Хлебные крошки

Статьи

Россия
Экономика
Россия

Михаил Тюркин

Главный тормоз модернизации

Главный тормоз для успешной модернизации – это вовсе не народ, а скорее его «элита»

Прошел ровно год с момента, когда с высоких государственных трибун нашей национальной идеей был провозглашен выход с сырьевого бездорожья на современный инновационный хайвей. А что же россияне? Народ безмолвствует, как в пушкинском «Борисе Годунове», отпускает язвительные комментарии вроде: «Теперь у нас появятся силиконовые яйца Фаберже» (это о проекте «Сколково», если кто не понял) или посылает модернизаторов по всем известному адресу. Столь равнодушно-циничная реакция масс к высокотехнологичным фантазиям верхов явно обескураживает идеологов инновационного марш-броска. Самый известный из них – Игорь Юргенс – на прошлой неделе даже заявил, что «модернизации России мешают русские – основная масса наших соотечественников живет в прошлом веке и развиваться не хочет».

На самом деле нежелание россиян меняться и модернизироваться – это пропагандистский миф. Чтобы убедиться в его несостоятельности, достаточно прислушаться к докладам на научных конференциях, голосу улиц или гулу интернета. «Ну, когда мы начнем не лес-кругляк гнать, а свою мебель производить?», «Почему с нашими компьютерными мозгами у нас нет своих Microsoft и Intel?» – этими вопросами задаются и седовласые академики, и румяные домохозяйки, и очкастые блогеры. Ведь уже полвека Россия вообще не развивалась, безнадежно прозябая в нефтегазовом болоте. Неудивительно, что народная душа истосковалась по Развитию с большой буквы и по научным достижениям высокой пробы. Ведь для жителей страны, первой покорившей космос, нестерпима сама мысль о том, что РФ превращается в «заснеженную Нигерию» и «банановую республику».

Но почему тогда инновационный азарт элиты не передается остальному обществу? Ответ очевиден – с той социальной политикой, которая уже двадцать лет проводится в нашей стране, рассчитывать на энтузиазм людей в связи с Большим Проектом бессмысленно. И дело тут не только в «загадочной русской душе». Те же китайцы в 1980–1990-е годы горячо поддержали модернизационную политику своего руководства, поскольку по мере покорения сияющих инновационных вершин росло благосостояние всего народа, а не только узкой элитарной прослойки. Китайские старики, всегда надеявшиеся на помощь старшего сына, даже стали получать пенсии. Что, неудачный пример? Говорите, это тоталитарное государство с народом, привыкшим ходить строем? Тогда давайте перенесемся в послевоенную Германию, которая благодаря «социальному рыночному хозяйству» Людвига Эрхарда создала передовую экономику и сильный средний класс. А уж немцы при всей своей дисциплинированности – большие индивидуалисты!

Зато российская элита, кивая в сторону Европы, идет своим особым путем. Прекраснодушные разговоры об «экономике знаний» сопровождаются у нас новым этапом в демонтаже социального государства. Причем наступление на социальные права россиян оправдываются не чем-нибудь, а пресловутой модернизацией! Скажем, реформа бюджетных организаций, из-за которой образование и медицина у нас вскоре могут стать полностью платными, задумана якобы для «стимулирования конкуренции» и «насаждения духа новаторства». Далее. Известный олигарх Михаил Прохоров предлагает удлинить рабочее время и облегчить бизнесменам возможность увольнения сотрудников. Этот «трудоголик» со стажем считает, что россияне слишком мало работают и слишком много отдыхают, а с такой производительностью труда вся модернизация пойдет коту под хвост.

Сложно представить себе более точную метафору олигархической модернизации, чем проект иннограда Сколково, от которого, как круги по воде, должны расходиться по стране «инновационные импульсы». Этот высокотехнологичный офшорный рай, где не действуют законы РФ, будет надменно возвышаться над печальной разрухой Подмосковья – региона, в котором даже не везде есть насосы для тушения лесных пожаров. Спору нет, привлекать иностранные инвестиции и технологии нужно обязательно. Но почему бы наряду с этим не сделать ряд вещей, понятных любому сантехнику? Например, поддержать ведущие отечественные научные коллективы или организовать по примеру США национальную инновационную систему (НИС) для охоты на передовые технологии местного производства. Вместо этого в России закрываются целые научные институты, а ученые вынуждены или выходить на паперть с протянутой рукой, или искать лучшей доли за границей.

У русских людей есть одна черта национального характера, которая никак не поддается искоренению. Когда народ видит, что элита ведет себя по принципу: «Наша власть – гуляй всласть!» – он уходит с головой в частную жизнь и пытается удержаться на плаву в условиях социального шторма. Но если люди убеждаются в том, что верхушка искренне готова работать на страну, они способны полететь в космос и, возможно, высадиться на Марсе. Наивно надеяться, что у россиян загорятся глаза при слове «модернизация», если вхождение в сытый постиндустриальный мир уготовано только горстке избранных, а остальному населению ненавязчиво предлагается вернуться в средневековье. Однако высшие бюрократы и предприниматели в упор не желают осознавать эту простую истину и использовать национальные особенности своего народа для инновационного скачка. Так что главный тормоз для успешной модернизации – это вовсе не народ, а скорее его «элита».

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie