Хлебные крошки

Статьи

История
История

Леонид Соколов

Еще раз о "некоторых мифах"

Или как украинские "патриоты" готовятся к Году России на Украине и 350-летию Переяславской рады

На интернет-сайте украинской редакции "Радио Свобода" не так давно была помещена заметка некоeго Василя Зилгалова из Праги под названием "О некоторых исторических мифах, связанных с Переяславскими соглашениями 1654 года". В ней, в частности, утверждалось, что часть политических сил Украины "…раз за разом наступает на те же самые исторические грабли…" и постоянно "…скатыватывается в болото давно устаревшего великодержавного, да еще и с коммунистическим душком шовинизма". Это относится якобы и к стремлению "президентского окружения реанимировать дух Переяслава 1654 года", что проявилось, по мнению В.Зилгалова, в указе президента Украины о праздновании 350-й годовщины Переяславских соглашений 1654 года.

Далее автор утверждает, что "...сам указ, подписанный Леонидом Кучмой, близок по духу к советскому партийному постановлению 1954 года, где Переяславские соглашения трактуются как воссоединение народа, а не народов…" По убеждению Зилгалова., Украина и Россия существовали до 1654 г. "…абсолютно раздельно и никогда до того времени не были объединены", а указ Кучмы направлен-де на то, чтобы "…реанимировать тезис про якобы историческое благо Переяслава для Украины, а это никаким благом для украинцев не было".

Затем автор обрушивается с обвинениями на "часть нынешней политической элиты в Киеве, которая не хочет полной независимости Украины от Москвы и вообще – полного суверенитета государства". Зилгалов ставит ей в вину попытку "… реанимировать … кремлевский тезис, что … независимость была огромным злом для Украины, а все те, кто звали к ней были ...злейшими врагами украинского народа". Он также призывает свою аудиторию "…помнить, что в то время, … в культурном плане Украина стояла намного выше Московского государства, и Киев был намного ближе к Западной Европе, чем к отсталой Москве". "Разрыв этого договора (Переяславских соглашений) украинским казачеством в сентябре 1658 г., – утверждает далее пан Зилгалов, – показал всю его бесплодность и пустоту".

Как же на самом деле обстоит дело с Переяславской радой? Еще в 1877 г. известный историк Пантелеймон Кулиш писал: "Ни одна часть истории русского мира не подвергалась таким вымыслам и извращениям, как эпоха отпадения южной Руси от Польши и присоединения к Московскому царству". В XX веке количество вымыслов и извращений, связанных с историей воссоединения Руси, только увеличилось. В этот период возникла обширная мифология, над созданием которой потрудились, с одной стороны, украинские историки сепаратистской ориентации, утверждавшие, что в 1654 г. в Переяславе было заключено нечто вроде временного военного союза между Украиной и Москвой, а с другой стороны – советские историки, запустившие в обращение формулировку "воссоединение Украины с Россией".

Термин "Украина" в качестве имени собственного, как географическое название, появился в конце XVI века и относился именно к району Поднепровья, принадлежавшему тогда Речи Посполитой. Поэтому, если понимать под Россией только Великороссию, то можно заключить, что территория под названием Украина до 1654 г. в состав России не входила. Но это совершенно не означает, что данные территории никогда до того времени не были объединены.

Они были объединены в период существования древнего Русского государства, после распада которого его северо-восточные земли стали именоваться Великой Русью, юго-западные – Малой Русью, а западные – Белой Русью. Названия эти были введены иноземцами, и усматривать здесь коварные происки "москалей", желавших таким способом унизить украинцев, нет ни малейших оснований. Даже будучи разделенными, русские земли сохранили свое общее историческое название – "Русь", пусть и с различными прилагательными.

Поскольку во времена Б.Хмельницкого название "Украина" уже существовало, его применение к событиям того периода вполне правомерно, однако с учетом, что оно имело географический, а не государственно-административный и тем более не национальный характер. Хмельницкий, произнося речь перед народом, собравшимся на раду в Переяславе, говорил не об Украине, а о Малой России, имея в виду все южнорусские земли, а не только Украину (Поднепровье), хотя фактически в то время повстанцы контролировали именно Украину.

В Москве смотрели на присоединение Малой России с традиционно политической точки зрения как на продолжение собирания русских земель, возвращение отторгнутой ранее Польшей русской территории. В "Жалованной грамоте православной шляхте" царь Алексей Михайлович прямо называет Малую Россию своей "отчиной". Однако утверждения, о том, что Б.Хмельницкий, поднимая восстание в 1648 г., ставил своей целью воссоединение Руси или, в советской терминологии, – воссоединение Украины с Россией, должны быть, безусловно, отнесены в разряд мифов, точно так же, впрочем, как и утверждения, что Б.Хмельницкий думал тогда о независимости Украины.

Казацкая старшина, типичным представителем которой был Б.Хмельницкий, находясь под властью Польши, стремилась к расширению "прав и, вольностей" реестрового казачества как отдельного сословия, видя предел своих мечтаний в обретении шляхетского достоинства; при этом участь остального южнорусского населения была для нее совершенно безразлична. Руководители казачества не имели намерения нарушать сословную организацию общества, отменять крепостное право, они ни разу не выдвинули требования, чтобы даруемые им польскими королями "права и вольности" относились ко всему населению, чтобы южная Русь составила особую административную единицу с собственным, а не польским управлением. Только в религиозном вопросе казацкие вожди выходили за рамки чисто сословных интересов, требуя от польского правительства ликвидации церковной унии.

Уже в ходе восстания Б.Хмельницкий заключил с поляками Зборовский договор 1649 г., который предусматривал увеличение численности казацкого реестра до 40 тысяч человек и размещение Войска Запорожского в трех воеводствах – Киевском, Черниговском и Брацлавском, что примерно соответствовало территории, имевшей географическое название "Украина". Отсюда украинские историки делают вывод о возникновении таким образом украинской державы. В действительности же права автономии, предоставленные Зборовским договором, относились не ко всему населению указанных трех воеводств, а только к 40 тысячам реестровых казаков. Все прочие жители должны были вернуться к прежнему состоянию – под власть подчиненной Варшаве администрации и польских панов, ранее изгнанных повстанцами.

Б.Хмельницкий осознавал себя всего лишь тем, кем он тогда был, – предводителем казацкого войска, а не главой государства, почему и выступал всегда только от имени Войска Запорожского, чем поставил будущих украинских историков, бросившихся искать украинскую державу того периода, перед вопросом: а как же эта держава называлась? Уверять, что она называлась Украиной, возьмется разве что отпетый лжец. Столь странное для государства название – "Войско Запорожское" – объясняется тем, что ни о каком государстве тогда речи не было, а под этим названием следует понимать только то, что оно буквально и означает – войско, казацкий реестр.

Но успех восстания, неожиданный в какой-то мере для самого Хмельницкого, был обусловлен тем, что к казачеству присоединилась масса простого народа, поднявшегося на борьбу против гнета польских панов и не желавшая возвращаться в прежнее рабское состояние. Однако поражение казацкого войска под Берестечком летом 1651 г. резко ухудшило ситуацию – согласно Белоцерковскому договору 1651 г. реестр сокращался до 20 тысяч человек, а территория размещения Войска Запорожского уменьшалась до размеров одного Киевского воеводства. Невозможность обеспечить права и вольности реестрового казачества в условиях польского подданства вынуждала Б.Хмельницкого искать другие пути к достижению желанной цели.

На Переяславской раде гетман заявил народу, что "нельзя нам жити боле без царя", и предложил выбрать государя из следующих четырех: султана турецкого, хана крымского, короля польского, православного царя Великой России. На что народ ответил: "водим под царя восточного православного". Упоминаний о том, что народу предлагался, кроме того, вариант выбора независимого украинского государства, исторические документы не содержат.

Пойдя на разрыв с Польшей, Б.Хмельницкий представлял себе будущее положение Малой России под властью русского царя в принципе таким же, каким оно было под властью польского короля, стараясь несколько расширить только права казачества. Казацкая старшина, переходя в царское подданство, была озабочена исключительно вопросом собственных привилегий, а простому народу отводила то же место, что и при польском владычестве.

Верхушка казачества при условии соблюдения ее привилегий готова была служить кому угодно, хоть польскому королю, хоть турецкому султану. Но выбор, сделанный в Переяславе, был не просто тактическим маневром казацкой старшины, это был выбор народа, по сути сделанный значительно раньше Переяславской рады. Именно на земли царя московского уходили тысячи жителей Украины в поисках спасения от заведенных поляками порядков, в которых В.Зилгалов видит "проявление высокой европейской культуры".

В дальнейшем обстоятельства сложились так, что только левобережная часть Украины перешла в XVII веке под власть "отсталой Москвы", а правобережная Украина, Волынь, Подолия продолжали вкушать плоды "европейской культуры". Если король Ян III (Собесский) еще покровительствовал казачеству, надеясь использовать его в борьбе против турок, то уже в 1699 г. был издан сеймовый декрет, которым казачество упразднялось, а все именовавшие себя казаками должны были поступать в число панских подданных или убираться вон из края под страхом смерти.

Если выбор народа, сделанный в Переяславе, был однозначен, и возможность возврата в польское подданство или перехода в подданство турецкое народом отвергалась безусловно, то среди казацкой старшины такого единодушия не было. Своим идеалом казацкая старшина видела положение польской шляхты, статус же русского дворянства, связанного долгом службы царю, не был для нее привлекательным.

Поэтому после смерти Б.Хмельницкого часть казацкой старшины во главе с новым гетманом И.Выговским попыталась вернуть Украину в состав Речи Посполитой. Этот факт имеет в виду В.Зилгалов, говоря о разрыве Переяславского соглашения в сентябре 1658 года. Тогда в Гадяче был заключен договор с Польшей, представлявший собой новое, исправленное издание Зборовского соглашения 1649 г. Что же касается народной массы, то, по словам Д.Дорошенко, "сама мысль о возврате под верховенство польского короля была для нее страшной и нестерпимой". В результате народного восстания Выговский был свергнут с гетманства и бежал к полякам.

Таким образом, реальная жизнь, вопреки мнению В.Зилгалова, показала бесплодность и пустоту не Переяславского соглашения 1654г., а затеи Выговского с возвратом Украины под власть польской короны. В.Зилгалов лукавит, говоря о некоем "кремлевском тезисе", что украинцы только то и делали, что боролись против своей независимости. Ни о какой независимости как в случае с И.Выговским, так и в других подобных случаях, речи не было, – все сводилось исключительно к перемене подданства.

Жители южной Руси действительно боролись против попыток оторвать Украину от Российского государства, потому что за этим отрывом должна была последовать не мифическая независимость, а вполне конкретная смена подданства – во второй половине XVII-начале XVIII века возвращение польского господства. Для народа же такой поворот событий был абсолютно неприемлем.

Кроме нежелания идти под власть поляков, была еще одна причина, побуждавшая население Украины крепко стоять на стороне царя московского. Как отмечал Д.Дорошенко: "в нем (царе) массы хотят видеть заступника и защитника против собственного господствующего сословия, против казацкой старшины, которая занимала место прежних панов". Тот факт, что попытки отдельных представителей казацкой верхушки отторгнуть Украину от Российского государства неизменно завершались полным провалом, убедительно доказывает жизненность Переяславских соглашений 1654 г., когда объективно был совершен исторический акт воссоединения Руси.

После распада СССР в 1991 г. значительная часть населения Украины пошла на поводу у перевертышей из числа бывшего партийного руководства. Народ был соблазнен мифом о "незалежности", под прикрытием которого правящая верхушка просто сменила подданство, поставив Украину в зависимость, теперь уже не от короля польского или султана турецкого, а от международных финансовых организаций и транснациональных корпораций. На практике вся "незалежность" свелась к тому, что новоявленное панство незамедлительно принялось драть три шкуры с подвластного населения, чтобы и новым хозяевам угодить, да и свой собственный интерес при этом не упустить.

Однако, как видно из заметки В.Зилгалова, в кругах "патриотов-незалежников" в преддверии Года России в Украине и 350-летия Переяславской рады все-таки существует опасение, что часть политической элиты Украины может возродить дух Переяслава. Поэтому извращение истории Переяславских соглашений не утрачивает своей актуальности для противников русского единства, ибо им крайне нежелательно, чтобы жителям современной Украины напоминали о том, что в 1654 г. народ, собравшийся на раду в Переяславе, принял решение, по существу ознаменовавшее соединение Малой и Великой России – воссоединение Руси.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie