Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Борис Михайлов

Гулливер с большой дубинкой

В Вашингтоне желают возвышаться над всем миром и мечтают о глобальной империи

Чем больше времени проходит со дня трагической даты 11 сентября 2001 года, тем все более явно проявляются новые геополитические реалии, возникшие в мире в результате развернутой руководством США тотальной "войны с международным терроризмом".

В первую очередь, это выражается в невиданном усилении глобальных военно-стратегических позиций и военной мощи Америки, что дало некоторым обозревателям повод говорить о достижении этим государством такого уровня абсолютного превосходства над остальными странами, какого человечество не знало со времен Римской империи. Соединенные Штаты осознают себя сегодня неким Гулливером с большой дубинкой, стоящим над миром лилипутов и вольным решать, кого карать, а кого миловать. Американские политики не устают напоминать миру, что на сегодня США – единственная держава, способная самостоятельно перебрасывать крупные военные силы в любую точку мира и вести там крупномасштабные боевые действия.

По мнению американских СМИ, 11 сентября стал и днем окончательной смерти "вьетнамского синдрома", более 25 лет служившего для общественного мнения США своеобразным фактором сдерживания от втягивания страны в крупные военные авантюры за рубежами страны. Прошли те дни, когда в период правления президентов Картера или Клинтона, Соединенные Штаты отказывались от "ударов возмездия" из-за отсутствия четко определенных целей или отсутствия прямых доказательств вины. Теперь Америка взяла на вооружение циничный принцип средневековых крестоносцев, говоривших, что при штурме вражеских городов следует убивать всех и верных и неверных, а Бог на том свете разберет своих. Начатая в Югославии практика ковровых бомбежек, от которых страдает масса невинных гражданских лиц, была активно продолжена и развита в Афганистане.

Вашингтон открыто заявляет о намерении без колебаний прибегать к любым односторонним действиям по своему усмотрению, вне зависимости от того согласны ли с этим другие страны, включая и союзников по НАТО, или нет. Как заявил один из идеологов нового имперского курса в администрации Дж.Буша-младшего Чарльз Краутхаммер: "Квинтэссенцией нашего похода является то, что никто отныне не может препятствовать нам в вопросах, касающихся проблем безопасности Соединенных Штатов и всего свободного мира". Ему вторит и другой ближайший советник президента Буша – Ричард Перл, заявляющий, что США готовы без колебаний действовать в одиночку для "защиты от террористических атак".

В конгрессе США царят настроения, весьма напоминающие военную истерию. Конгрессмены требуют от Пентагона ни в чем себе не отказывать и тратить по 1 млрд. долларов в день, обещая практически неограниченное финансирование. Американской общественности постоянно внушается мысль, что страна находится в состоянии войны.

По сути, США уже превращаются из сверхдержавы времен "холодной войны" в некую "гипердержаву". Только на 2003 финансовый год военные расходы будут увеличены на 48 млрд. долларов и достигнут 400 млрд. долларов. Всего же в течение ближайших 5 лет Америка намерена потратить на военные нужды астрономическую сумму в 2 триллиона долларов.

Причем, как указывает журнал "Ньюсуик", львиная доля этих средств пойдет отнюдь не на оснащение специальных подразделений по борьбе с терроризмом и созданию разведывательных систем предупреждения крупномасштабных актов террора, а на закупки систем вооружения для ведения широкомасштабных обычных военных действий, например 70-тонных самоходных гаубиц "Крусадер" и суперистребителей Ф-22. Применять такое оружие по террористам, это все равно, что стрелять из пушки по воробьям. А вот для сокрушения армий любых стран, которых в Вашингтоне сочтут необходимым объявить "изгоями", такое оружие очень пригодится.

Война с талибами и "Аль-Каидой" в Афганистане несомненно подчеркнула военно-технологическое превосходство США над остальным миром. Сегодня США одни несут около 36% всех мировых военных расходов, т.е. больше, чем следующие за ними в этом списке 9 крупнейших военных держав планеты вместе взятые.

Свое превосходство американцы использовали в афганской кампании: свыше 60% всех примененных боеприпасов составили т.н. "умные бомбы" с лазерным наведением (во время войны в Персидском заливе высокоточные боеприпасы составляли всего лишь 8%), которые помогли Вашингтону вести "дистанционные военные операции" и свести к минимуму свои потери. Союзникам же США, далеко отставшим от них в военно-технологическом плане), не оставалось ничего иного, как лишь производить окончательную "зачистку" отвоеванной территории и разбирать развалины.

Администрация президента Буша дает понять, что в соответствии с реальностью сегодняшнего дня Америка – единственная супердержава, с которой придется иметь дело всему остальному миру в XXI веке. То, что после войны в Заливе и бомбежек Белграда оставалось невысказанным, сегодня, после афганской кампании, обрело вполне конкретную форму: вожделенный "новый мировой порядок", о котором грезил Буш и кампания, стал действительностью, и США устанавливают его законы.

В кругах высшего политического истеблишмента Вашингтона вовсю идут дебаты относительно того, как распорядится своим нынешним лидерством над миром. И всюду слышится ключевое словосочетание "новая империя". Любопытно, что нация, возникшая в борьбе против могущественной колониальной империи той эпохи – Великобритании, в результате пришла к тому же: сама породила новую империю, руководство которой к тому же отличается неслыханным невежеством и склонностью к опасному произволу на международной арене.

Как отмечает газета "Нью-Йорк Таймс", в Вашингтоне "разгорелась борьба вокруг вопроса относительно формы, какую должна принять новая империя". Один лагерь представлен Пентагоном во главе с министром обороны Дональдом Рамсфельдом и его заместителем Полом Вульфовицем. Оба этих "ястреба" считают, что США должны править железной рукой и без оглядки "на существующие договоренности или возражения союзников". Америка должна без обиняков с позиций силы, "в жестком стиле говорить с остальным миром". Сторонники же другой точки зрения, группирующиеся вокруг госсекретаря США Колина Пауэлла, выступают за то, чтобы Америка сохраняла хотя бы внешнюю "супердержавную" респектабельность, и использовала военную силу в сочетании с дипломатическими средствами.

Вообще Пентагон уже вышел на новый качественный уровень «общения» со своими союзниками по коалиции. И это становится тем очевиднее, чем менее американцы склонны допускать их к решению актуальных геостратегических задач, в том числе и в Центральной Азии. Хотя после 11 сентября альянс впервые в своей истории объявил о вступлении в силу статьи 5 договора, согласно которой нападение на одного из членов блока рассматривается как нападение на весь блок, США недвусмысленно дали понять своим союзникам, что они в ней не особенно нуждаются.

НАТО как инструмент сдерживания СССР в период "холодной войны" изжил себя буквально в течение нескольких дней и стал попросту ненужным, также как и Варшавский договор после распада СССР. Альянс сегодня сравним с потемкинской деревней: США в одиночку ведут 98% всех военных операции, оставшиеся 2% приходятся на долю Англии. Остальные же члены блока обречены на малопривлекательную роль "массовки". Все попытки европейских стран убедить США в необходимости консультаций и многостороннего подхода к мировым проблемам разбиваются о плохо скрываемое презрение Вашингтона. Поэтому теперь американцы предпочитают двусторонние сделки с более покладистыми партнерами (Узбекистан, Пакистан, Киргизия), чем со своими капризными европейскими союзниками.

Такая ситуация вызывает все более растущую озабоченность и волнения в рядах европейских стран НАТО, робко упрекающих США в "унитаризме" и разрушении прежнего миропорядка. Теперь они не только не являются привилегированными партнерами США, но и вообще теряют ощущение своего места в мире. Перспектива развязывания США войны против Ирака и других "стран-изгоев" повергает европейцев в панику. Как отмечает французская печать, если США выиграют войну в Ираке, они вообразят себя "властелинами вселенной".

Что касается России, то у объективных наблюдателей не возникает сомнений в том, что США, несмотря на всю риторику о дружбе и партнерстве, продолжают рассматривать ее как военно-политического и экономического конкурента, стоящего на пути амбициозных планов создания пресловутого "Pax Americana". Ведь Россия с ее богатейшими природными ресурсами и все еще мощным ядерным щитом, несмотря на все ее нынешние проблемы, является вполне самодостаточной страной с большим экономическим потенциалом.

Китай, с его стремительно растущей экономикой и военным потенциалом, также вряд ли готов смирится с американским гегемонизмом. В Пекине прекрасно сознают, что военные базы США в Центральной Азии и форсированные планы развертывания ПРО в долгосрочном плане направлены не столько против международных террористов и "стран- изгоев", сколько против Пекина.

Тем более американцы и после победы над талибами вряд ли очистят свои опорные базы в Центральной Азии и их военное присутствие в ключевых регионах мира еще более усилится. Прецеденты уже были: после освобождения Кувейта в Персидском заливе остались около 20 тыс. американских солдат. Как заявил Томас Доннели, директор вашингтонского "Проекта на новое столетие США" (в котором объединились приверженцы идеи "американской империи"), "защита американских форпостов в Европе, Персидском заливе и Восточной Азии является главной задачей наших вооруженных сил на ближайшие десятилетия".

В политической сфере пространство для маневра у правительства Буша также увеличилось. Со всей очевидностью об этом говорит одностороннее расторжение Вашингтоном договора по ПРО, который сильно ограничивал рамки разрешенного применения ракетных вооружений. Стоило "Вашингтон Пост" после событии 11 сентября заявить, что "победа в борьбе с терроризмом неизбежно ознаменует конец американской гегемонии", как тут же был нанесен удар по возможной международной кооперации. Особенно это возмутило европейцев, которые после ударов по Нью-Йорку и Вашингтону безоговорочно поддержали Пентагон и присоединились к "крестовому походу" против Аль Каины. В основном, опять же, благодаря США уже за шесть дней до одностороннего выхода американцев из договора по ПРО был поставлен крест на шестилетнем переговорном процессе, который должен был привести к принятию международных соглашений о строгом контроле за биологическими вооружениями. И хотя США, как обычно, громче всех ратовали за строжайший механизм контроля, сами, однако, оказались "не готовы" предоставить право международным наблюдателям проверять собственные фирмы.

Нигде так отчетливо не проявляется незаинтересованность США в совместной международной работе, как в вопросах, касающихся военных преступлений, массовых убийств, преступлений против человечества. Сенаторам-республиканцам удалось почти незаметно, благодаря принятию дополнений к оборонному бюджету, протащить закон, предписывающий президенту США "принимать все необходимые и адекватные меры для того, чтобы освободить от ответственности американцев, которые могут предстать перед международным трибуналом в Гааге". В будущем же США не хотят больше участвовать в миротворческих операциях ООН, если нет достаточных гарантий безопасности американских военнослужащих. В то же время, министр обороны США Д.Рамсфельд требует, чтобы все страны выдавали американскому правосудию членов террористической сети "Аль-Каида", "независимо от того, предполагает ли их правосудие смертную казнь за данное злодеяние или нет".

Однако идея, в соответствии с которой после убедительного доказательства американского лидерства в борьбе с терроризмом претензии Вашингтона на мировое господство должны укорениться во всем мире, находит немало оппонентов и в самих США. Они указывают на то, что именно неуемные претензии Вашингтона на роль мирового гегемона провоцируют атаки, подобные сентябрьской трагедии. Большинство терактов – это реакция на проводимую США имперскую политику и их полную поддержку Израиля в конфликте на Ближнем Востоке.

Челмер Джонс, профессор из Сан Диего, и Стенли Хоффман из Гарварда, считают, что в современной ситуации Америка представляет собой "колосса на глиняных ногах". Все суперсовременные технологии так и не помогли США в поимке У.Бен Ладена и муллы Омара. А перекачка огромных сумм в военную сферу ведет к упадку социальной сферы страны и расшатыванию внутренних устоев Америки. Недаром, видный американский писатель Гор Видал называет свою страну "имперской республикой", управляемой одной партией корпоративной Америки (в основном нефтяными и военно-промышленными корпорациями), выражающие интересы одного процента населения страны.

Стремление Вашингтона оставаться абсолютным мировым лидером по военной мощи при одновременном игнорировании дипломатических средств и международного права само по себе провоцирует террористов на новые попытки совершить теракты. Курс на открытое превращение США в глобальную империю несет в себе серьезную угрозу всему человечеству и гарантирует сохранение в принципе конфликтного мироустройства. Уже сегодня недовольство имперскими претензиями Америки сталкивается с противодействием и неприятием по всей планете.

В конечном счете развитие нынешних тревожных тенденций рано или поздно ударит бумерангом по самим США. Как и любая империя в человеческой истории, Соединенные Штаты в конце концов исчерпают свои возможности и утратят свою доминантность над миром. Но какую цену при этом придется заплатить всему человечеству?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie