Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Михаил Петров

"Где родился, там и пригодился"

Михаил Петров рассказывает о своей новой книге


"Бронзовые события" в Эстонии, случившиеся более года назад, продолжают привлекать к себе внимание политиков, правозащитников, публицистов, простых граждан, а в данном случае – и "простых неграждан". Накануне живущий в Эстонии известный русский общественный деятель и публицист Михаил Петров представил читателям свою новую книгу "Горькая правда бронзового солдата". В эксклюзивном интервью порталу RUSSKIE.ORG автор книги рассказывает о содержании своего нового произведения, а также о причинах непреходящей актуальности выбранной им темы.
Вам не кажется, что вы эксплуатируете тему, которая в реальности давно себя исчерпала? – С одной стороны это так. С другой стороны, после обретения независимости, вступления в ЕС и НАТО "бронзовая ночь" это самое значимое для Эстонии событие. Все, что происходит сегодня так или иначе окрашено бронзовой краской. Диапазон широк от нарастающей инфляции до самых интимных общественных отношений. – И в чем, по-вашему, горькая правда Бронзового солдата? – Правда в том, что он освобождал от нацизма тех, кто освобождаться от него не хотел. Для современных эстонцев освобождение это трагедия повторной советской оккупации. Как бы мы ни относились к событиям 1940 года в Эстонии, но то, что страна сама попросилась в Советский Союз – это факт. Была, конечно, и закулисная дипломатия, но мы должны отдавать себе отчет в том, что без нее события такого масштаба не происходят. Вот, президент США Рузвельт в декабре 1943 года в Тегеране обещал Сталину, что США не будут воевать с СССР за независимость Прибалтийских государств. И не воевали! Это тоже закулисная дипломатия. Тайный сговор, если хотите. Про пакт Молотова-Риббентропа знает каждый эстонский школьник, а про Тегеранский сговор знает далеко не каждый эстонский парламентарий. – Эстонцы едины в своем мнении о событиях 1940 и 1944 годов? – Если бы в эстонском обществе присутствовало единство, то "бронзовая ночь" не состоялась бы. – Простите? – Если бы единство присутствовало, то дожидаться апреля 2007 года никто бы не стал. Сразу же после развала Советского союза нам бы устроили нечто вроде "хрустальной ночи" на прибалтийский манер. В эстонской идеологии возобладало мнение, что эстонцы, исповедовавшие коммунистические идеи и способствовавшие советизации Эстонии, как бы и эстонцами-то не считаются. Сейчас они молчат, но они есть, их много, их нельзя сбрасывать со счетов. Они – наши ангелы-хранители. Для них история это история, а не текущая политика. – Так о чем ваша книга? – Знаете, я мог бы подождать лет пять-десять, когда все устаканится, и написать, что-нибудь отстраненно-академическое. А я не могу ждать. В контрпропаганде ответ должен следовать быстро. Правда, видимой реакции на мои книги нет. Это такой эстонский стиль – не замечать вещей, которые делают ваше существование неуютным. Эта книга тоже делает существование неуютным. Точнее, она определяет существование, как неуютное. – Уют понятие относительное. – Совершенно верно! Русские в Эстонии уютно устроились внутри политического ярлыка "инородцы". А кое-кто уютно чувствует себя внутри ярлыка "оккупант". Младшие братья возомнили себя господами, хозяевами жизни. С моими книгами им тоже неуютно, поэтому их предпочитают не замечать. Когда на форуме Гражданский мир, собранном в годовщину "бронзовых беспорядков", я попытался раздать несколько экземпляров книги "Бронзовый солдат: окончательное решение", то меня фактически выставили вон. Оказывается, надо было заранее договариваться с организаторами и предоставить им книгу на ознакомление. – И как же вы поступили? – Отправился на презентацию книги известного эстонского националиста Тийта Мадиссона. В этот день он представлял свою книгу о "бронзовом мятеже". Раз в год мы с ним обмениваемся книгами. Можно сказать, что это традиция. Михаил Петров и Тийт Мадиссон
А вас не смущает, что Мадиссон националист? – Национализм, с моей точки зрения, относится к разряду нормальных человеческих реакций, если, конечно, он не выходит за рамки христианской морали и не становится главной составляющей человеческого мировоззрения. Русская поговорка "Где родился, там и пригодился" – это тоже, если хотите, свидетельство русского национализма. Я, например, русский, но родился в Эстонии, стараюсь быть полезным для нее. Или вот еще пример: убежденный монархист Василий Витальевич Шульгин считал, что антисемитизм является врожденным чувством. Как его не подавляй, но рано или поздно человек понимает, что он антисемит. Однако при этом Шульгин уверял, что у русскому человеку есть чему у них поучиться. Например, журналистике – газетному делу и даже правильному русскому языку. Так что Мадиссон, играющий в настоящий эстонский национализм, мне понятен. У Мадиссона нет второго дна. Если он улыбается, то делает это искренне. Если гневается, то гнев его тоже искренний. С искренними людьми приятно иметь дело. Лжецы раздражают, особенно лжецы политические. – Вы так и не ответили на мой вопрос, о чем ваша книга. – Прежде всего, о ближайших и отдаленных последствиях эстонского политического национализма, точнее того, что они принимают за национализм. Мы должны отдавать себе отчет в том, с кем мы имеем дело. Это, если коротко. Изюминка книги в материалах, которые мне любезно предоставил адвокат Михаил Иоффе. Это исковое заявление и жалоба дочерей капитана Сысоева, чей прах не был "найден" в братской могиле на Холме Тынисмяги. Отписки ответчиков и решения эстонской прокуратуры весьма поучительны. Читаются как хороший детектив. В книге много иллюстраций и фотографий. – Кстати, вы не находите, что обложка вашей книги не внушает оптимизм? – Вы правы, передняя обложка несколько мрачновата, но зато выполнена в цветах эстонского триколора – синем, черном и белом. Если хотите, это дань традиции. Помните, где родился, там и пригодился. – Да, но задняя страница обложки, иллюстрирующая гламурное представление об идеальном эстонце, резко контрастирует с мрачным каменным крестом на передней обложке.
– И опять вы правы. Но я раскрою вам секрет задней обложки. На первый взгляд, это глупейшая гламурная реклама: на фоне старинного замка мужик наслаждающийся жизнью в обществе дамы, приятной во всех отношениях. Да еще с грамматической ошибкой "Вечное молодость". – А на второй? – Для тех, кто внимательно читал "Миф ХХ века" нациста Альфреда Розенберга, это не просто гламур – это история гибели богов Валхаллы в одной картинке! Это местная интерпретация рассуждений Розенберга о вреде, который приносят в мир полукровки. По Розенбергу, Валхалаа обрекла себя на гибель, когда боги согласились признать равным полукровного бога Локки. Они были вынуждены сделать это, поскольку Локки мог договориться с великанами о постройке нового замка для Одина. В уплату за свои услуги Локки требует богиню вечной юности Фрею, фактически крадет ее, обрекая богов Валхаллы на старение и смерть, делая всех виновными. На картинке мы видим Тоомпеа, то есть замок Одина, эстонца, унаследовавшего от германцев частицу экстравертного индоарийского духа, то есть полукровность и богиню вечной молодости Фрею. Локки наслаждается жизнью на коленях у Фреи, но Фрея, глядя в пространство, ласкает его без видимого удовольствия. Такой вот эстонский ответ Розенбергу. – Случайное совпадение! – И снова вы правы: совпадение в форме непознанной закономерности.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie