Хлебные крошки

Статьи

Николай Яковлевич Данилевский
Великая геополитическая игра
История
Россия

Виталий Журавлев

Идти своим путем

Николай Данилевский о судьбах империй

Сообщение на Международной конференции «Политическая культура Российской империи и Австро-Венгрии в конце XIX-начале XX вв.» в Российском Государственном Гуманитарном Университете (РГГУ).

Рассматривая вопросы политической культуры Российской империи и Австро-Венгрии в конце XIX-начале XX вв., важно рассмотреть две стороны одной медали, из которых одна является восприятием этой темы современниками, а другая - восприятие истории политической мысли этого периода уже с точки зрения сегодняшнего дня.

Следует отметить, что в конце XX века произошёл историко-политический круговорот, когда в результате распада прежней биполярной мировой системы, современная Россия и Европа снова оказались в поисках дальнейших путей своего развития и идентичностей. При этом взаимоотношения России и Европы, несмотря на естественную разницу социальных и политических условий второй половины XIX в. и начала XXI в., оказались во многом схожи.

Причины этого сходства, на мой взгляд, во многом раскрыты в книге русского историка и социолога Николая Яковлевича Данилевского (1822-1885) «Россия и Европа», вышедшей в 1871 г.

Н. Данилевский известен как основатель теории «культурно-исторических типов». В соответствии с этой теорией, отношение между общечеловеческим и национальным трактовалось в том смысле, что ни одна цивилизация не может выдавать себя за высшую точку развития по отношению к другим. Идеи Данилевского тесно связаны с концепциями славянофильства и евразийства, а также с другими концепциями, исходящими из перспективы сохранения в рамках всечеловеческой глобальной общности национально-культурного своеобразия.

В западной социологии идеи Данилевского о культурно-исторических типах получили продолжение в работах О.Шпенглера, А.Тойнби, С. Хатингтона и других авторов.

Анализируя «восточный вопрос», остро стоящий перед крупнейшими европейскими державами после окончания Крымской войны, Н. Данилевский в своей работе подробно остановился на политических процессах, происходивших в Австро-Венгерской империи, что делает рассмотрение его взглядов логичным в рамках настоящей конференции.

Среди основных тезисов Н. Данилевского, обладавшего энциклопедическими познаниями, строившего свои выводы на основе анализа большого количества исторического материала, можно выделить следующие утверждения.

Русский учёный отмечал, что общественное мнение Европы традиционно настроено негативно в отношении России. Европейские политики и пресса выдвигали два основных обвинения против России. Первое обвинение состояло в том, что Россия представляет собой колоссальное завоевательное государство, которое постоянно расширяет свои пределы и, следовательно, угрожает спокойствию и независимости Европы.

Второе обвинение заключается в том, что Россия представляет собой политическую силу, враждебную прогрессу и свободе.

Для Европы, «вешатели, кинжальщики и поджигатели становятся героями, коль скоро их гнусные поступки обращены против России», - пишет Данилевский.

При этом европейские голоса смолкают, когда речь идёт о защите угнетаемой в западных губерниях русской народности или об угнетении боснийцев, болгар, черногорцев.

Попытки русской власти донести до общественного мнения Европы объективную информацию при помощи газет, журналов, книг и т.п. не приносят положительных результатов, поскольку европейцы видят в России и славянах чуждое и враждебное начало.

Кстати, подобное отношение западных стран к России актуально и сегодня, что показывают тысячи примеров из современной, изобилующей «двойными стандартами», политики.

Н. Данилевский, в свою очередь, пытается разобраться, в чём причина столь устойчивой неприязни к России в Европе и ставит принципиальный вопрос: что такое «Европа»?

Он указывает, что Европа - понятие не географическое, поскольку в этом смысле о Европе можно говорить только как о западном полуострове Азии, а этнографическое и культурно-историческое.

В культурно-историческом плане принадлежность к Европе означает принадлежность к германо-романской цивилизации, которая возникла со времени Римской империи Карла Великого и представляла собой в средние века теократическую феодально-аристократическую федерацию.

Россия исторически никогда не принадлежала к этому политическому и культурному образованию. Присоединение России к Европе означало, пишет Данилевский, только отказ от цельности собственного государства, отход от идеи патриотизма. «Европейничанье», т.е. стремление части русского общества ориентироваться на европейские модели поведения, Данилевский называл «болезнью русской души».

Приводя в пример американскую внешнеполитическую доктрину «Америка для американцев», выдвинутую в 1823 г. президентом США Дж. Монро в послании к Конгрессу, Данилевский считал необходимым выдвинуть подобный лозунг и для объединения славянских народов.

Отсутствие духовного национального начала у правящего класса России, по мнению учёного, обессмысливало само существование России и русского народа, превращало его в «исторический хлам».

По мнению Н. Данилевского, участие России в освободительной борьбе славян должно было способствовать её духовному возрождению. Именно с этих позиций он подходил к так называемому «восточному вопросу». Для Данилевского «восточный вопрос» был, прежде всего, вопросом политического освобождения славян от власти Турции и Австро-Венгрии.

В таком историко-политическом контексте анализировалась ситуация в Австро-Венгерской империи. Рассматривая историю возникновения австрийского государства, автор отмечал, что первоначально ядром его политической кристаллизации была Чехия, т.е. славянское государство. В результате сложных династических союзов возникла империя под руководством Габсбургов, объединившая в себе очень разнородные в этническом плане элементы.

Объединяющей идеей, на которой основывалось политическое единство империи, в которой большинство составляли славяне, была защита от внешнего врага: 1) от Франции с запада; 2) от Турции со стороны Балканского полуострова.

Однако, после 1848 г. началось пробуждение национального самосознания народов, входивших в Австрию. Как проснувшийся после долгой спячки человек, народы спрашивали себя:

- Где мы? – возникал первый вопрос.
- В Австрии.
- Кто мы?
- Чех, словак, серб, хорват, русский, мадьяр, немец, итальянец.
- Зачем же мы не в Чехии, не в Сербии, не в России, не в Венгрии, не в Германии, не в Италии? И что такое Австрия, которая нас всех заключает?

Рассматривая политическое устройство современного ему австрийского государства, Н. Данилевский даёт блестящий политический анализ. Идея политической централизации в государстве, указывает автор, возможна только в случае численного или волевого доминирования одной нации.

В результате выступлений венгров в 1848-1849 гг. австрийскому правительству стало ясно, что один только немецкий элемент не способен обеспечить систему централизации монархии. Немцы вынуждены были прибегнуть к помощи мадьяр, чтобы, предоставив им равноправие с немцами, обеспечить господство над славянами и румынами. Так в рамках империи место централизма уступило место дуализму.

Однако, оба господствующие в империи элемента – немецкий и венгерский, были в два раза малочисленнее элемента славянского. Переход от традиционного господства в империи династии Габсбургов к политическому дуализму разрушал политический авторитет империи в глазах славян, лишал существование австрийской империи исторического смысла. Возможность политической самореализации славян в форме федерализма как принципа австрийской государственности, в свою очередь лишил бы немцев господствующего положения и давал бы преимущество более многочисленному славянскому населению, что для немцев было неприемлемо.

Для существования федеративного государства, включавшего в себя славян, немцев, венгров и румын, по мнению Н. Данилевского, не было ни исторических, ни этнографических, ни географических причин.

Данилевский останавливается и на другом крупном геополитическом проекте, обсуждаемом в то время в Европе, - проекте австро-турецкой федерации. По мнению русского учёного, обширная австро-турецкая федерация, так же как и австрийская федерация, могла представлять собой только ступень в разложении потерявших исторический смысл политических образований Австрии и Турции. Подобное образование было бы только ступенью, предшестввовавшей новой группировке их составных элементов. В тоже время новая федерация могла быть направлена против России и служила бы орудием в руках Европы для разъединения славянства.

Данилевский выдвигал идею всеславянской федерации, как наиболее разумное решение «восточного вопроса» и обосновывал данную точку зрения.

Идеи Данилевского вызвали в своё время большой интерес и полемику в России. В либеральных кругах к ней отнеслись критически, хотя аргументация его оппонентов, на мой взгляд, не была достаточно убедительной.

Время показало, что многие его оценки и прогнозы сбылись. Распались Оттоманская и Австро-Венгерская империи, на их месте возникли новые государства, в которых проходили политические процессы, которые во многом соответствовали тому, что предвидел Н. Данилевский.

С позиции сегодняшнего дня, наблюдая становление новой Европы, у политиков, историков, политологов, социологов возникают те же самые онтологические и аксиологические вопросы, которые ставились в работе «Россия и Европа». Что такое «Европа», в которую сегодня стремятся Турция, Грузия, Украина, Молдова, Албания и др.? Это понятие географическое, культурно-историческое, этнографическое или иное? Какова атрибутивная система ценностей Европы?

Ведь не серьёзно, как это делают некоторые западные высокопоставленные политики, утверждать, что политическая многопартийность и рыночная экономика являются ценностными основами европейской цивилизации. Эти критерии сегодня применимы к большинству государств Азии, Латинской Америки и даже Африки. Значит, они тоже «европейцы»? Но тогда в чём заключается европейская идентичность, что принципиально отличает «европейцев» от «неевропейцев»?

Принадлежность к «дружной семье европейских народов» означает ли отказ от собственной национальности или нет? Если ответ положительный, то речь идёт об отказе от национального государства, о формирование новой европейской империи и национальной евроидентичности.

Если нации сохраняются, то у народов, по воле политического момента вошедших в европейские политические структуры, со временем обязательно будут возникать те же вопросы, что и у народов Австро-Венгерской империи. Кто Мы? И Что мы тут делаем?

Феномен, наверное, требующий отдельного самостоятельного исследования, заключается в удивительном созвучии европейских голосов, критикующих Россию в середине – начале второй половины XIX в., голосам, которые слышны из Европы в адрес России сегодня.

Идёт тотальное информационное обвинение России, органов её государственной власти и неправительственных организаций в отношении любых действий, которые хоть как-то направлены на защиту российских государственных интересов и интересов русского народа.

Трудно не согласиться с Н.Данилевским, что для общественного мнения Запада, что раньше, что сейчас, величайшим преступлением России и русского народа является сам факт их существования.

Впрочем, Данилевский дал по этому поводу хороший совет. Не надо тратить финансовые средства на то, чтобы европейское мнение в корне изменить. Это всё равно невозможно. России надо просто идти своим путём.

Виталий Журавлёв, эксперт Института Русского Зарубежья

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie