Хлебные крошки

Статьи

Русская Украина
Политика

Председатель Всеукраинского объединения <a href= http://www.edinenie.kiev.ua/ target=_blank> <font color="#990000">"Наследники Богдана Хмельницкого"</font></a>, Леонид Грач

Говорим – "Тузла", подразумеваем – геополитический узел

Вокруг конфликта

Внезапная эскалация "тузлинского пограничного конфликта" в некоторых средствах массовой информации Украины, отличается одной стандартной особенностью – своей эмоциональностью. Однако поток национал-патриотического субъективизма вызывает лишь презрительную улыбку скептика: "Много шума из ничего".

Конфликт вокруг Тузлы – это не первый случай намеренно раздуваемого противостояния между нашими странами. Вспомните хотя бы "торговые войны"! Или проблема статуса русского языка, или процессы противостояния созданию ЕЭП, и многое другое.

Самым важным вопросом нынешнего противостояния в Керченском проливе (хотя противостояния еще собственно нет, если не считать серьезными земляные работы по обе стороны границы, сопровождающиеся оперативно-тактическим десантным спектаклем в исполнении пограничников Украины), может быть один вопрос: "Почему именно сейчас?". Почему именно осенью нынешнего года Россия начала строительные работы?

Логика и удивление многих политиков, среди которых немало cторонников сближения с РФ, объяснима. Не прошло и месяца с такого сложного для украинского президента подписания договора по ЕЭП, как Россия пустилась "во все тяжкие экспансионистские и империалистические грехи", и именно в отношении Украины.

За всеми этими вопросами открывается бесконечный простор объяснений и, прежде всего, на экономическую тему. Для многих политиков по обе стороны границы, вдруг открылась картина Азовского моря не как места летнего отдыха для тех, у кого денег на Крым и Сочи не хватает, но и как источника определенных и весьма перспективных экономических интересов.

Во-первых на Азовском море есть ряд портов с достаточно развитой инфраструктурой (Мариуполь, Бердянск, Таганрог, Ейск, Азов и собственно Ростов-на-Дону), и если для Украины, которой досталась большая часть советского побережья Черного моря, они второстепенны, то для России ее азовские порты являются базовыми для торгового флота в южном регионе.

Во-вторых, Азовское море давно известно как центр добычи осетровых, кефали, бычка и хамса. Строительство дамбы частично приостановит засоление Азова, которое негативно действует на рыбный фактор, о чем давно и до сих пор безуспешно заявляли экологи.

И наконец, здесь находится Азово-Кубанский нефтегазоносный бассейн общей площадью 82 тысяч кв. км. Именно они – пресловутые нефтегазовые интересы – и стали предметом необыкновенного внимания России и Украины к такому "непрестижному", казалось бы, водоему.

По последним данным ГАО "Черноморнефтегаз", только на Керченско-Таманском шельфе, запасы газа составляют 280 млрд. кубометров. Подобная информация дала повод ряду украинских специалистов предполагать о постепенном переходе страны на обеспечение газом в большей степени за счет внутренней добычи. Естественно, что наиболее вероятными инвесторами в этой области станут российские компании, хотя подобный нюанс еще не обеспечен законодательной базой.

Успешная добыча нефти и газа выдвигает на передний план проблему транспортировки. И в этом случае очевидна роль не только Керченского пролива, но и всего Азовско-Черноморского бассейна. И российская сторона доказала это еще два года назад, запустив трубопроводную нитку Суходольная-Родионовская в направлении Новороссийска, минуя территорию Украины.

Заметим, что событиям в Керченском проливе предшествовало обсуждение возможности использования пустующего "стратегического нефтепровода" Одесса-Броды в реверсном режиме. Всех вышеуказанных факторов с горой хватит, чтобы объяснить активизацию азовско-черноморской политики Кремля, причем подобной активности не наблюдалось в здешних краях с "времен Очакова и покоренья Крыма".

Значение Черного и Азовского морей в складывающейся геополитической ситуации для России и Украины трудно переоценить. Для Москвы – это вопрос стратегического первенства, для Киева – новая и неожиданно перспективная возможность для политических и экономических спекуляций.

Для решения малейших противоречий с Россией Украина бережет абсолютный козырь – вступление в НАТО, куда ее, по словам посетившего 20 октября Киев Дж.Робертсона, готовы принять, по крайней мере, гораздо быстрей и проще, чем в ВТО или ЕС. Для России подобное решение вопроса было бы соразмерно катастрофе в этом регионе. Торговый флот будет заперт в Азове, а у ЧФ России появятся конкуренты посолидней: ВМФ Турции, Румынии или Болгарии.

Для частичного решения этой проблемы со своей стороны Россия постаралась частично нейтрализовать своих черноморских соперников, вступив в апреле 2001 года в военно-морскую организацию BLACKSEAFOR. В организацию, кроме России, Турции, Грузии, Болгарии, входит и Украина. А до недавнего времени даже возглавляла ее.

Характерно, что организация, несмотря на несколько размытые цели "дальнейшего укрепления дружбы, добрососедских отношений и взаимного доверия, а также для укрепления мира и стабильности в регионе" и скептические прогнозы аналитиков, оказалась вполне стабильной и главное, действующей структурой.

Стабильно проводятся различные встречи и визиты и главное, совместные учения. Кстати, последние прошли совсем недавно, в первой половине сентября этого года, под общим командованием болгарского контр-адмирала Г.Георгиева. Для стран со слабой организацией и структурой ВМФ, куда относится и Украина, участие в BLACKSEAFOR весьма выгодно, особенно в деле боевой подготовки. Его состоятельность вполне может проявиться и в деле разрешения "керченского конфликта". Согласно статьи 7, часть 1 Устава, корабли организации "используются в Черном море, но в случае необходимости могут быть размещены и в другом месте".

Воспользоваться этим могут как Россия, так и Украина, причем Устав предусматривает использование BLACKSEAFOR в операциях ООН и ОБСЕ, к которым апеллируют сегодня ряд депутатов Верховной Рады. Организация вызывает серьезный интерес и у НАТО, чьи представители (например, вице-адмирал Луиджи Лонго) – частые гости на военно-политических акциях. Корабли стран-участниц могут быть приведены к Тузле с целью недопущения дальнейшей эскалации конфликта.

Военное доминирование в Черном море сохранят на сегодня Турция и Россия. За последние годы турки значительно усилили свои ВМС, доведя численность флота до 137 боевых кораблей, из которых 15 подлодок. Турция, умело оперируя идеями пантюркизма, при постоянном росте экономического и человеческого ресурса претендует на роль ведущей державы в регионе. Военная доктрина Турции именуется "Периметр безопасности", причем в границы периметра попадают Крым, Закавказье и Северный Кавказ. Об этом свидетельствуют факты поддержки турками чеченских и крымско-татарских (политических и иных) группировок.

Черноморский флот России – вторая региональная вооруженная сила испытывает ряд серьезных проблем. С 1991 года численность штатного состава сократилась с 67,5 до 16 тысяч человек. Состав боеспособных кораблей по разным источникам колеблется и в среднем составляет 155 судов. Флот потерял серьезные боевые единицы, например 30-й дивизион крейсеров – "убийц авианосцев".

Болезненной темой остается проблема базирования. Севастополь остается точкой преткновения, несмотря ни на какие межгосударственные соглашения, а будущая новороссийская база не в полной мере приспособлена для подобной функции по своим природным характеристикам. Даже строительство пирсов, волнорезов и прочих элементов портовой инфраструктуры не спасают суда от природных катаклизмов. Об этом красноречиво свидетельствует факт гибели год назад двух кораблей ЧФ под Новороссийском.

Но все же экономические и политические проблемы, неурегулированное правовое положение не мешает ЧФ проводить боевую подготовку. По этому показателю Россия до недавнего времени превосходила флоты всех других черноморских держав вместе взятые.

Флот имеет уникальные виды судов, вроде боевого скега типа "Бора", продолжает высылать эскадры на боевое дежурство в Средиземное море. Важнейшим компонентом флота остается бригада морской пехоты, батальон которой переброшен недавно в Новороссийск. По всей видимости, Кремль будет продолжать усиливать свою военно-морскую группировку в регионе.

Украина имеет на Черном море 40 боевых и 80 вспомогательных судов, размещенных на базах в Севастополе, Одессе, Черноморске, Феодосии и Новоозерном. Кроме того, флот поддерживают 60 самолетов и вертолетов, приданных ВМС. Отдельной единицей считается флот погранвойск с несколько меньшим количеством кораблей. Однако очевидны колоссальные проблемы, среди которых выделяются недостаточная боевая подготовка экипажей, отсутствие должного финансирования, а как следствие – модернизации кораблей и вооружения, почти все корабли требуют заводского ремонта.

Ощущаются проблемы в штатном расписании флота. Головной болью украинского флота (как, кстати, и армии) остается диспропорция между количеством личного и командного состава. Число офицеров значительно превышает оптимальный показатель для армий, комплектуемых по призыву.

Число моряков едва уступает числу офицеров и мичманов. На флоте участились факты злоупотреблений и коррупция. Все перечисленные и многие другие причины свидетельствуют о неспособности флота решать боевые задачи, и послужили предметом жесткой критики со стороны Президента, вылившейся в летнюю смену руководства ВМС.

При этом характерно, что новый главком И.Князь демонстративно стал отказываться от активного взаимодействия с флотом России. Так, впервые после 1991 года, традиционные осенние учения ВМС Украины и российского ЧФ проходили раздельно. Примечательно и то, что Киев запретил ЧФ использовать для боевых корабельных стрельб свои морские полигоны, и основную часть учений россияне проводили в Краснодарском крае (кстати, недалеко от Тузлы). Результатом этих учений с элементом отработки операций по захвату и обороне побережья с применением штатного оружия стала озабоченность, высказанная российской стороне МИДом Украины…

Противостоять ослаблению своих позиций в регионе Украина могла бы только путем создания некой союзной военно-морской группировки с НАТО или с той же Россией.

Пути взаимоисключающие. Первый может привести к дестабилизации в Крыму, вызванной протестами российско-ориентированного населения, которые непременно поддержит Москва. Второй – к "непониманию" со стороны западных союзников и новому витку политического кризиса внутри страны.

По всей видимости, Киев использует "керченский конфликт" для дальнейшего охлаждения именно экономического и военного сотрудничества с Россией вплоть до "информирования российской стороны о приостановлении участия Украины в процессе формирования Единого Экономического пространства" и отказа от подписи под соглашением по ЕЭП. В этих условиях может возрасти роль BLACKSEAFOR как некоего коллективного нейтрального органа. Это может в свою очередь привести к выходу России из организации, включающей в себя страны, с мягко говоря, антироссийскими ориентирами и дальнейшей милитаризации Азовско-Черноморского региона.

Стоит ли скандал вокруг строящейся в проливе дамбы таких серьезных проблем? Наверное, нет. Но пока украинские пограничники пытаются напугать краснодарских строителей резиновыми пулями, собаками и наглядной агитацией, все же, несмотря на обострение ситуации в бой они не рвутся. Сегодня в бой пошли "одни старики", от национал-озабоченных (А.Шкиль, С.Хмара, Р.Чубаров, А.Матвиенко), для которых дамба – всего лишь повод напомнить о себе, даже если она строится на чужой территории. Как в народе сказано, "моя коза – что хочу, то и делаю…" А вот экономически затеянное таманцами может приобрести даже евразийское значение. Обратимся к фактам.

Существует общая позиция президентов двух стран о строительстве транспортного перехода через пролив. Сравнительные характеристики протяженности маршрута транспортного коридора, связывающего "Великий шелковый путь" с Восточной Европой через территории Украины и России показывают: маршрут через Крым более чем на 500 км короче любого другого варианта. Транспортировка грузов между Европой, Восточной и Южной Азией через Крым почти на половину суток сокращает время доставки, обеспечивает экономию топлива и, таким образом, удешевляет грузопотоки. А какая при этом будет экономическая выгода для Украины в связи с необходимостью развития инфраструктуры новой транспортной артерии!

Вот где точка приложения общих усилий. А мы все считаем сантиметры, миллиметры да гребешок какой волны принадлежит Украине, а какой – относится к России. Сделаем море и пролив совместным владением, построим транспортный переход (надеюсь, таманцы на дамбе не будут встречать нас противотанковыми ежами) – и тогда Азовское море и Керченский пролив станут великими символами дружбы и единения двух народов и стран.

Кто не верит, давайте проведем референдумы в двух странах. И по ЕЭП, и по транспортному переходу. Вот тогда с некоторыми действительно случится дурно – а что в Госдепартамент США докладывать-то. Зато народы вздохнут облегченно и общей поступью двинутся к новым высотам в экономике и уровне жизни.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie