Хлебные крошки

Статьи

Молдавский разлив
Политика
Молдова и ПМР

Сергей Маркедонов

Есть у выборов начало, нет у выборов конца

Республика Молдова готовится пережить новые парламентские выборы

Республика Молдова готовится пережить новые парламентские выборы. Начиная с 5 апреля 2009 года, это будет уже третья избирательная кампания по избранию депутатов высшего представительного органа страны. Для сравнения, выборы 5 апреля прошлого года были шестыми по счету в постсоветской истории Молдавии (если считать, начиная с апрельских выборов 1990 года, ставших последними выборами в Верховный Совет Молдавской ССР, переименованный вскоре после этого в парламент). После 1990 года парламент выбирали 27 февраля 1994 года, 22 марта 1998 года, 25 февраля 2001 года и 6 марта 2005 года. В ходе кампаний 2001 и 2005 года было достигнуто политическое доминирование Компартии (ПКРМ). В 2009-2010 гг. республика имеет все шансы поставить рекорд (хотя скорее, это будет антирекорд) по числу избирательных кампаний в единицу времени.

Добавим к этому еще два важных факта. В отличие от подавляющего большинства постсоветских государств Молдова – парламентская, а не президентская республика. Большой объем властных полномочий президента Воронина в 2001-2009 гг. определялся не формально-правовыми резонами, а фактическим влиянием его (и его окружения) на внутриполитическую ситуацию в стране. Следовательно, здесь избрание парламента - это не просто выбор депутатов, а формирование всей властной пирамиды. Парламент ответственен за избрание президента республики, формирование правительства и дееспособной законодательной власти. Неработающий парламент в Молдове - это автоматический паралич (как минимум ограниченная дееспособность) всей государственной машины. Так по итогам апрельских выборов 2009 года победившей на них партии коммунистов (ПКРМ) не хватило всего одного голоса для обеспечения нужной конфигурации (реализации плана по пересадке президента Воронина в кресло спикера). По итогам же внеочередных парламентских выборов 29 июля прошлого года уже оппоненты коммунистов (довольно разномастная коалиция, включающая в себя и умеренных левых, и националистов) не смогли избрать нужного им главу государства. В итоге, у республики на сегодняшний момент имеется только и.о. президента, который за отведенное ему время не смог решить задачу по преодолению внутриполитического кризиса. И даже консолидировать условные «антикоммунистические силы» он не сумел.

Второй момент, делающий предстоящие выборы далеко не рядовым политическим событием, это итоги сентябрьского референдума по изменению Конституции страны. Напомним, что 5 сентября 2010 года в Молдове была проведена попытка выйти из затянувшегося политического кризиса. Вопрос касался 78 статьи республиканской Конституции о порядке избрания президента страны. На голосование выносился вопрос о том, согласны ли граждане с тем, чтобы глава государства избирался бы в ходе всеобщих выборов, а не парламентом. Такая процедура существовала в Молдове после распада СССР. В декабре 1991 года по этой процедуре президентом был избран Мирча Снегур. И по этой же процедуре в ходе выборов в 2 тура он проиграл и уступил свой пост Петру Лучинскому в декабре 1996 года. Но с 2001 года (во многом благодаря стараниям коммунистов) президента стал избирать парламент, а не все население республики. В 2009 году ПКРМ сама оказалась в собственной же ловушке, не имея возможности избрать нужного партии президента. Референдум 2010 года рассматривался, как вариант прекращения перманентной парламентской кампании. Однако эта затея провалилась. И хотя «за» корректировку Конституции высказалось 89, 2% участников референдума, а «против» только 10,8%, подвел низкий кворум. В референдуме приняло участие всего лишь 30,29% избирателей, в то время, как необходимый «порог» для признания итогов голосования был установлен в 33,33 %. В итоге ЦИК Молдовы признал референдум несостоявшимся, а затем Конституционный суд зафиксировал необходимым роспуск парламента и новые выборы. Вслед за главной судебной инстанцией страны свое слово взял и.о. президента Михай Гимпу, и 28 сентября 2010 года подписал указ о роспуске парламента. Он также подтвердил, что новые выборы в высший представительный орган республики состоятся 28 ноября 2010 года. Парламентская история, а вместе с ней и внутриполитический кризис в стране продолжается.

Сентябрьский референдум стал не только серьезным вызовом для политического класса республики (он показал его разобщенность, неготовность к компромиссам ради вывода государства из кризиса), но и индикатором общественного самочувствия страны. Низкая явка продемонстрировала безразличие к определению судеб молдавской государственности. Факт, от которого трудно будет отмахнуться даже симпатизантам самой «успешной постсоветской демократии». Молдова (что при коммунистах, что при коалиции «За европейскую интеграцию») продолжает оставаться беднейшей страной Европы, которая занимает первое место среди республик бывшего СССР по объему денежных поступлений извне. Около 10% населения страны оставило республику в поисках лучшей доли. Кто-то отправился в страны «романского мира» (Румыния, Италия, Испания, Португалия), кто-то трудоустроился в России и на Украине, то есть лучше вписался в постсоветские реалии, а кто-то направил свои стопы к более далеким заокеанским берегам. Однако нельзя не заметить, что вне внутриполитических процессов в Молдове проходят активные и интеллектуально продвинутые люди. Их перспективы связываются уже отнюдь не с молдавской государственностью и ее перспективами.

Что же касается самой государственности, то здесь также многое неясно. В отличие от других постсоветских республик вопрос о национальной идентичности Молдовы находится в стадии решения. А вопрос этот намного более важен, чем конкретный партийно-политический расклад. Кем считать себя, а какой город рассматривать в качестве своей столицы? Вот вопросы, на которые у политических лидеров страны нет однозначного ответа. И в поисках ответов на обозначенные вопросы также есть свои нюансы. Возьмем, к примеру, партию нынешнего и.о. президента Молдавии Михая Гимпу (его племянник Дорин Киртоакэ является примаром (мэром) столичного города). Либеральная партия Молдовы активно продвигает юнионистские идеи (то есть объединение с Румынией). Однако многие молодые люди, являющиеся базой этой партии, завязывают контакты с «матерью - Родиной», в результате чего впоследствии они предпочитают карьеру уже внутри Румынии (какой-никакой, в Европейский Союз). Однако до решения своих стратегических задач партии надо наращивать свое присутствие не в Бухаресте, а внутри Молдовы (или Бессарабии, кому как больше нравится). Что же касается коммунистов, то они в период своего доминирования слишком тесно связались с приднестровской проблемой (сначала посредством завышенных ожиданий, а затем через разочарования и конфликты с Москвой). Но, не разрешив эту проблему (а «план Козака» давал хотя бы теоретический шанс на ее позитивное для Кишинева разрешение, по сравнению с которым пребывание кастрированной до двух полков армии на Днестре было не такой уж трагедией), трудно продвигать идею именно «молдавской государственности». Без левого берега Днестра Молдова останется признанной ООН Бессарабией. Таким образом, без достижения консенсуса по базовым вопросам идентичности споры о том, какая модель демократии лучше для постсоветской Молдовы, кажется не слишком актуальным.

Впереди новые парламентские выборы, и населению снова придется выбирать между двумя провалившимися силами. С одной стороны коммунисты, которые оказались не в состоянии продвинуться по Приднестровью, не смогли предотвратить апрельские беспорядки прошлого года, а с другой разношерстная коалиция, взявшая громкий старт, но не продвинувшаяся ни на сантиметр к «единой Европе». Более того, националистическая часть этой оппозиции успела повторить зады грузинской политики по «разморозке конфликтов» (идеи Михая Гимпу об «оккупации» и трансформации приднестровского урегулирования). В этом пункте особенности молдавской внутренней политики (отсутствие идентификационного консенсуса) для России сыграло позитивную роль. В противном случае пришлось бы столкнуться с повторением кавказского сценария на Днестре. Плохо, когда властители страны живут в соответствие с националистическими мифами и не дружат с реальностями. В Молдове у таких политиков просто не хватило (и не хватит в краткосрочной перспективе) ресурсов. Как бы то ни было, а за год «европейские» коалиционеры не смогли дать своим гражданам внятную стратегию и четкое видение перспектив развития страны. В итоге ноябрьские выборы должны, как минимум, состояться и не повторить печальную судьбу сентябрьского референдума. Но как максимум, они могут повторить расклады апреля и июля 2009 года, то есть воспроизвести ситуацию, когда или коммунисты или «европеисты» получат незначительное, но не полное преимущество. Тогда есть угроза новых выборов станет реальной. Молдавское политическое «рондо» в этом случае может продолжиться. А бенефициариями от этой ситуации является Приднестровье. До окончания внутриполитического кризиса в Молдове всем просто не до него. А время неумолимо движется…

Сергей Маркедонов - приглашенный научный сотрудник (Visiting Fellow) Центра международных и стратегических исследований, Вашингтон, США

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie