Хлебные крошки

Статьи

История
История

Эмиграция из России за последние полтысячелетия

XX век

Начало ХХ века в России совпало со взрывообразной волной трудовой эмиграции. С одной стороны, это было обусловлено легализацией выезда на сезонные работы в зарубежные страны, а с другой – поражением революции 1905–1907 годов. В этот период стало увеличиваться число этнически русских трудовых эмигрантов, т.к. земельный вопрос так и не был решен.

Несмотря на массовый характер эмиграции "Положение об эмиграции" не было принято. Государство по-прежнему практиковало высылку в принудительную эмиграцию для политических оппозиционеров. Но в то же время вступление в силу закона о свободе совести и вероисповеданий вызвал реэмиграцию старообрядцев. Продолжалась политическая эмиграция: с каторги бежали за рубеж участники первой русской революции, рабочие. В Австралии, США в этот период сформировались целые колонии русских рабочих. В 1913 г. по политической амнистии в Россию вернулись некоторые революционеры. Февральская революция 1917 года привела к массовой политической реэмиграции. Собственно дореволюционные политические эмигранты совершили октябрьский переворот.

Октябрьская революция и Гражданская война послужили импульсом для массового исхода россиян с родины. Всего выехало около двух миллионов человек. В результате исхода сформировался уникальный феномен "Русского Зарубежья". До смерти Ленина границы СССР еще были проницаемыми, и эмиграция продолжалась. Между зарубежьем и родиной были контакты, но с приходом к власти Сталина опустился "железный занавес".

В результате Второй Мировой Войны за временно утратившими непроницаемость границами СССР оказалось значительное число советских подданных. Это были главным образом остарбайтеры ("восточные рабочие"), насильно вывезенные с оккупированных территорий СССР в Германию, а также непосредственные участники православного возрождения на оккупированных территориях. Однако их судьба была предрешена властью еще в феврале 1945 года, когда в Ялте Рузвельт и Черчилль дали Сталину обязательство обеспечить поголовную принудительную репатриацию в СССР всех советских людей, находившихся за рубежом. Неправильная репатриационная политика СССР отторгнула от возвращения на родину тысячи людей. Но среди них также были и изменники, боявшиеся наказания.

Следующая волна эмиграции – это так называемая эмиграция по израильской визе в конце 1960-х – 1970-е годы. Из СССР выезжали евреи, получившие такую возможность, а вместе с ними – представители творческой интеллигенции. Был и поток религиозной эмиграции – пятидесятников. Одновременно власти практиковало высылку инакомыслящих (диссидентов) за пределы страны.

Распад железных границ СССР, либерализация всех сфер общественной жизни обернулись для России вторичной европеизацией. В отличие от петровских времен в России распахнулось не "окно в Европу", а рухнули все стены, отделявшие ее от дальнего зарубежья. Западный мир со всей его соблазнительной для неискушенного россиянина бытовой-вкусовой обывательщиной хлынул в Россию, а россияне в свою очередь ринулись за кордон – либо внутренне, уверовав в абсолютное превосходство всего иностранного, либо по-настоящему, на ПМЖ. Впервые в отечественной истории право свободного выезда и возвращения на родину было возведено в статус государственного закона. На фоне нестабильной экономики, криминогенной ситуации, беспрецедентная для России безнаказанность отъезда и легкость оформления загранпаспортов вызвали общественный ажиотаж. Начался новый постсоветский этап российской эмиграции.

Прежде всего, стали выезжать для воссоединения с историческими родинами евреи, немцы и греки, благо что родины сами проявляли инициативу и настойчиво собирали по миру своих потерянных детей. Этническую эмиграцию дополнила эмиграция обывательская, взыскующая житейской обустроенности, уставшая от неказистой российской действительности начального периода реформ. Одновременно за границу потянулись и ученые, для которых в государственном бюджете практически не осталось статьи. А вслед за ними и бизнесмены, которые устали бояться за свою жизнь, капиталы, а, кроме того, некоторые почувствовали в двойном гражданстве преимущество – щит от возможных преследований со стороны налоговой полиции.

"Внутренняя" эмиграция на этот раз уже не носит сословный характер, она охватила практически все слои населения. Работать в зарубежных фирмах и приносить доход иностранным государствам, оставаясь на территории России, стало в порядке вещей и мерилом социального статуса.

Но на фоне всех этих процессов произошло главное – Российское государство из притеснителя эмигрантов превратилось в их покровителя. Право соотечественников за рубежом на государственную поддержку стало законом. Впервые за столько веков государство разрешило выезжать.



Исторически российская эмиграция зародилась и на протяжении всего дореволюционного времени магистрально развивалась в модусе бегства народа от самодержавного государства вследствие угнетения властью, страха перед ней, идейной ненависти к ней. Российская эмиграция развивалась как во внешнем (реальном), так и внутреннем (ментальном) режиме, причем при определенных обстоятельствах последний переходил в первый. Самодержавная власть мыслила себя полновластной хозяйкой своего народа и монопольно распоряжалась правом российских подданных на выезд и въезд: давало разрешения, запрещало, лишало подданства. На протяжении всего дореволюционного периода эмиграция так и не получила законодательной базы и не была легализована. Россиянин независимо от сословия не обладал свободой перемещения за государственные границы. В отношении власти к бегству подданных на протяжении XVIII-XIX веков прослеживается определенная эволюция: от неукоснительного желания вернуть их в свое лоно до сознательного выталкивания за рубеж, правда, под своим неусыпным контролем. И все же несмотря на все препоны границы Российской империи были проницаемыми, существовала постоянная живая связь между Западом и Россией, между эмиграцией и отечеством; происходил обмен идеями, литературой, людьми. Старообрядцы, политэмигранты так или иначе сохраняли связь с Россией.

В послереволюционный период была сохранена историческая преемственность и эмиграция продолжалась как бегство от советского государства, которое в сталинский период приобрело имперский характер. Причинно-следственный ряд остался прежним: угнетение, страх и ненависть. Однако на этот раз границы советской империи утратили свою проницаемость на долгие десятилетия. Опустился "железный занавес". Регулярно по воле истории он приподнимался, и тогда вон из государства бежали тысячи людей. Советская власть, как и власть самодержавная, была монополистом права на выезд и въезд, как и в дореволюционные времена она практиковала высылку заграницу, контролировала эмиграцию своими секретными агентами.

И только в постсоветский период эмиграция приобрела новый характер – свободный. Россия стала открытой миру. Право свободного выезда и въезда было узаконено. И все же под маской свободного выезда скрывалось все то же бегство от государства, на этот раз не от деспотического, а от бессильного, не способного создать для своих граждан человеческие условия для быта, научной деятельности, бизнеса. Легализовав выезд за рубеж, власть попыталась хотя бы частично снять остроту противоречий в обществе, умиротворить его. И в то же время, понимая катастрофичность потери, она, спохватившись, в 1999 году подписала указ о государственной поддержке соотечественников за рубежом, однако сил на его претворение в жизнь у нее не хватило.

Однако нет худа без добра. В результате постсоветской эмиграции за пределами России складывается диаспора нового поколения – активная, мобильная, относительно финансово обеспеченная и, главное, нацеленная на сохранение русского языка и культурного наследия. Этот процесс совпал со сменой власти, усилением Российского государства на демократических основах и одновременным восстановлением культурно-исторической преемственности с дореволюционным периодом. В различных сферах общественной жизни Россия восстанавливает порванную духовную связь с русским ренессансом ("серебряным веком"), представители которого ушли после октября 1917 г. в эмиграцию. Медленно, но неуклонно Россия вступает в новую эпоху своего Возрождения. Впервые российская власть в лице Президента с высокой трибуны обратилась ко всем зарубежным соотечественникам о своей заинтересованности в их поддержке, о сотрудничестве с ними на благо России. Российское государство декларирует свою заинтересованность в возвращении соотечественников, но не собирается возвращать их силой. Возвращение должно стать внутренним выбором эмигранта, его волевым решением. И может быть, оно и не обязательно должно проходить в режиме переселения на родную почву, хотя ничего лучше родной земли нет. В условиях глобализирующегося мира жизнь человека может проходить и на транснациональном уровне, в виде свободной миграции между несколькими странами и отечеством.

Но возможно и внутренее, ментальное возвращение (как и "внутренняя" эмиграция). По той или иной причине укоренившийся в зарубежной почве россиянин может сохранять родной язык, культуру, пропагандировать ее, передавать своим детям и откликаться на события в России, сопереживая ей. И как знать, возможно, ментальное возвращение когда-нибудь перерастет в репатриацию.

Маргарита Кононова



Ссылки по теме:

Эмиграция из России за последние полтысячелетия. XIX век

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie