Хлебные крошки

Статьи

Юлия Александрова // "Вести сегодня"

Готовы ли русские школы к 2004 году?

Только в Риге 17 школ не готовы к реформе

Несколько недель назад Министерство образования проводило опрос в русских школах относительно их готовности к переходу на обучение на латышском языке. Опрос был анонимным, и хотя результаты еще официально не объявлены, уже просочилась информация о том, что только в Риге 17 школ не готовы к реформе. Причем в их число попали и самые сильные учебные заведения, где поступавших в государственные вузы было более 80 процентов. "Вести Сегодня" провела опрос директоров рижских школ на эту тему.

Юрий Клюкин, директор Пурвциемской средней школы: "Буквально сегодня я получил результаты опроса наших 8-классников и их родителей. Тех, которые первыми попадут в эпицентр реформы. Таких результатов я не ожидал! Думал, что не готовыми к обучению на латышском посчитают себя процентов 60 %, ну в крайнем случае около 80, но их оказалось 98 %! Не так давно аналогичный опрос прошел в начальной школе, там цифры были такими же. Когда министерство опрашивало директоров, то я сказал, что перейти в 2004 году на латышский язык обучения можно, но лишь при наличии кадров и учебников. Пока нет ни того, ни другого. Значит, надо менять закон. Или просто закрыть наши средние школы и всех наших детей переводить в латышские, чтобы они учились не на плохом латышском языке, а у носителей языка. Иначе мы просто подставим своих детей, родителей и учителей. Одно дело – обучение латышскому языку, другое дело – обучение на латышском. Последнее по силам только учителям-билингвалам, а таких у нас несколько человек из 150.

И я уже сейчас предупреждаю своих учеников, что после 2004 года они должны быть готовы к тому, что уровень знаний у них снизится. А ведь основная масса наших выпускников поступает учиться в государственные вузы и успешно учится на латышском. Если реформу все же будут вводить, то число детей, которые смогут учиться в старших классах, автоматически уменьшится наполовину. Тем, у кого не будет "6" по латышскому, в 9-м классе просто делать будет нечего. Настроение в коллективе? Все чего-то ждут. Все надеются, что здравый смысл все же победит. Если нет, то часть педагогов собирается уходить из школы". Елена Иванова, директор Ломоносовской средней школы: "Мы проводили анкетирование не только восьмиклассников, но и семиклассников, и даже средней школы. На первый вопрос о готовности к переходу образования на госязык никто из родителей и учеников не ответил положительно. Мнение учителей было другим: меньшая часть ответила положительно, большая часть считает, что переход будет для них сопряжен с трудностями. Прежде всего это связано с нехваткой методических материалов, средств обучения и учебников. Причем специальных учебников – адаптированных для школ нацменьшинств, а не просто тех, по которым учатся старшеклассники латышских школ.

И конечно, педагоги считают, что не все они владеют латышским на том уровне, на каком можно качественно преподавать свой предмет. Хотя все они прошли билингвальные курсы и курсы повышения квалификации. Но этого недостаточно. Кадры у нас сильные, процент поступления в вузы – более 90. Снижать качество и уровень образования мы не собираемся. Поэтому наша школа вообще не стала называть дату своей готовности к переходу. Годом раньше, годом позже – принципиального значения не имеет. Все равно это будет очень тяжелый процесс. Но мы обязаны выполнять закон, каким бы он ни был. И поэтому логичнее было бы начать переход только с 2007 года, когда будут поступать в старшие классы нынешние шестиклассники, прошедшие через билингвальное обучение".

Лолита Семенова, директор рижской 37–й средней школы: "В своем сопроводительном письме к анкетам, которые прислало Министерство образования, мы написали, что наши дети не вполне готовы к переходу в 2004 году на латышский язык обучения. Дело в том, что нынешние восьмиклассники поступали в школу и начинали учиться в то время, когда латышский язык преподавался не на таком высоком уровне, как сейчас. Да и проблема с кадрами тогда стояла очень остро из–за того, что многие педагоги ушли из школы преподавать госязык на всевозможные курсы, которые, как вы помните, тогда открывались. Сейчас ситуация иная, и шестиклассники уже лучше знают язык, освоились на билингвальных уроках, поэтому проблем у них не должно быть. Наша школа могла бы осуществить этот переход только в 2006 году.

Конечно, не все учителя чувствуют себя уверенными в этой ситуации. Ведь, несмотря на то, что все владеют латышским на высшую категорию, преподавать на неродном языке, отрываясь от лекций и конспектов и свободно импровизируя, все же сложно. Больше всего обеспокоены родители, около 80 процентов боятся реформы. Особенно те, чьи дети имеют проблемы в учебе в основной школе. Ведь такие ребята обучаться на латышском не смогут. Хотя школа у нас маленькая – всего 450 учеников, но выпускники в основном поступают в вузы. И еще одна проблема, на которую мы обратили внимание министерства, – учебники. Реформа потребует смены абсолютно всех учебников для старшей школы. Это огромные деньги. Школе не по карману такие траты. Готово ли государство решить этот вопрос?"

Галина Войтека, директор Пушкинского лицея: "Лично я считаю, что русские дети должны учиться на родном языке, но при наличии блока предметов на латышском. Хотя ученики и учителя нашей школы готовы к переходу на госязык в 2004 году. Анкетирование и открытые уроки для работников министерства это подтвердили. Правда, из 26 восьмиклассников 16 человек признались в том, что уже на билингвальных уроках частично испытывают трудности. Большинство родителей высказалось против перехода. Учителя владеют латышским, постоянно учатся на всевозможных курсах и смогут преподавать свои предметы на латышском, но уже сейчас все единогласно признают, что качество обучения при этом потеряется. Поэтому при формальной готовности к реформе морально мы к ней все же не готовы. Я думаю, что для успешного перехода надо как минимум еще 10 лет, а пока сроков вообще не устанавливать. Хочется надеяться, что министерство, проводя такое анкетирование и получив его результаты, все же изменит свою жесткую позицию в этом вопросе".

Суламифь Фарштандикер, директор рижской 20–й средней школы: "Мы честно заявили министерству, что наша школа не готова к реформе в 2004 году. Причины объективные. Восьмиклассники в основном признали, что они заинтересованы учиться на латышском, чтобы потом поступать в вузы, но их языковая подготовка недостаточна, так как в предыдущих классах этому не уделялось должного внимания. В пятых классах – совсем другая картина, эти дети смогут учиться на латышском в 2006/2007 учебном году, на них, значит, нам и надо ориентироваться. Многие педагоги согласились с тем, что не смогут преподавать свой предмет на госязыке. Часть из них – предпенсионного возраста. Неужели я должна выгнать их из школы? Ведь все мы понимаем, что можно принять на работу человека с прекрасным знанием латышского, но никудышного предметника. А у меня работают опытные педагоги, поэтому надо переждать несколько лет, пока естественным путем произойдет смена поколения и эти люди уйдут на пенсию.

И еще одна проблема, которая, по-моему, не взята во внимание министерством. Это ученики вечернего отделения. У нас есть вечерний поток, и не секрет, что там учатся ребята, которые либо имели перерыв в учебе, либо не смогли потянуть сильные школы. У многих проблема учиться не то что на латышском, а на родном языке! Если и вечернюю школу переведут на латышский в 2004 году, то большинство этих детей окажется на улице. Поэтому здесь вообще необходим особый подход. Все эти аргументы я привела работникам министерства, и мне обещали, что репрессий не последует".

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie