Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Виктор Ядуха

Фанатики сильнее воров

Режимы Средней Азии пытаются сдержать радикальный ислам

Режимы Средней Азии пытаются сдержать радикальный ислам: меряют линейкой бороды, отчисляют студенток за хиджаб, отзывают учащихся из арабских медресе, закрывают мечети. Но число радикалов лишь растет – фанатиков плодят бесправие народов, произвол власти и чудовищная коррупция.

Казахстан – самая развитая из стран Средней Азии. Здесь самые крупные запасы нефти и урана, самый высокий ВВП на душу населения, с юга на север и с запада на восток проходят стратегические коммуникации. Страна обоснованно претендует на региональное лидерство, обласкана Россией, Китаем и Западом, является действующим председателем ОБСЕ. Казахи – постоянные гости модных мировых курортов и престижных форумов – никогда не отличались не то что религиозным фанатизмом, это самая светская страна региона. И вот, поди ж ты.

В самом сердце нефтеносного каспийского побережья страны, в индустриальном Атырау группу студенток местного госуниверситета отстранили от занятий из-за отказа снять хиджабы и укоротить длинные юбки, сообщает «Фергана.Ру» со ссылкой на «Азаттык» — казахскую службу «Радио Свобода». По словам девушек, администрация университета требует от них снимать платки при входе, иначе «мы не отвечаем, если вас комитет национальной безопасности увезет». Второкурсница Агротехнического колледжа, 16-летняя Бибинур Омирзакова уже отчислена за ношение хиджаба. Директор колледжа Болат Кожиев заявил, что девушка была отчислена на основании закона об образовании и в соответствии с требованиями министерства образования Казахстана.

Ренессанс ислама в Западном Казахстане – своеобразное отражение «ресурсного проклятия», считает зав отделом Казахстана и Центральной Азии Института стран СНГ Андрей Грозин. «Регионы-доноры как правило сами находятся в неудовлетворительном состоянии, — поясняет он. – Запад Казахстана является донором процветающей Астаны и Алма-Аты, при этом он беднее, здесь больше безработицы, социальных болезней, туберкулеза».

По словам эксперта, эти же тенденции отмечаются и в Туркмении : в газоносных велаятах, традиционно не подверженных диким толкованиям ислама, появляются радикальные ячейки. Что уж говорить о бедной, погруженной в бардак и резню Киргизии, где наиболее силен Хиз-ут-Тахрир, «мирно» борющийся за создание глобального Халифата. Причем Хизбут – это еще не худший вариант. Куда опаснее организации типа Исламского движения Узбекистана (Восточного Туркестана). Они тоже создают что-то вроде халифата в Ферганской долине, но делают это далеко не мирными способами.

Пожалуй, острее всего чувствуют эту опасность во враждующих из-за стоков Амударьи Ташкенте и Душанбе. После Андижанских событий 2005 года президент Ислам Каримов пытается контролировать малейшие движения исламских сект в стране. Завинчивает гайки и его светлость президент Таджикистана Эмомали Рахмон. Он установил даже максимально допустимую местными традициями длину бороды. По мечетям ходят представители силовых структур с линейками, и если борода окажется длиннее установленной (на вахаббитский или еще какой чужой манер), ее принудительно обрезают, а носителя «пробивают» на причастность к терроризму.

Недавно в горных районах страны было закрыто 28 «не прошедших перерегистрацию» мечетей, где, по мнению властей, мог проповедоваться радикальный ислам. В ноябре по подозрению в членстве в Хизбуте и ИДУ в северном Таджикистане задержаны 14 человек. С 18 по 22 ноября там задержаны еще девять активистов. Среди них - Истаравшанский эмир ИДУ Дилшод Рахимов. Им инкриминируются возбуждение национальной, расовой, местнической и религиозной вражды, публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя.

Тем временем диппредставительства Таджикистана в Пакистане, Египте и ряде других исламских стран ездят по медресе и убеждают «незаконно» учащихся там студентов-таджиков внять призыву президента Рахмона, оставить учебу и вернуться на родину. Вернувшимся предлагают продолжить учебу в Исламском институте Таджикистана имени Имама Тирмизи. Таким способом власти Таджикистана пытаются прекратить экспорт неподконтрольных и нелояльных версий ислама.

Успехи, вроде бы, есть. Так на родину уже вернулись свыше 600 граждан, без санкции властей обучавшихся в различных религиозных заведениях Ирана, Пакистана и Египта. 8 ноября спецрейсом из Египта в Таджикистан были возвращены еще более 100 студентов исламского университета «Ал-Азхар». 22 ноября в Таджикистан были возвращены 136 таджикских студентов, обучавшихся в иранских медресе в Мешхеде, Хаше и Захедане. Сообщается, что среди них есть даже десятилетние мальчики.

Однако в целом попытки лидеров Средней Азии сохранить власть над душами соплеменников вряд ли можно назвать успешными. «В силу традиционной лояльности своих народов у светских властей еще хватает легитимности решать религиозные вопросы, но эта легитимность заканчивается, — полагает Андрей Грозин. – Новейшая история показывает, что даже в Средней Азии терпение людей не безгранично. Указы о длине бороды отталкивают людей, граждане начинают относиться к президенту как к узурпатору».

Общая проблема региона в том, что по мере ухода в прошлое эпохи СССР светский дух выветривается отсюда вместе с советским. Дать обедневшим людям духовную пищу, если не считать таковой культ личности правителя, президенты не могут. В радикальном исламе люди ищут убежища от нищеты, коррупции, средневековой дикости и вопиющей несправедливости. Когда элиты окончательно себя дискредитируют, а демократические декорации обветшают, в Средней Азии вполне может установиться что-то вроде Халифата. «Элиты это, вроде бы, понимают, но продолжают грабить свои страны как безжалостные чужаки и временщики», — делает грустный вывод эксперт.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie