Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Общество
Прибалтика
Валерий Мошев

Игорь Гусев: Латвия – моя Родина. Россия – Отечество

Беседа с историком о прошлом, настоящем и будущем

Есть у меня в Риге товарищ: историк, тележурналист, литератор. Игорь Гусев хорошо известен в Латвии и за ее пределами. Недавно я прочитал новое, дополненное и переработанное издание популярной книги Гусева «История латвийских русских» и мне захотелось поговорить с автором не только об истории, но и о жизни, что, впрочем, одно и то же. Да и повод есть: мы вступили в год большого юбилея больших перемен. И начались они в Прибалтике.         

- Игорь, я давно не был в Риге, шестой год уже. Ты за это время многое успел сделать – написал и издал несколько книг, снял документальный фильм об истории русских в Латвии – всего и не перечислишь. Иногда приходит в голову мысль: съездить, посидеть с немногими оставшимися в Латвии друзьями в кафе, поговорить по душам, вспомнить прошлое, обсудить настоящее и будущее… Но русских остается все меньше в когда-то русском городе Рига. А большинство из рижских друзей и хороших знакомых давно уже здесь, в России. И даже тех кафе, в которых прошла наша молодость – тоже уже нет. Они давно исчезли с рижских улиц – привычные нам кафе, магазины, скверы; еще тогда, когда я и сам жил в Риге. Прости за такую долгую прелюдию к разговору. Мы много лет знаем друг друга, вместе работали, делали одно дело. Интернет позволяет не терять друг друга из виду, но каждый занят своим. Ты всю жизнь профессионально, как историк, изучал русскую Ригу, историю Прибалтики в целом – хотя, что это такое? Прибалтика в целом? Может, с этого и начнем разговор?

- Прибалтика – это прежде всего земля, самым неразрывным образом связанная с Россией. Это не только экономика, культура, общая история. Это прежде всего связь мистическая, духовная. Земля Русская – особая земля, она собиралась нашими предками как удел Пресвятой Богородицы (таково её историческое духовное наименование). Но мало кто вспоминает о знаковом совпадении... На Латеранском соборе 1215 года, этом крупнейшем собрании церковных властей средневекового мира, папа Иннокентий III посвятил Прибалтийские земли Пресвятой Деве (подобно тому, как Палестина считалась страной Христа). Отныне Ливония стала «землей Девы Марии» - «terra Mariana». Таким образом, Пресвятая Богородица осеняет своим высоким духовным покровительством и Россию, и Латвию! Самим Господом заповедано быть им в содружестве и в любви. Если бы неразумные политики чаще вспоминали об этом…

На протяжении сотен лет Прибалтика привносила в Россию дух европейской цивилизации. Среди остзейцев на службе государевой было немало достойнейших и весьма патриотично настроенных людей. Польза была взаимной. Например, симбиоз Восток-Запад давал в результате формулу идеального рижского врача: доктор с «немецкой» педантичной аккуратностью и «русской» самоотверженно-широкой душой. Одно качество гармонично дополняло другое. С потерей западных окраин, русский двуглавый орёл во многом лишился своей «европейской» составляющей. Нарушилось гармоничное равновесие, и худшие формы азиатчины захлёстывают нынешнюю Россию.

Я проживаю в Риге, и, разумеется, ни в коей мере не ставлю под сомнение право Латвии быть самостоятельной независимой страной. Но только ПОДЛИННО независимой! Реально же мы наблюдаем совсем другое. При внешних атрибутах государственности, страна целиком и полностью находится под опекой «Вашингтонского обкома». Нелепая пробежка бывшего нашего президента Вике-Фрейберги, когда встречая президента США, она, нарушив все протоколы и приличия резво взбежала в его самолёт, вместо того чтобы с достоинством ожидать гостя на ковровой дорожке, говорит об истинном месте наших «независимых» государственных политиков при их взаимоотношениях с заокеанскими покровителями.

- Всегда важна точка координат наблюдателя. Не говоря уже о прямом участнике тех или иных событий. Знаешь, когда я смотрю на Ригу из России, она все же существенно отличается от той столицы Латвии, на которую я смотрел изнутри. То же самое и с Россией. Какой видят нашу страну русские рижане сегодня? И опять о цельности… Есть ли они, «русские рижане», вообще, как «целое»? Такой вот разговор о цельности у нас с тобой получается, но это должно быть понятно тебе как историку, ведь от цельного, непротиворечивого мировоззрения так много зависит.

- Как мне разорвать своё сердце? Латвия – моя Родина. Россия – Отечество. За Россию у меня крепко болит душа. С раннего детства каждое лето я отправлялся в Калининскую область к бабушке, и буквально впитывал в себя подлинно русский дух. Я рос на воспоминаниях о войне, собирал позеленевшие гильзы в старых окопах, удил рыбу, гонял на велосипеде по пыльным просёлкам. Как это объяснить… Сегодня, когда приезжаю из холёной, по-европейски вылизанной Риги в российскую глубинку, меня не оскорбляют грязь и неустроенность быта. Не сильно задевает хамствующий таможенник или прогнивший насквозь чиновник в присутственном месте. Знаю, что под всей этой внешней шелухой живёт Россия, которую я люблю – сильная, гордая держава. Но странно видеть со стороны, как великий и славный русский народ находится, будто в зыбком тумане. В сегодняшней России русских нет, а есть некие абстрактные «россияне». Быть русским, вроде как и неприлично! Когда в 2009 г. в Москве мне вручали государственную награду РФ медаль Пушкина, в приливе эмоций я крикнул «Слава России!» Народ на сцене шарахнулся от меня как от чумного, а позже «добрые люди» просветили, что я неправ, поскольку это «экстремистский лозунг».

Сегодня в Латвии проживает 59 % латышей, т.н. «русскоязычных» более 30 %. Но при этом везде декларируется тезис о «земле латышей», ни один влиятельный латышский политик не будет открыто отстаивать мнение о том, что «Латвия - это многонациональное государство». Наоборот, поддержка латышского языка, латышской культуры, латышской нации есть важнейшие приоритеты государственной политики. Ещё со времён Латвийской ССР латышские нацкадры всегда пользовались преимущественным правом при распределении всевозможных благ, при назначении на хлебные должности. Как у нас шутят «выгодная профессия – латыш». Сегодня латвийское государство осуществляет прямой протекционизм по отношению к латышам, и это никому не кажется странным. То же самое происходит и в Эстонии, и в Литве. Заметьте, никто при этом не ставит под сомнение, что это демократические государства, где соблюдаются все права человека!

Но удивительно – Россия, где русский народ составляет более 80 % населения – декларируется как государство многонациональное. Русские - это народ даже не первый среди равных, а какой-то «отсутствующий», растворившийся в общей массе «россиян». И никто из важных государственных деятелей не говорит вслух о том, что русских тоже надо защищать и беречь, ведь без них исчезнет сам смысл понятия Россия.

Отсутствие в России уважения к русским, как к государствообразующему титульному народу ведёт к тому, что и в постсоветских странах слово «русский» повсеместно заменяется словом «русскоязычный». Люди старшего поколения постепенно уходят, молодёжь вырастает воспитанной в духе космополитизма – «Родина там, где заднице теплее». Личные заботы, проблемы выживания. Тут уж не до поиска национальной идентичности. На кусок хлеба заработать бы…

- Январь на дворе. Двадцать лет прошло – юбилей. ЧТО за юбилей? Чего, кого, кому? Как бы ты назвал эту дату, чему посвятил, что главное отметил.

- Январь 1991 г. - это прежде всего времена чудовищной лжи, отвратительного лицемерия, гнусного предательства. Сегодня создаются благостные мифы, чтобы скрыть ту неблаговидную картину, которая складывается из деталей и фактов. Но правду утаивать крайне сложно, ведь мы были свидетелями тех событий. Врали и предавали все: Горбачёв предавал свой народ, армию, милицию. Руководители националистических «народных фронтов» обманывали воодушевлённых баррикадников и лгали сбитому с толку русскоязычному населению. А какие лозунги: «За нашу и вашу свободу!», «Латвия – наш общий дом!», «Русские братья, все мы в одной лодке!» На улицах Риги и Вильнюса лилась кровь, и тысячи людей тогда искренне верили, что эта святая кровь пролилась на алтарь свободы и справедливости. Оказалось, что это плата за процветание кучки проходимцев, объявивших себя «национальной элитой». Противно…

- Интересно, на самом деле, все русские, кто хотел уже уехали в Россию? В начале девяностых поток был мощным – сотни тысяч русских покинули Латвию. Потом ручеек ослаб, истончал. До конца ли? Я знаю, что большинство людей, по-прежнему, возвращается на Родину помимо Государственной программы содействия добровольному переселению соотечественников в Россию. Программа и появилась не так давно и минусы ее известны. Вопрос в другом: есть ли еще те, кого тянет в Россию по-настоящему и только материальные или прочие не менее серьезные личные обстоятельства мешают воплотить в жизнь это стремление? И почему так много русских уезжает из Латвии не на Восток, а на Запад?

- Государственная программа содействия добровольному переселению опоздала лет на пятнадцать. За эти годы основная масса пассионарно настроенных активных людей в массе своей уже покинула насиженные места. Хотя идеалисты и патриоты ещё остались. Я беседовал с некоторыми из тех, кто пытался теперь воспользоваться программой переселения соотечественников. Как правило, это русские люди, искренне любящие Россию, но их свидание с Отечеством было подобно ушату ледяной воды в морозный день. Наглые чиновные рыла, откровенное издевательство и вымогательство денег. Поразил рассказанный мне случай, когда при попытке получить положенные по закону подъёмные средства, человек услышал чиновный хохоток: «Обращайтесь к Путину, он обещал, он и даст!» Поразительное чувство неуязвимости у чиновников «новой России».

Самое главное, что реально мы (т.е. соотечественники) никому в России не нужны. Мы только мешаем, под ногами путаемся. Думается, что гораздо полезнее с точки зрения государственного интереса, было бы наоборот не поощрять переселение, а полноценно поддерживать русские общины в странах ближнего зарубежья. Ведь мы - тот естественный союзный ресурс, в национальных, порой недружелюбно настроенных по отношению к России окраинных государствах. По мере сил мы снижаем градус этой враждебности, принимая порой огонь на себя. Но это и есть служение Родине и Отечеству. Неразумная национальная политика одинаково вредит всем народам. Попытка ассимилировать русских ни к чему хорошему не приведёт. Уже не первый год я пытаюсь донести нашу правду, пытаюсь искать в нашей общей истории знаки объединяющие, а не разделяющие. И как русский историк, выросший на латвийской почве, могу принести немалую пользу и Латвии, и России. Так же и любой наш соотечественник, в какой бы области он не трудился. Но люди уезжают и действительно преимущественно на Запад, а не на Восток, потому что, как показала практика, там больше доброжелательства, легче найти применение своим силам и способностям. Увы, это так.

- Организации российских соотечественников действуют в Латвии давно, их много – организаций. Объединяют только эти организации не очень многих. Почему? И разница эта: «русский» или «российский» – насколько она существенна для рижан?

- Дай бог здоровья латышским националистам. Своей неуемной активностью они пробудили национальное самосознание у многих латвийских русских. К сожалению, как я уже отмечал, и в самой России понятие «русский» находится под формальным запретом, как пугающее в сочетании «русский экстремизм», или «русский фашизм». Так же и у нас в Латвии. Организации «российских соотечественников» аморфные, рыхлые и мало на что способные. Как правило, составляют их «седые головы». Это, безусловно, люди всё почтенные: пенсионеры, ветераны. Но в силу своего возраста, они уже мало на что способны. Молодые и энергичные чаще всего заняты вопросом обеспечения своих семей, и на общественную деятельность сил и времени у них уже не остаётся. Уникальным исключением здесь является Лиепайская русская община, руководимая Валерием Кравцовым. Сам успешный бизнесмен, он сумел привлечь к сотрудничеству группу русских предпринимателей и организовал работу таким образом, что Лиепайская община не просит, но сама зарабатывает себе средства. Это уникальный, к сожалению, единичный случай.

- Есть довольна популярная точка зрения среди русских в Прибалтике: уезжать в Россию – это сродни предательству. Надо любой ценой выживать в Латвии, Эстонии, Литве, «хранить свою русскость» и «быть последним русским оплотом на исконно русских землях». Но вместе с тем, хранить для кого? И кого хранить? И удается ли на самом деле остаться русскими не по паспорту? Да ведь еще, в отличие от прибалтийских республик, в самой России «русским» себя в паспорте не запишешь. Нельзя. Но и ассимиляция русских в Прибалтике идет семимильными шагами – 20 лет большой срок. Выросли взрослые люди, за всю свою жизнь иногда еще так и не побывавшие в России, совершенно не знающие ее, современную Россию, понятия, по большому счету, не имеющие и об истории своей большой Родины. Малая родина – Латвия, меж тем, тоже для этого поколения русских родиной не стала. Что ты обо всем этом думаешь?

- Быть русским – это высокая ответственность и тяжкий крест. Многие добровольно с себя эту ответственность слагают, поскольку так легче, так проще жить. Тем более, что против нас идёт мощная информационная война, в том числе и со стороны российских (!) СМИ. Нам твердят, что история России похожа на выгребную яму, в которой нет приличных мест. Достижения предков – миф, или «великодержавный шовинизм». Все народы имеют своё историческое право, удел же русских – бесконечное покаяние. Я не понимаю, как возможно, чтобы профессор МГИМО А.Зубов издавал книгу по истории России, где с первых же строк пишется о славянах, как о народе с «рабским мышлением», говорится о том, что наши предки активно наживались, продавая друг друга в рабство и даже английское слово slave (раб) есть производное от «славянин». И этот господин обучает будущих российских дипломатов!

Для многих наших соотечественников незнание своей истории не позволяет ощутить корневую связь с родной землёй. Латвию многие покидают именно потому, что не осознают подлинное место и роль русского народа в латвийской истории, а ведь наши предки издавна жили здесь. Именно поэтому я снял фильм, который называется «Латвийские русские: десять веков истории».

Мой друг, ныне покойный Гарольд Астахов, с 1996 по 2000 гг. возглавлявший русскую общину Латвии, говорил, что мы, как казачий форпост на дальних рубежах, защищаем Отечество. И патронов уже нет, и хлеба, и подмога не придёт. И, скорее всего, давно продали и предали нас атаманы, да только стисни зубы да держись, потому как долг и честь того требуют.

Американский латыш Айвар Слуцис, также известный как «Доктор наци», недавно заявил: «Во всём мире, включая Россию, русские проигрывают и отступают, но Латвия, к сожалению, единственная страна в мире, где русские побеждают». Мнение нашего идейного оппонента – дорогого стоит.

- Есть люди, которые и Латвию ненавидят, и «новую Россию» не в меньшей степени ненавидят за то, что она не соответствует некоему патриотическому идеалу. И что дальше? Эти люди называют себя единственными настоящими русскими, отказываясь, вместе с тем, от общности со всем русским народом и Россией. Они застряли в межвременьи, признавая лишь победы – советские и российской империи, но не желают быть со своим народом и со своей Родиной в период нестроений и смут. Историк и учитель, что скажет в ответ? И учитель, которым ты ведь был в молодости, здесь, наверное, важнее даже историка. Как жить с этим?

- Если имеешь в душе идеал, то соответствуй ему, сражайся за торжество своего идеала. В среде самой западной ветви русского народа – русинов Подкарпатья, подвижников национального возрождения называли «будители». Таким «будителем», например, был Александр Духнович написавший проникновенный кредо-гимн русинского народа «Я Русин был, есмь, и буду!» Мне кажется, что каждый образованный русский человек должен быть таким «будителем», ведь зачем-то Бог вложил в тебя эти знания. На каждой книге из серии «Клио» имеется надпись «Любая часть настоящего издания может быть воспроизведена в любой форме и любым способом». Я вижу целью своей жизни донести Русскую правду до возможно большего числа людей. Господь в этом пока меня поддерживает.

Но я чувствую свою ответственность не только за Россию, но и за Латвию и за латышский народ. Я люблю эту землю и хочу, чтобы она процветала. Верю, что процветать она будет лишь в дружбе и сотрудничестве с Россией.

- 15 лет назад мы с тобой из Риги ездили в Муром, снимали телевизионный сюжет для общей программы. Ходили по заводам и монастырям, гуляли по паркам, всматривались в новую для нас жизнь постсоветской России, как раз в это время как бы «выбиравшей» Ельцина в очередной раз. И еще удивлялись потом столь явному несоответствию между тем, что мы видели своими глазами, и о чем говорили с россиянами – и результатами этих выборов. А в Латвии, недавно пережившей выборы очередного сейма, что изменилось? Были ли ожидания? А если были, то они оправдались?

- Сегодня в Латвии чувствуется предельная усталость от политики. Народ смотрит на парламентские выборы потухшими глазами. Десятки тысяч «неграждан» уже отвыкли участвовать в выборах, а лица облечённые избирательными правами, по-моему, просто разуверились в том, что с помощью выборов вообще возможно что-либо изменить. Население замерло в ожидании суровых экономических потрясений - и растущие цены на бензин, на транспорт, на продукты питания, на коммунальные услуги не рождают повода для оптимизма.

- В России до сих пор многие верят так называемому «прибалтийскому экономическому чуду». Ну, мы-то знаем, что никакого «чуда» никогда не было. А несколько лет назад оно и явно закончилось обвалом. Как чувствует себя обыкновенный рижанин сегодня? На что живет, на что надеется, какие строит планы? Есть ли разница между русскими и латышами сейчас в экономическом плане? Эта разница была в короткий период, называемый в Латвии почти официально «жирными годами». А сейчас? Уровень жизни между Латвией и Россией на самом деле нельзя сравнить хоть сколько-нибудь корректно – слишком разные это страны, как Марс и Юпитер. Так же точно было и тогда, когда СССР пытались сравнить с Францией, предположим. Существуют вещи просто элементарно несравнимые, категории, которые нельзя оценить деньгами и, вместе с тем, очень материальные, как та же пресловутая «уверенность в завтрашнем дне». Вот об этом, простом, житейском, что хочется рассказать?

- К моменту распада Советского Союза Латвия обладала целым рядом уникальных промышленных предприятий, развитым радиоэлектронным производством, сложным машиностроением. Были кадры специалистов, способных решить любую техническую задачу. Выпускалась аппаратура космической связи, микросхемы, бытовая, промышленная радиоаппаратура и прочее, и прочее, и прочее… За истекшие десятилетия стараниями национально мыслящих политиков, практически ВСЯ латвийская промышленность благополучно угроблена, транзит нефтепродуктов утерян, денежный русский турист отвык ездить на рижское взморье… Да, в «жирные годы» деньги были и большие… Кредиты, транши, аферы в сфере банковской деятельности. Суммы действительно крутились немалые. Но если это считать «экономическим чудом», то наверное я очень мало смыслю в чудесах.

Экономически латыши находятся в привилегированном положении, поскольку они традиционно работают на госслужбе, в многочисленных департаментах и министерствах. Русским выживать гораздо сложнее, они предоставлены сами себе.

Рига, чистенький и аккуратненький европейский город. Насчёт красивых фасадов прибалты всегда были большими умельцами. Но то, что за этими фасадами народ воет от тоски, предчувствуя худшие времена – кто это видит? В России готовится пафосная реформа по переименованию милиции в полицию. Я так понимаю, что после этого все проблемы правоохранительных органов волшебным образом разрешатся сами собой! У нас милиции нет уже два десятилетия. Но на днях страну потряс чудовищный случай, когда группа полицейских (в том числе двое сотрудников элитного отряда «Альфа»), совершила вооружённый налёт на игральный салон. Была стрельба, есть жертвы. Я не оправдываю преступников, но в народе говорят, что не от хорошей жизни пошли они на это немыслимое деяние. Доведённые до отчаяния нищетой, банковскими кредитами, беспросветной жизнью эти люди забыли про совесть и про честь мундира. Я не оправдываю их. Но пытаюсь понять, как такое вообще могло случиться?!

Всё чаще в беседах с латышами среднего и старшего поколения, я слышу ностальгическую тоску по krievu laiki («русским временам») и прежде всего по той самой «уверенности в завтрашнем дне». Молодёжь, к сожалению, черпает информацию о России через клоаку российского телевидения. Буквально на днях одна латышская учительница прямо с тоской вопрошала меня: «Но как вообще можно делать подобные передачи? Все эти “комеди-клабы”, все эти “Дома” и ужасные сериалы! Ведь они буквально разлагают, губят великую русскую культуру!» Что я мог ей ответить? Даже латышка переживает за русскую культуру, а «дорогие россияне» тащатся от подобного дерьма.

Среди молодых латышей растёт интерес к России, как к стране потенциально огромных возможностей. Многие люди творческие – актёры, режиссёры, музыканты хотели бы работать на российскую аудиторию. Ведь даже ярый националист актёр Арнис Лицитис, дающий здесь в Латвии весьма злобные интервью, с неизменной готовностью снимается в российских сериалах.

Уверен, что если русская цивилизация по-настоящему возродится, то она станет притягательна и желанна для всех малых народов, которые обязательно потянутся к России. Вера, справедливость, доброта – лучшие качества русского народа, не могут не привлекать к себе нормального человека.

- Что для тебя самое важное в той жизни, что была ДО и в той, что началась ПОСЛЕ? Понятно, что я говорю о рубеже 1991 года. Он вообще значим для тебя лично?

- Это добрая половина моей жизни. Это другая страна, другие люди, другой мир, другие отношения. И сами мы были в то время совсем другими. Если нам с тобой довелось родиться здесь и сейчас, значит это было угодно Всевышнему. О чём-то жалеть, или предаваться слезливым воспоминаниям, наверное неправильно. Будем дело делать.

- Знаешь, Игорь, пусть на меня обижаются латыши, но я не помню никакой латышской Латвии, которой никогда не было в истории, и которую никогда уже не построить даже самым ярым националистам. Но и русская Рига тоже теперь под вопросом. Что будет дальше? Историк изучает прошлое для того, чтобы мы смогли спросить его в решающей момент о будущем, разве нет?

- По настоящему Рига никогда не была и русской тоже. В советское время была «советская» Рига, большую половину населения которой составляли русские, но это никак не подчёркивалось. 

Иногда у меня возникает чувство, что я уже жил здесь, где-то в начале XX века, во времена Российской империи. Как будто помню вывески с «ятями» и усатых городовых и государственный российский триколор повсюду. Тогда Рига была наиболее «русской», но не была абсолютно русской. Очарование моему городу, который я безумно люблю, всегда придавало его многонациональное многообразие. Немецкое, латышское, русское и прочие иные составляющие. Я бы сравнил историю Латвии с многоцветным ковром, каждая ниточка которого вплетена кем-то особым и разным. Выдерни эту ниточку и ковёр распадётся. Мне очень не нравится, когда ковёр этот кто-то пытается превратить в серый моноэтнический половичок.

По мере сил буду стараться, чтобы русский узор этого ковра был ярким и заметным.

На фото: Игорь Гусев (в центре) на организованном им субботнике по расчистке старого Гарнизонного кладбища, на территории которого в годы войны гитлеровцы скрывали тела узников Саласпилсского концлагеря.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie