Хлебные крошки

Статьи

Русская Украина
Политика

Виктор Найденов,доктор экономических наук,профессор

He остаться бы наедине с трубой

Украина интегрируется в Европу, только сотрудничая с Россией

Из-за примитивно понимаемой "незалэжности" и рабского следования экономическим и политическим "советам" и командам из-за рубежа Украина все больше превращается в отсталую и нищую, всеми презираемую провинцию. В ответ на истерические признания в любви Европе и натовским генералам она получает сапогом в морду или, в лучшем случае, пренебрежительное отворачивание. Потому что Украина Европе нужна только как территория санитарного кордона. Серьезные инвестиции и производственная кооперация – просто исключение, о чем свидетельствует прошедшее десятилетие (это уже не случайности первых лет). Выход виден только в направлении, включающем решение двух задач: 1) стать экономически нужными Европе, 2) развивать экономику и повышать уровень жизни самостоятельно, не холуйствуя.

Но для такого развития необходимо производственно-экономическое сотрудничество с Россией. Это объективно обусловлено двумя фундаментальными обстоятельствами: геоэкономическим – транзитным положением между Западом и Востоком и территориально-транспортной включенностью в российское пространство; историко-экономическим – структура хозяйства по меньшей мере два века формировалась как часть российского, и заменить жизненно необходимые связи и возможности (сырьевые, производственно-кооперационные, научные и культурные) в одночасье невозможно. Для экономического развития они Украине необходимы. По тем же причинам экономика Украины никому, кроме России, не интересна. Она высоко капиталоемка и энергоемка по природно-климатическим условиям (а не только из-за несовершенства технологий, как это пропагандируется).

Только российский капитал, которому привычны эти условия, может идти в Украину. Поэтому Россия, а не Европа, например, дает кредит на достройку Хмельницкой АЭС. Ни одна другая страна (разве еще Беларусь) никогда не подставит плечо, чтобы помочь вылезти из ямы. Короче говоря, Украина может стать полноценной европейской страной и войти в Европейское содружество только вместе с Россией. Иного просто не дано, нравится это кому-то или нет. И это никак не противоречит политической самостоятельности.

Есть два ключевых проекта, участие в которых может сделать Украину нужной Европе и вдохнуть жизнь в экономику: транзит газа и нефти и евроазиатский транспортный коридор. К реализации второго Россия уже приступила (участвуя в создании транскорейского участка). Транспортный коридор – стержень развития экономики в XXI столетии. Украина не имеет права не подключиться к нему. Иначе ее обойдут, и она навечно останется глухой периферией.

А пока что нужно подключаться к трансгазовому проекту в виде российско-украинско-европейского консорциума. И доказать, что Украина способна на сотрудничество, что она нужна, и что ее невыгодно обходить. Современная экономика все больше становится экономикой транснациональной интеграции. Позволить стране выпасть из экономического процесса могут только недоумки. Поэтому решение президента Украины войти в консорциум – стратегически правильный и перспективный шаг.

Однако высказываются опасения и возражения. В частности, со статьей выступила Ю.Тимошенко ("Зеркало недели" № 24, 2002 г.). Она объявила трубу суверенитету Украины. Газета "Свобода" (№ 23, 2002 г.) написала, что "Украiна насолоджуеться роллю служницi при роciйському "вiкнi" в Европу" (роль холуев США и НАТО ее устраивает). Не обращая внимания на эмоции, давайте посмотрим, какие выдвигаются возражения:

1) Украина теряет часть своего суверенитета, отдает свою собственность. Тогда следует полагать, что в транснациональных компаниях, слияниях крупных фирм и банков страны теряют часть своего суверенитета. Но это их почему-то не беспокоит. Лишь бы росла эффективность, были заняты люди и платились налоги. Понимать суверенитет как глухой забор – неграмотно и даже глупо. Кроме того, почему не кричали о суверенитете, когда продавали иностранцам заводы, облэнерго, корабли и т.п.? Рыдают только о проданных России ядерных боеголовках и бомбардировщиках. Потому что это Россия? Кстати, по крайней мере, три инцидента с оружием показывают, что содержать боевую технику Украина пока что не в состоянии и, слава Богу, что хоть вывезли апокалиптические боеголовки.

2) Украина отдает свою собственность, причем стратегически важный объект, который запрещено приватизировать. Но передача ГТС в управление консорциуму – это не отчуждение, а скорее концессия с корпоративным управлением при участии собственника. Украина остается собственником и вправе вернуть ее в свое распоряжение, если такая необходимость возникнет. Это зависит от того, как толково будет составлен договор, в котором, конечно, нужно предусмотреть контрольный или блокирующий пакет акций.

Украина получит рычаг воздействия на капризничающего участника (которым, как предполагается, будет российский Газпром). Поскольку в консорциум будут входить европейские компании, заинтересованные в максимальных объемах, то проблемные вопросы будут разрешаться мирно. Это даже лучше, чем сейчас, когда договора основываются на праве насилия (перекрытия кранов).

Опять напомним, что в процессе приватизации государство продает промышленные и инфраструктурные объекты, не беспокоясь, что теряет собственность. Объекты остаются на территории и в юрисдикции Украины.

3) Имеются опасения, что Россия внесет учредительский взнос в виде долговых обязательств Украины, тогда как Украина – реальные 20 млрд. долларов в виде реально действующей ГТС. Но это вопрос договора учредителей, а не принципиальная трудность. Конечно, любое расхождение мнений может вырасти в непреодолимую проблему, но сейчас обсуждать технические вопросы еще не время.

4) Более серьезным является вопрос о возможных потерях бюджета. По высказыванию председателя НАК"Нефтегаз Украины" Ю.Бойко, ГТС дает в бюджет более 7 млрд. гривен, что составляет почти 1/6 часть бюджета (налоги и отчисления от платы за транзит). При решении этой проблемы необходимо учитывать настоятельную потребность в инвестициях на обновление и развитие ГТС. Ведь требуется увеличить мощности или, по крайней мере, полностью использовать максимальную техническую мощность 135 млрд. кубометров. А это очень напряженный режим.

Расчеты показывают, что, согласно программе "Нефть и газ Украины", до 2010 г. нужно будет инвестировать более 5 млрд. долларов при доходах 11 млрд. долл. Украина без консорциума может получить 5 млрд. долларов – в среднем около 0,6 млрд. в год. Если реальная загрузка увеличится и хотя бы с 2005 г. будет прокачиваться не 120 млрд. кубометров, как сейчас, а все 135, доходы от транзита возрастут до 1,29 млрд. долларов в год, что даст за 10 лет 13,2-5=8,2 млрд. долларов. Если, как предполагает В.Путин, на предстоящие 10 лет будет привлечено 15 млрд. долларов инвестиций (без Украины?), т.е. 1,5 млрд. ежегодно, а за 8 оставшихся лет 12 млрд., то ежегодный чистый доход составит 90 млн., из которых Украина получит половину (как будет в условиях консорциума?): 45 млн., что за 8 лет даст всего 360 млн. Это без учета процентов и расходов на обслуживание займов. Так что арифметически "нема резону".

Но нужно посмотреть на реальность замыслов Украины. Упомянутой Программой в 2001 г. должно быть вложено 338,2, в 2002 г. – 680,5 млн. долларов. А сколько вложено на самом деле? В проектах бюджетов на 2001 и 2002 годы следов такого финансирования я не заметил. Возможно, Нефтегаз финансировал Программу из своих средств. Сомнительно, но нужно проверить. Почти очевидно, что Украина планируемые 5 млрд. долларов вложить не сможет. Об этом косвенно свидетельствует сюжет с предполагавшейся приватизацией ГТС. Из намечаемой выручки от продажи ГТС на капиталовложения не выделялось ничего. Так что планы Украины вытаскиваются на свет только как аргументы в торговле. Как в цыганском анекдоте: "ты не верь своим глазам, а верь моей совести". Если Украинская инвестиционная газета задает вопрос, верить ли обещаниям Путина, то с достаточным основанием можно быть уверенными, что обещаниям Украины в обсуждаемом вопросе верить нельзя.

Будет консорциум – будут капиталовложения, и система будет обновляться и жить. И служить интеграционным мостом, и работать на Украину – пусть даже после окупаемости инвестиций. Возможно, даже консорциум пойдет на увеличение транзитного тарифа для сокращения сроков окупаемости. Украине самой сделать этого не дадут. Если консорциума не будет, то загрузку ГТС уменьшат, и она начнет чахнуть.

Следует предостеречь украинскую сторону от бравых заявлений о нецелесообразности и финансовой неспособности России построить обходной трубопровод. В истории много сражений и войн было проиграно теми, кто делал ставку на заниженную оценку ресурсов противника. Если Россию и Европу к тому вынудят, они создадут другой консорциум, найдут деньги и построят. Нужно к тому же учитывать, что Россия сейчас ведет глобальную политику на газовом рынке, налаживает контакты с Норвегией, Ираном, не говоря уже о постсоветских странах Средней Азии. Возможно создание гигантского пула газодобывающих стран. Что им Украина?! Так что упрямство, как и во многих других направлениях экономической политики, ведет Украину в тупик.

Конечно, проблему бюджетных доходов нужно тщательно прорабатывать и необходимые условия выторговывать.

Но при этом зарубить на носу, что Украина интегрируется в Европу, только сотрудничая с Россией. Или останется на задворках мирового развития наедине со своей трубой.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie