Хлебные крошки

Статьи

Времена
Общество
Россия

Мария Епифанова

Граждане молодожены

Как приторговывают гражданством, вступая в фиктивные браки

Недавно в Калужской области решением суда были расторгнуты три брака: их признали фиктивными. Во всех трех случаях союз был заключен между гражданками РФ и иммигрантами из Таджикистана. Прокуратура области заинтересовалась: 54-летняя невеста и 20-летний жених — такое встретишь нечасто. Начались проверки, опрос соседей, сбор сведений и выяснилось: молодожены живут раздельно, мужчины, получив штамп в паспорте, своих супруг не навещают.

Желания уроженцев Таджикистана очевидны: получение российского гражданства. Процедура это сложная и предполагает три ступени: получение разрешения на временное проживание, затем вида на жительство и только после этого можно подавать заявление на получение гражданства. В среднем быстрее, чем за пять лет, не управиться. Как объяснили "Огоньку" в Федеральной миграционной службе, до 1 июля 2009 года брак с гражданином РФ давал значительные преимущества: стадия вида на жительство опускалась. Теперь ситуация несколько изменилась, но некоторые, пусть менее значительные льготы для супругов наших соотечественников остались. Дело в том, что в каждом субъекте Федерации существует определенная квота для тех, кто может получить разрешение на временное проживание (в Москве, например, она составляет около 10 тысяч человек ежегодно). Заключив брак, можно пройти вне квоты, это значительно ускоряет процесс.

Прокуратура Спас-Деменского района Калужской области в январе решила проверить тех, кто подавал заявление на получение разрешения вне квоты,— так всплыли фиктивные браки калужанок с таджиками. "Нам в определенном смысле повезло,— рассказывает Артем Пашкин, помощник прокурора Спас-Деменского района Калужской области.— Все три женщины сами признались в том, что заключили фиктивный брак".

Выяснилось, что каждая женщина получила по 15 тысяч рублей. Деньги передавались частями: половина до подачи заявления на вступление в брак, вторая половина после его оформления.

Один из заключивших брак уже успел получить разрешение на временное проживание, которое было аннулировано решением суда. Другой уроженец Таджикистана только обратился за ним в ФМС и, разумеется, не успел. Третий брак был заключен лишь в конце декабря, а уже 30 января был направлен иск.

Для Калужской области такие случаи — скорее исключение, зато в Москве фиктивные браки — сравнительно частая практика. Статистики фиктивных браков пока не существует, но о том, что этот рынок сложился и услуга пользуется спросом, говорят многочисленные предложения в интернете.

Известно лишь что, по данным Управления ЗАГСа Москвы, из 91 тысячи браков, заключенных в городе в 2010 году, 10 416 приходилось на иностранцев. Чаще всего заявления подают украинцы (3151), молдаване (988) и армяне (920), дальше следуют белорусы, узбеки, азербайджанцы и таджики. Но какой процент из них можно считать фиктивным? Задача ЗАГСа — лишь зарегистрировать союз, а для отказа есть всего три причины: если жених и невеста состоят в родстве, если один из них не достиг брачного возраста или же состоит в другом браке. Все остальное — уже вне сферы компетенции ЗАГСов.

Некоторые эксперты пугают цифрами: якобы каждый пятый брак, заключаемый в России, фиктивный. "Такие данные преувеличены,— считает Владимир Ионцев, заведующий кафедрой народонаселения экономического факультета МГУ.— Я не слышал о каких-то исследованиях, проведенных в этой области".

Совсем недавно, 12 января 2011 года, судом Головинского района было принято решение по делу о фиктивном браке: гражданин Таджикистана в 2005 году женился на москвичке, чтобы получить гражданство. Но после смерти фиктивной жены стал претендовать на ее имущество. В дело вмешались родственники.

Теперь фиктивными браками с иностранными гражданами заинтересовались и законодатели. Проблема есть, но как решать ее, пока неясно. Сначала нужно, по крайней мере, установить, какой именно брак считать фиктивным и как это проверить. Согласно Семейному кодексу, под такое определение попадает любой брак, заключенный не с целью создания семьи. Но проблема, как обычно, в доказательствах, ведь семейная жизнь — дело тонкое.

— К примеру, гражданин РФ вступил в брак с человеком, не являющимся гражданином РФ,— объясняет Владимир Груздев, заместитель председателя комитета Госдумы по законодательству.— Они пообещали любить друг друга до гроба, но потом решили развестись. Чтобы не делить имущество, одному из них проще всего сказать: это был фиктивный брак.

Механизм проверки брака на фиктивность в нашей стране пока не отработан. Если супруги видели друг друга один раз в жизни в ЗАГСе, едва ли могут объясниться без переводчика, да и имена друг друга вспоминают с трудом, то ситуация вполне очевидная. Но полномочия прокуратуры в этой сфере все равно ограниченны. Европейская практика, когда правоохранительные органы могут нагрянуть с проверкой посреди ночи, чтобы проверить, знает ли супруг, какое белье носит его жена, какие книги читает и какие сигареты курит, вызывает у наших законодателей скептицизм. Как правило, дело ограничивается опросом свидетелей, но не все готовы "сдать" своих соседей, поэтому дела часто закрывают — за неимением доказательств.

По словам Владимира Ионцева, фиктивные браки — явление не новое для нашей страны, но вместе со страной претерпевшее изменения. В СССР люди со всех концов страны ехали в Москву в поисках жениха или невесты, чтобы получить московскую прописку. Сейчас растет число браков с иммигрантами — одновременно с увеличением объемов миграции и предложением фиктивных браков через интернет.

Практика ширится еще и потому, что в России за фиктивные браки стороны не несут ни административной, ни уголовной ответственности. Законодатели пока не видят необходимости в судебном преследовании. "В Уголовном кодексе есть статьи о мошенничестве, о подделке документов, их вполне достаточно, чтобы бороться с фиктивными браками,— считает Владимир Груздев.— Стоит ли вводить новые? На наш взгляд, детализация должна происходить только тогда, когда проблему невозможно решить иным способом".

Впрочем, по мнению Груздева, некоторые дополнительные меры все же нужны. В частности, необходимо разрешить ФМС проводить соответствующие проверки, иметь возможность запрашивать у сторон доказательства того, что они ведут совместное хозяйство. При этом, добавляет депутат, законом определять все эти тонкости нельзя — слишком детальный подход требуется в каждом случае.

Мария Епифанова

*****


Опасные узы

За годы кризиса маленькая Латвия стала одним из самых крупных поставщиков "фиктивных жен", с помощью которых можно получить вид на жительство в ЕС. Сейчас в стране готовится закон, предусматривающий уголовную ответственность за "коммерческий брак"

Мария Кугель, Рига


"Ищу девушку для заключения делового брака! Нужно уехать в Великобританию","Я гражданка Латвии, проживаю в Англии. Предлагаю фиктивный брак, подробности при переписке. Цена договорная" — в российском интернете множество таких или похожих объявлений.

В переживающей кризис Восточной Европе фиктивный брак стал популярным видом заработка, а для тех, кто хочет попасть в ЕС, открылись новые, матримониальные ворота.

Бизнес по брачному объявлению

Рижанка Элга тоже вывесила объявление в Сети, только на английском. Элга — компьютерный дизайнер. Одна воспитывает сына-пятиклассника. Уже полтора года без стабильной работы, случайного заработка на жизнь и на оплату просроченного долга по ипотеке не хватает.

В начале прошлого года женщина познакомилась в скайпе с 30-летним сикхом по имени Харвиндер, живущим на Кипре. Пожаловалась на свое бедственное положение, а через пару месяцев новый знакомый сделал Элге деловое предложение: она оформляет частное приглашение для его друга из Индии и получает две тысячи евро, если дело выгорит и друг получит шенгенскую визу.

Дело прошло как по маслу. Элга встретила индийского гостя в аэропорту, помогла купить билет в Рим и посадила на самолет. Через несколько месяцев непутевого иммигранта с просроченной визой поймали в Германии и депортировали на родину. Следующие трое сикхов, на которых Элга оформила приглашения — посредником был все тот же Харвиндер,— получили от латвийского консула в Нью-Дели отказ.

Сам Харвиндер уже получил вид на жительство в ЕС. Для этого он женился на латышке. Брак обошелся ему в 6 тысяч евро ("жена" получила только две, остальные деньги взял посредник) и с деловой точки зрения оказался не очень удачным — жена стала шантажировать Харвиндера разводом. В Латвии его можно оформить в отсутствие мужа-иностранца, а "за поддержание брака" женщина требует денег.

Удобная страна

Фиктивные браки заключаются по всей Европе, но чаще всего — на Кипре, в Ирландии и Великобритании. Причины здесь две. Во-первых, либеральное брачное законодательство этих стран позволяет без хлопот зарегистрировать брак между иностранцами — к примеру, жительницей любой европейской страны и неевропейцем. Во-вторых, протекционистская политика по отношению к трудовым мигрантам привела к возникновению здесь крупных общин "понаехавших". В Ирландии живет многочисленная община латышей, и при европейской свободе передвижения съездить в Ирландию, чтобы заключить там брак, для латвийской женщины проблема не большая, чем отправиться туда летом на сбор клубники.

По словам начальника отдела по борьбе с торговлей людьми латвийской госполиции Артурса Вайшли, в Ирландию за годы членства Латвии в Евросоюзе уехали тысячи "коммерческих" невест из Латвии. Едут торговать гражданским статусом жительницы практически всех стран новой Европы — польки, литовки, словенки, эстонки, словачки. По данным ирландского Минюста, за первые 9 месяцев 2010 года заявку на получение вида на жительство в Ирландии на основании брака с гражданкой другого государства — члена ЕС подали 1487 жителей третьих стран. 286 из этих заявок принадлежит гражданам Пакистана (128 женаты на жительницах Латвии). А всего на латышках женились 293 гражданина третьих стран.

Отсутствие общей европейской базы данных о браках и различия в процедурах его регистрации в разных странах помогают преступному промыслу. "В Ирландии до недавних пор не было даже центрального иммиграционного департамента, каждый из 34 муниципалитетов вел эти дела автономно,— говорит Артурс Вайшля.— При этом если браки ирландцев с иностранцами контролируются строго, то на браки между иностранцами миграционная служба до недавнего времени смотрела сквозь пальцы. Брачный туризм — одна из статей дохода страны: в частности, у англосаксонцев-католиков во всем мире популярно венчаться в церкви где-нибудь на утесе над Северным морем, в некоторых муниципалитетах не спрашивают никаких справок".

Цепочка на свадьбу

Брак с целью получения вида на жительство квалифицируется в Европе как нарушение иммиграционного законодательства и приводит к депортации. В латвийском Гражданском кодексе он определяется как брак, заключенный не с целью создать семью. Но как проверить искренность намерений супругов? У иммиграционных служб не так много способов: визиты в семью и опросы, касающиеся деталей совместной жизни. Уже 5 лет полиция Латвии пытается обратить внимание ирландской стороны на поток новобрачных-нелегалов, в котором все отчетливей просматриваются признаки торговли живым товаром.

Артурс Вайшля рассказывает: "В 2006 году две наши гражданки пришли в посольство в Дублине с жалобами на то, что их пакистанские супруги, с которыми они прожили год в Ирландии, не заплатили им обещанную за брак сумму, и потребовали помочь эти деньги получить. Полицейские и в Латвии, и в Ирландии развели руками — это же частная жизнь семьи, как в нее вмешиваться?"

Но расследование все-таки начали. Выяснилось, что дело связано с транснациональной преступной группой вербовщиков. Организовал ее латвийский житель, отсидевший срок за сутенерство. Освободившись, он изучил новые европейские законы и построил подпольный бизнес, используя механизмы традиционных брачных агентств, только наоборот: клиентом здесь вместо состоятельного западного мужчины, ищущего невесту на Востоке, оказался мужчина с Востока, заинтересованный в союзе с западной женщиной.

Вербовщики действуют по цепочке: один разыскивает и обрабатывает женщин в Латвии, другой покупает билеты и встречает дам в аэропорту, третий налаживает связи с женихом. Если у того не хватает денег на сделку, могут выдать заем. Часто жених и невеста видят друг друга впервые только в мэрии, куда посредники, они же свидетели, ведут их прямо с самолета.

Такие цепочки, по словам Артурса Вайшли, работают по всей Европе. Некоторые посредники действуют только в одной европейской стране, другие — в нескольких. Эстонок, к примеру, предлагают в жены выходцам из Западной Африки. Латвийская сеть работала с мусульманской общиной уроженцев Пакистана, Северной Индии и Бангладеш. По информации МИД Латвии, в 2010 году гражданки Латвии заключили 143 брака с пакистанцами, 37 — с индийцами, 17 — бангладешцами.

Мужчина платит за невесту 6-10 тысяч, но большую часть этой суммы забирает посредник. В прошлом году "коммерческая невеста" получала на руки около тысячи евро, кто-то соглашался на брак за 200 евро и даже просто за билет в Ирландию и обратно. Кризис здорово сбил цены. Еще в 2006-м женщине за замужество предлагали до 10 тысяч евро. Часть прибыли посредники вкладывают в дальнейшие контакты и транспортные расходы свои и девушек (содержать невесту берется жених).

Артурс Вайшля рассказывает: "В 2007 году мы возбудили процесс против некого латвийского гражданина, который со своими подельниками наладил канал нелегальной иммиграции в Евросоюз через Ирландию. В Латвии он вербовал женщин для заключения фиктивного брака с гражданами Пакистана. Но зацепиться нам было не за что: ни одна из завербованных невест не признала себя потерпевшей в Латвии. Женщины выходили замуж добровольно, знали на что шли, равно как и то, что интимные отношения с мужем не обязательны. Подключить к делу ирландских коллег было сложно — фиктивный брак в Ирландии не квалифицируется как специфическое преступное деяние".

Но латвийские полицейские продолжали копать и вскоре задержали на границе часть преступной группы. В августе 2009 года было возбуждено новое дело по статье о торговле людьми, пятеро вербовщиков были арестованы. "На счету их подельников в Ирландии,— рассказывает Артурс Вайшля,— групповые изнасилования, пытки бессонницей, голодом и жаждой. Преступники не гнушались использовать женщин, страдавших слабоумием, наркоманией и алкоголизмом. Но все, что преступникам можно инкриминировать на территории Латвии,— это мошенничество и обман жертв. Дело в том, что некоторых женщин преступники заманивали обещаниями найти работу в Ирландии, но "забывали" сообщить, что обязательное условие для трудоустройства — выйти замуж".

Попались в сети

Сандра Залцмане руководит негосударственной организацией "Убежище "Надежный дом"", в которой помогают жертвам торговли людьми. В команде у Сандры социальный работник, врач, психолог-психиатр и юрист. В прошлом году они помогли десяти жертвам фиктивных браков. Это, как правило, молодые женщины 23-28 лет, иногда с ребенком, испытывающие материальные затруднения.

Сандра заметила, что в последнее время брачный трафик превращается в криминальный. Зачем платить латвийскому посреднику? Зачем обращаться в газету рекламных объявлений, брачное агентство или юридическое бюро? Теперь потребители, то есть женихи и их окружение, идут к латышским невестам напрямую в социальных сетях, им не нужны ни переводчик, ни знание английского: Google Translate сделает латышский перевод.

Интернет обеспечивает анонимность и возможность просмотреть за короткое время много анкет. Вот женщина написала "ищу работу": за это можно зацепиться, раскрутить на откровенность. За детский сад платить нечем, банк грозит пустить квартиру с молотка, социальная служба требует бесконечные справки. Вербовщик оказывается единственной инстанцией, готовой выслушать и решить одним махом все проблемы: дать денег, найти работу, помочь расплатиться с долгами. И женщина вверяет ему свою судьбу, теряя контроль над ситуацией.

Фиктивные мужья латышек не прочь заработать, организовав брак другу или родственнику. Для этого сажают жену к монитору — уговаривать ее подругу, сестру или дочь. В случае отказа грозятся не дать развод или не заплатить по договоренности. Личный контакт с потенциальной невестой гарантирует ее доверие, жертва при таком раскладе вряд ли сорвется с крючка. Она и не подозревает, что близкого человека могут шантажировать.

До регистрации брака мужчина балует невесту, зато потом выставляет счет за предсвадебный шопинг, аренду квартиры, содержание и плату посреднику. Обещания редко выполняются. В мусульманских семьях считается, что имущество жены, как и она сама, принадлежит мужу. Супруг может открыть на жену совместный банковский счет, взять кредит и уехать на родину, оставив жене долги. Присваивать все зарабатываемые женой деньги. Настаивать на обращении в ислам. Случалось, жену продавали в публичный дом.

Отдай ребенка!

Вот история, которая стала достоянием сотрудников "Надежного дома". В 2008 году Анетта ждала ребенка и искала возможность заработать. В интернете она познакомилась с парнем из Ирландии, который пообещал ей найти работу и рассказал, что у него есть знакомые, которые задействованы в "бизнесе" фиктивных браков. Анетта согласилась "поучаствовать в деле". Ее доставили в Ирландию, там она вместе с двумя другими "латвийскими женами" прожила три недели в доме индийца Викаса. Когда Викас подыскал Анетте жениха, он сообщил, что она сможет уехать после свадьбы, но ребенка, когда он родится, придется оставить здесь. Женщине удалось обмануть индийца и удрать домой в Латвию.

Жалуются не все. Ирландские полицейские не любят вмешиваться в семейные дела. Добраться до латвийского посольства можно, если женщину выпускают из дома, если у нее не отняли паспорт, деньги, если она говорит по-английски и живет в Дублине, а не в провинциальном городишке. Женщину могут лишить доступа в интернет и отнять мобильный. Если насилия в семье нет, женщина молчит в надежде на то, что ей в конце концов заплатят. Однако большинство мужей "коммерческую" жену при себе не держат, а отсылают домой, периодически покупая ей билет туда-обратно, когда нужно отметиться вместе в полиции и присылая мелкие подарки и небольшие денежные суммы.

Многие "ирландские жены", вернувшись домой, не оформляют развод. Иногда о ее приключениях в Дублине не знают даже родители. Дома они выходят замуж повторно, в новом браке рождаются дети. "Теперь мы этот новый реальный брак вынуждены признать недействительным, к тому же по закону первый муж имеет право на этих детей, которые теоретически тоже представляют собой товар",— говорит шеф отдела по борьбе с торговлей людьми.

А бывает, что фиктивные браки перерастают в прочные настоящие семьи, но в поле зрения "Надежного дома" и полиции такие союзы не попадают. "Наших клиенток привязывали веревкой за шею, резали ножницами,— рассказывает Сандра,— бывает, мы привлекаем стоматолога, чтобы вставить новые зубы на место выбитых. При анкетировании мы задаем вопрос, готовы ли девушки поделиться своим опытом. Практически все отвечают: нет, я не хочу пережить это еще раз даже мысленно".

Сейчас "Убежище "Надежный дом"" проводит уже вторую информационную кампанию. Женщинам, собирающимся вступить в брак по расчету за границей, объясняют, что их ждет и чем они рискуют. Им объясняют, что нужно запастись деньгами на обратную дорогу, выяснить адрес жениха, его полное имя, место работы, узнать, обслуживаются ли в месте назначения твои банковские карточки и есть ли там мобильная сеть. И заранее предупреждают — гарантий безопасности в этом брачном приключении нет.

Сейчас в МВД Латвии разработан законопроект, предусматривающий уголовную ответственность за организацию фиктивного брака за границей и приравнивающий его к торговле людьми наравне с сутенерством. "Если закон примут,— говорит Артурс Вайшля,— одного слова о фиктивном браке в электронной переписке будет достаточно, чтобы надеть на человека наручники. Пара показательных процессов, и здесь уже никому не захочется заниматься этим делом. Такой закон уже принят на Кипре. Достаточно было двум девушкам из Латвии отсидеть там срок вместе с мужьями и посредниками, как поток жертв кипрского трафика у нас резко иссяк".

Так что тем, кто ищет в российском интернете "коммерческую невесту", следует поостеречься, чтобы не оказаться в латвийской тюрьме.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie