Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Госдума до сих пор не видела официальных текстов Стамбульских соглашений

Анатолий Чехоев о своем взгляде на проблему

Государственная дума неоднократно поднимала вопрос о так называемых Стамбульских договоренностях и обязательствах России по их исполнению. Что за документы были подписаны во время саммита ОБСЕ в турецкой столице в ноябре 1999 года? О своем видении ситуации рассказал "Союзной газете" заместитель председателя комитета Госдумы по делам СНГ и связям с соотечественниками Анатолий Чехоев:


Обстановка складывалась так. В 1999 году в Стамбул на два часа вывезли тяжело больного президента России Бориса Ельцина, чтобы он поставил под документами свою "загогулину".

В этом не было бы ничего страшного, если бы не российские соглашения с государствами СНГ. Согласно этим договорам, войска РФ остаются на их территории в среднем до 2010 года. Стамбульские соглашения призваны значительно форсировать эти сроки. Сейчас, под давлением Запада и особенно США, нас вынуждают покинуть ряд государств СНГ – в первую очередь это касается Грузии и Приднестровья – для того, чтобы максимально сократить не только военное, но и политическое присутствие России в этих регионах.

Те же силы заинтересованы в выведении РФ из переговорного процесса в грузино-абхазском, грузино-южноосетинском, молдавско-приднестровском конфликтах, где наша страна выступает в качестве гаранта. Делается это для того, чтобы интернационализировать их разрешение, перевести под контроль ОБСЕ, а по сути дела – убрать Россию с политической арены в странах СНГ.

Суть же дела состоит в том, что мы до сих пор не видели официального текста Стамбульских соглашений. Конечно, все заинтересованные лица уже ознакомились с документами неофициальным путем.

Согласно ст. 6 российского закона "О ратификации международных договоров" от 1995 года все договора, касающиеся государственной и национальной безопасности, в обязательном порядке должны ратифицироваться Госдумой. Именно поэтому мы уже давно требуем от правительства и МИДа России, чтобы нам предоставили эти документы. Но пока этого не произошло, у нас связаны руки, поскольку, не имея документа, никто не может выступить ни с законодательной инициативой, ни с проектом постановления по этому вопросу.

Стамбульские соглашения скрывают от Государственной думы, намереваясь, по всей видимости, сделать так, как получилось с Белоруссией: Россия вывела оттуда ракетную технику и войска, и только после этого Думе представили на ратификацию договор об этом самом выводе. Депутаты отказались его ратифицировать, но вывод войск де-факто уже состоялся, и изменить положение было невозможно.

Есть основания полагать, что и в данном случае может получиться то же самое: нас просто поставят перед фактом, что вывод войск из Грузии и ПМР уже состоялся. А дальше делать нечего – ратифицируем мы этот договор или нет, значения уже не имеет.

Получается, что Черноморско-Балтийский коридор – вне нашего контроля, и это происходит одновременно с обострением ситуации на Балканах. Да, наша 14-я армия в Приднестровье составляет всего 2100 человек. Но на имеющемся там вооружении мы в любой момент можем сформировать 4-5 полноценных армий, даже не перебрасывая туда российский воинский контингент!

То же самое и с Грузией. По имеющейся у нас неофициальной информации, во время недавно прошедших на ее территории учений с десантных кораблей на грузинскую территорию было переброшено очень много американской военной техники. По завершении учений вся она осталась в Грузии, готовая занять место, освобождающееся после вывода российских войск.

На этом фоне вывод российских войск из Грузии и Приднестровья выглядит как подрыв государственной безопасности. Вот что беспокоит нас в первую очередь. Ведь это зоны стратегических интересов России, которые обеспечиваются в первую очередь военной силой. Всякий дипломат чувствует себя более уверенно на любых переговорах, имея за спиной мощную военную поддержку. Если у нас еще сохранилось чувство собственного достоинства, то мы должны добиваться не вывода наших войск, а признания, например, за расположением той же 14-й армии статуса российской военной базы.

Поэтому, как только мы официально получим тексты Стамбульских соглашений, они сразу будут вынесены на ратификацию Госдумой, как и положено по закону. Но депутаты могут их не ратифицировать, что автоматически означает возвращение к статус-кво, а последний визит Бориса Николаевича окажется безуспешным.

При всем том, что среди депутатов Госдумы немало разногласий по тем или иным законопроектам, абсолютное большинство из них понимает, что необходимо защищать интересы государства. Полагаю, здесь именно тот случай, когда большинство Госдумы проголосует за то, чтобы мы сохранили наше военное присутствие в СНГ.

Тем временем...

Не все в Грузии против российских военных баз

Целесообразность вывода российских военных баз в кратчайшие сроки с территории Грузии, на котором настаивает руководство республики, ставится под сомнение некоторыми политиками из окружения Эдуарда Шеварднадзе. При этом приводится достаточно убедительная аргументация. Уполномоченный президента Грузии в регионе Самцхе-Джавахети Барамидзе отметил, что "срока в 1-2 года для вывода российской военной базы из Ахалкалаки недостаточно, так как этот вопрос тесно связан с социально-экономическими проблемами местного населения". По мнению грузинского политика, из 15 тыс. жителей Ахалкалакского района примерно 1200 работают на этой базе и содержат семьи из 4-5 человек. Подавляющее число жителей района выступает за сохранение российской военной базы.

В действительности численность населения, которая существует за счет нахождения в Ахалкалаки российского гарнизона гораздо больше, так как Барамидзе учитывал только тех, кто работает в гарнизоне по контракту. Однако еще существует сфера обслуживания и торговли, которые полностью ориентированы на российский гарнизон. Между тем, требования грузинского руководства о скорейшем выводе этой российской базы расходятся со специальным распоряжением президента Грузии, предусматривающим решение социально-экономических проблем местного населения и их трудоустройства в связи с выводом российской военной базы. Трудоустраивать население района после ухода российских военных попросту будет некуда. С учетом того, что в регионе Самцхе-Джавахети в основном проживает армянское население республики, которое уже не раз требовало предоставления автономии, нетрудно предположить, с какими проблемами столкнется руководство Грузии после резкого ухудшения социально-экономической обстановки в районе. Игорь Градов

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie