты федерации при создании все новых и новых представительств, причем не только в столице, но уже и в ближнем и дальнем зарубежье? Оказывается, положениями, которые сами создают и утверждают. Один такой образец, изготовленный в Псковской области, оказался в распоряжении "Известий". На четырех страницах внушительный список обязанностей и задач, которые вменены представительским чиновникам, вплоть до взаимодействия с командованием Минобороны России и Пограничной службы ФСБ. В некоторых местах пышность и пафосность просто зашкаливают. Например, представительство "обнародует законы области, удостоверяет их, либо отклоняет законы, принятые Псковским областным собранием депутатов".

Владимир Путин, будучи президентом, давал поручение - привести правовые акты субъектов федерации в соответствие с действующим законодательством. Так вот, проверка Генпрокуратуры показала, что положения, определяющие деятельность представительств субъектов федерации в Москве, идут вразрез с Конституцией РФ. А согласно Гражданскому кодексу, эти учреждения не являются юридическим лицом и не имеют права официально представлять интересы своих регионов в столице. К слову, Верховный суд Хакасии по заявлению республиканского прокурора также признал положение о представительстве в Москве противоречащим федеральному законодательству.

Больше никто из прокуроров в суды не обращался. Зато совет глав представительств (есть в Москве и такой клуб по интересам) обратился к Путину с просьбой решить наконец проблему с официальным статусом региональных "посольств" - например, прикрепить бесхозные учреждения к аппарату правитель-ства.

- Это шаг отчаяния, - пояснил "Известиям" бывший "посол" одной из республик, теперь сотрудник нефтяной компании. - У центра сейчас другая схема укрепления власти - не по горизонтали, а по вертикали. Представительства регионов в нее не вписываются.

Лично он ни о чем не жалеет - столичная прописка, офис и служебная машина у него остались. Лишился бильярда. Ну, так не во всех посольствах они и были.

Людмила Бутузова, Полина Киселева, Николай Гритчин, Илья Стулов

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie