Хлебные крошки

Статьи

Самоорганизация русских общин
Политика
Украина

Сергей Сокуров

Еще раз о прорусском и пророссийском на Украине

Авторский отклик на отзывы читателей одной статьи

Моя статья «Прорусское и пророссийское на Украине», как никакая другая из написанных мной за последние 15 лет по проблемам соотечественников, вызвала эмоциональный залп критических откликов и одобрений в виде телефонных звонков и электронных писем, частных бесед при случайных встречах с читателями, меньшей частью – размещённых на сайте под статьёй или отдельными публикациями. Радоваться бы да гордиться! Не получается: я «про Фому, а мне - про Ерёму» или в «в огородi бузина, а в Киiвi дядько» (кстати, мой критик с китайским именем Shao, в компьютерных тонкостях я слаб, украинскую «и» с двумя точками» не нашёл, пришлось использовать латинско-малороссийское «i», а с украинским «йе» у меня вообще беда, ставлю «е» из «москальской кириллицы». Словом, звыняйтэ, що нэ так!). Раз уж начал с извинений, закончу тему. Говорить и писать «в Украине», пылкий мой Валерий (так подписался один из критиков), я не могу, ибо внутренне присягал русскому языку, его правилам и традициям написания. Их без совета с учёными лингвистами и цари не имели права отменять (правда, один президент узаконил Таллинн, с двумя «н» на конце; только тот самодержец был особый, хоть не Борис Второй). Уж насколько уважаема и любима Русь в сознании всех восточных славян, но «не в Руси», а «на Руси» говорили и говорят. Эдак заменить Киев на Кыйив Вы от нас потребуете и вместо «в Сибири» ультимативно принудите писать «на Сибири», поскольку эта часть РФ суверенитетом не обладает. Как это Вы пропустили «Малороссию»? Ведь, по всем признакам, Вас должно коробить такое «неуважительное» имя, придуманное завистливыми кацапами, чтобы унизить Страну Трипольских Горшков, в которых, известно, заваривались все великие культуры Средиземноморья, от шумерской до античной. Спешу развеять мрак в Вашем сознании: «малый» в европейской традиции, значит «изначальный», «материнский». Эллада, например, была малой частью эллинского мира по сравнению с Великой Грецией, как называлась колонизированная греками Италия; мы знаем в подобном качестве Малую Польшу, Малую Азию… По мне быть «малым» милее, чем «крайним». Впрочем, о вкусах не спорят. Погодите, Валерий, я с Вами ещё не объяснился… Вашей гордой уверенности, дескать, «мы – страна», ещё предстоит трудное и долгое историческое подтверждение. Вспомните, сколько подобных Вам «валериев» гордились пресловутыми УНР и ЗУНР. А где они, эти бабочки-однодневки? Жизнеспособные страны создаются оружием и титаническими трудами пассионарных поколений. Когда страну получают неожиданно, словно манну небесную, в дар от пьяного «брата» в каком-нибудь Беловежье, то при отрезвлении всё может вернуться на круги своя, и потомки даже не заметят замысловатого тура истории. Вот одолейте хотя бы лет сто окремой государственностью, тогда эту окремость станут уважать, не считать случайным стечением обстоятельств или порождением сильных мира сего для решения временных политических задач, как случилось с приснопамятной Югославией. Увы, ненадёжное начало, когда высший орган законодательной власти с открытых подмостков смешит до коликов в брюхе мирового зрителя кровавыми (из разбитых носов) трагикомедиями продолжительностью в несколько месяцев, с бесчисленными антрактами, а Померанчевый Правитель озабочен больше всего цветом личного шарфа... Когда молодая страна с претензией на реальный суверенитет завтра и прямо сейчас и на фантомный – в «доимперском» прошлом, ходко торгует интересами родни, с которыми коротала, с перерывом, семьсот лет бытия. Заморский покупатель богат, платит за желанный «товар» щедро, ещё щедрее в обещаниях вечного покровительства при условии лягать русского брата по поводу и без повода. Но покровитель далеко, и времена изменчивы, и бедный по сравнению с ним, ослабленный ломкой старой государственности северный сосед, обречённый, как говорят, на возрождение кулаков и воли, пока сдержанно раздражён и недоволен. НАТО в Северном Причерноморье, американские базы в Севастополе - нож в иссечённом недавними ранами живом теле России, ощутимый урон её национальному самолюбию. Ведь недруг (а друзьями ей англосаксы, веками упорно и успешно создававшие панатлантический мир, не были никогда, даже в периоды военного союзничества) вот-вот появится не просто в ближайшей зоне интересов, не на пороге, а на исконных русских землях, предоставленных в разное время переселенцам из Малой Руси правительствами Москвы и Петербурга, – в Новороссии и Таврии, на Слобожанщине, с большевистским лукавством переданных условной республике в составе СССР, да так и оставленных за пределами Ельцинской России, в силу «административных границ». Ни одна страна не остаётся равнодушной, когда её сосед делает опасные телодвижения и по мере сил старается их нейтрализовать ради собственной безопасности. Отчего же России быть исключением? Поэтому, Валерий, вопреки Вашему мнению, Россия не может принимать решение украинского референдума по членству в НАТО, как горнее; тем более считать, что выбор (не народа, правящей элиты!) – дело только Украины, не дело России, как считает некто Игорь. Впрочем, и РФ – законная зона интересов причерноморской соседки (надеюсь, сей факт приблизит неукротимых критиков ко мне!) Россия просто обязана перед своим народом и большинством народа Украины, наполовину русскоязычного, предпринять все доступные ей действия, чтобы такого членства не допустить, вплоть до денонсации непродуманного Договора о дружбе с осознанным согласием стойко перенести последствия такого шага. Здесь в целом со мной солидарен ещё один анонимный автор отклика. Нервные мысли других направлений породила статья у её хулителей и тех, кто наградил меня сдержанными овациями. Из первых особенно многословен и неровен в возбуждённом метании из стороны в сторону Игорь из Киева, представившийся русскоговорящим «украинороссом», православным, обиженным на Россию за «геноцид украинского народа в 1933году», за запрет униатской церкви: «до такого додумались лишь Ходжи в Албании, Пол Пот в Камбодже и Россия в Украине» (что-то о греко-католиках в Камбодже я не слыхал. А вы? Или это о голодоморе? Понять невозможно); за якобы ложь о проблеме русского языка в Украине, выгодную для вмешательства в дела его страны («ну не может без этого Россия»). Игорь ссылается, как на пример корректности, на невмешательство Киева в проблемы украинцев, поселившихся в Канаде, США, Чехии, России. В последней, подчёркивается, не поднимается статус украинского языка, нет украинских школ. Киевлянин отделяет «Путинскую Россию», болеющую «наследием распада гнилой империи», от простых русских людей; но уверен, что переболеет этим и «возродится в своём величии… Тогда и отпадёт необходимость в полномочном представительстве в РФ рядя Русских общественных организаций Украины – некому и незачем будет его финансировать». Последнее – в мой личный огород. Разочарую оппонента: меня никто не финансирует, русскому движению служу на общественных началах, а доверяют мне в этом сложном деле потому, что с проблемами русских на Украине знаком не понаслышке – почти 50 лет прожил в Галиции, основал с единомышленниками самодеятельную организацию и Русский культурный центр во Львове не ради моды на различного рода «возрождения» начала 90-х годов, а чтобы отстоять последние 5 русских школ (из 24!), приютить выброшенные на улицы театральные коллективы, выхватить русскую книгу из инквизиторских костров во дворах библиотек…Так что отвечу Вам, Игорь, на выпад словами другого читателя статьи, подписавшего свой электронный отзыв « Денис»: «Мне кажется что его (Игоря) понимание взаимоотношений Украины и России отличается от понимания и знания православного христианина. "Нет такой проблемы",-заявляет он, и как бы говорит за все население Украины. Автор статьи С.Сокуров не говорит за все население Украины, и не за всех русскоговорящих Украины, но говорит за большое количество людей, граждан той же страны, для которых Россия не просто одно из государств земного шара». В огульных обвинениях России во вмешательстве во внутренние дела Украины не отстаёт от киевлянина Валерий (тот, который «мы-страна»). Процитирую с некоторой правкой одно избранное место: «Ваш империализм уже достал все страны бывшего совка, и никакой ностальгии по великой Российской империи у нас нет. Я сам русский, мой прадед отаман (так в подлиннике. – С.С.) кубанских Козаков (так в подлиннике.-С.С.), но у меня нет никакого желания, даже слышать о перспективе сближения Украины с Россией… Учитесь мыслить разумно, как люди, а не как варвары... Всех, кого не устраивает Украина, никто не задерживает». Странное сближение: Валерий, оказывается, более русский, чем «полукровка» Игорь. И более… Догадались? Где-то я говорил о янычарстве среди русских в ближнем зарубежье. Похоже, примерчик живьём! Кубанский (О)Атаман, потомок переселённых в Предкавказье запорожцев, в гробу, видать переворачивается, слыша такое от правнука. Ведь первый верой и правдой служил империи, которая, будучи социальной (не национальной, как, например, Великобритания, скальпировавшая инородцев), равно пеклась о подданных. Ничего себе, землячок! Это я о том, что сам по одной из родовых корней – потомок чиновного казака, последнего летописца Малороссии Самоила Величко. Видно, верность своему высокородному другу, генеральному судье Кочубею, а через него царю московскому Петру, империи была настолько в писателе с казацкой саблей сильна, что без затухания передалась мне, далёкому потомку. А вот Валерий, несмотря на родство с защитником империи более близкое, чувством этим обделён, даже слышать не хочет о перспективе сближения с Россией, наследницей той империи. Искренне жаль! Как калеку. Другого мнения скрывающийся за velllnik: «Неужели было бы плохо если бы Украина и Россия объединилась. Ведь тогда каждый украинец жил бы в богатейшей и огромнейшей стране, которая простиралась от Польши до Камчатки. В стране с самими большими запасами всех мыслимых ресурсов, с огромными неосвоенными территориями... Ну что, патриоты Украины, разве мы этого не хотим!» «Стопроцентный» украинец, писатель Олесь Бузина, в одной из своих книг так отозвался об империи, вызывающий неприязнь свiдомих: «Нет, это была и наша империя… Ни замалчивать, ни стыдится своего имперского прошлого у нас нет смысла. Оно было прекрасно». Там же отчаянный смельчак («его бы на площадь во Львове», как сказал бы один из моих оппонентов) отмечает, что теперь Украина наслаждается освобождением от империи, «жалуясь, плача, клянча кредиты в ожидании чуда». А «между тем военные потери всей Российской Империи бездарного, реакционного Николая I в Крымской войне… в восемь раз меньше, чем потеряла без всякой войны Украина за десять лет независимости». Пора обратиться к общим местам критиков. Голод начала 30-х годов, хоть и признан всем миром геноцидом украинского народа», под понятие геноцид никак не подходит. Ибо целью центрального (кстати, очень интернационального, меньше всего русского) правительство было не уничтожение украинцев, а изъятие зерна, которым оплачивались зарубежные покупки машин строителей социализма. Пострадали, кроме украинцев, жители Поволжья, Сибири, многих зерновых регионов Центра. А голод на Украине, замечает один украинский же публицист, облёкся в крайний трагизм тем, что от сборщика зерна, когда он свой, односельчанин-малоросс, пощады ждать было напрасно. Это кацап своего малолетнего соседа, подобравшего в поле колосок, пожалеет. А хохол скорее выслужится перед начальством. Повторяю, мнение это не моё, услышанное от коренного полтавчанина. Правдивость его подтверждается тем, что и в царской России и в СССР тюремные надзиратели, разного рода надсмотрщики, фельдфебели и сержанты рекрутировались охотно из малороссов, которые справедливо считались прекрасными служаками, верноподданными любой сильной власти. Будем справедливы: в любой стране южане более способны к карьере, чем северяне; пример тому – провансальцы в Париже, что подтверждает великий Доде. У нас крепостничество на Украине вводила не помещица Салтычиха (она лютовала в своих имениях), а канцлер империи, граф, за заслуги на том поприще – князь Безбородько, из вольнолюбивых казаков, изъясняющийся с императрицей на народной мове. И трижды тотально «украинизированная» Великороссия, когда с благодарностью судьбе, когда с отчаянием принимала, как данность свыше, образ жизни, в значительной мере навязываемый ей неодолимой энергией южан-малороссиян. Об этом и о много ином, для чего здесь просто не найдётся места, я неоднократно писал в статьях и исторических миниатюрах, часть из которых помещена на настоящем сайте: например, «Язык до Киева доведёт», «Золотой приз России», «Некоторые аспекты государственной концепции РФ на Украине». Возможно, в названных статьях, возможно в иных, поднимался вопрос о школьном и высшем обучении в сегодняшней Росси на Украинском языке. Здесь я повторю для невнимательных и глухих: такового почти нет, ибо не востребовано самими украинцами. В городе украинских нефтяников Сургуте в школу, рассчитанную на сотни детей, родители не привели в день открытия ни одного; в столице москвичи «украiнського походження», кажется, набрали желающих на один класс… О чём говорить!? Далее – по отзывам: украинцы в Чехии, США, Канаде, повсюду за пределами постсоветского пространства – люди пришлые. А русские на Украине (тотально в её восточных и южных регионах, на Слобожанщине – коренные, «титульные», никак не «нацменшина». Ибо Украина в современных границах – создание искусственное, историей не узаконенное; этническая Украина укладывается по максимуму в 60% её современной государственной территории, да и там, в силу объективных причин, на унитарность претендовать не может, так как русыны Зазбручья и малороссы Поднепровья – родственники отдалённые, по ментальности будто жители разных планет; и здесь Украина федеративна. Только в этом качестве она способна уцелеть как «нэзалэжна дэржава». Возьму в союзники пламенного стронника украинского сепаратизма, профессора Мичиганского университета Романа Шпорлюка: «Если мы… станем делить население на "основное" и "национальные меньшинства", то очень скоро столкнемся с перспективой территориального и этнического распада Украины... Множество граждан этого государства не являются в традиционном понятии украинцами... Русская речь - природная речь для миллионов людей, живущих на Украине... народ Украины двуязычен…, русский язык имеет будущее на Украине. ... И если Украинское государство хочет завоевать и сохранить лояльность своих русскоязычных граждан, оно должно привязать их к Украине. Пусть на Украине будут лучшие русские театры, университеты, школы. Наилегчайший способ уничтожить Украину — это начать украинизировать неукраинцев...». Вот так, панове! Но не нервничайте. Для сегодняшней России объединение с Украиной – труд непосильный. Такой «массив» разрушит всю с таким трудом налаживающуюся «социалку» РФ, поставит бесконечный ряд плохоразрешимых и гибельных проблем. Но и натовская, несговорчивая даже себе во вред Украина – камень на новом историческом направлении России. Так что же мы ждём? Какого причерноморского соседа мы хотим видеть? Именно об этом статья «Прорусское и пророссийское на Украине», никак не о том, что нервозно прозвучало в откликах критиков и вызвала мою реакцию известными поговорками. Вряд ли кто-нибудь из них возьмёт на себя труд прочесть статью по-новому. Поэтому повторю главное: «Дружественная, суверенная Украина, мирно и эффективно реализующая в политике, экономике, культурном строительстве одновременно «западные» и «восточные» интересы, истинный стратегический партнёр (или хотя бы не «стратегический противник») сегодняшней России, вполне приемлема последней как соседка по черноморскому побережью. Таковой её может сохранять во временной перспективе прорусский электорат – русскоязычные граждане, патриоты своей нечаянной родины с родовым названием Русь. Просветительская деятельность этого движения способна напомнить всем гражданам молодого государства (и закрепить в народном сознании истину), что почти все они не только украинцы или собственно русские (великороссы по устаревшей терминологии), но изначально русские люди (руськi люди) – восточные славяне. Расслабьтесь, не пугайтесь «прорусским электоратом». Это не пятая колонна. Прорусскость подразумевает решение проблем «этнических» русских и других русскоговорящих на Украине собственными силами (не отказываясь, впрочем, от спонсорства со стороны России, вообще извне, для финансирования культурных и образовательных программ). Прорусские воспринимают новое государство, как объективную реальность, вторую Россию, с понятным же, русским региональным названием Украина, со своей собственной судьбой, вольной в выборе внутренних и внешних приоритетов; им свойственен всеукраинский и региональный (малороссийский, новороссийский, донецкий и пр.) гражданский патриотизм; сближение с государством РФ для них желательно не как слияние в одной возрождённой сверхдержаве, а как разной степени и продвинутости интеграция, одинаково полезная двум суверенным частям исторической Руси. Они не лишены ностальгии по общему дому, элегических переживаний, но то и другое уступает прагматизму, коль дело касается жилья, образования для детей, собственной карьеры, прочих «рубашек, близких к телу». Разговор не идёт о возвращении Украины в единое с Россией государство. Поезд ушёл. Но в нём наши соотечественники (8 миллионов), по меньшей мере половина из пассажиров русскоязычны, то есть в большинстве своём настроены прорусски. Они тот художественно воображаемый поезд назад не повернут, однако в свисток локомотива могут внести другую, благоприятную для России тональность. Закончу разбор откликов словами автора оного из них, Анатолия: «Конечно же мы единый народ, искусственно разделяемый надвое не без помощи со стороны. И прав С. Сокуров, что бездействие со стороны властей по сближению двух народов губительно скажется на подрастающем поколении. И нельзя допустить, чтобы единый народ, разделённый на две половинки, враждовал между собой. Государства разные, а народ един». И, возможно, недалёк от истины Роман: «Украина без помощи, со стороны России, не выживет».

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie