Хлебные крошки

Статьи

ХХ лет величайшей геополитической катастрофе ХХ века
История
Россия

Империя. Федерация. Держава

В чем феномен «магнетизма России»?

25 лет назад на апрельском Пленуме ЦК КПСС была объявлена перестройка. Никто тогда не мог предположить, что с этого момента Советский Союз и его ядро – Россия – начнут переход в новую историческую эпоху. Для СССР она закончилась в декабре 1991 года, для России – продолжается. В прошлом остались разговоры, что Россия проиграла холодную войну и потому должна стать сателлитом западного мира, что она обречена быть сырьевым придатком и вообще осталась в одиночестве, без друзей и союзников. Сегодня и зарубежные, и российские политики, и в особенности историки, считают несомненным фактом, что Россия, даже потеряв часть своего промышленного и научного потенциала, политического и военного влияния, все равно остается великой державой – по своему потенциалу и, главное, по менталитету, по духу. В тысячелетней истории страны были периоды намного более тяжелые, чем сейчас, но и тогда она оставалась центром притяжения для миллионов людей и сотен народов, живущих как на соседних территориях, так и вдали от России. В чем феномен «магнетизма России», как нам жить в согласии со своей исторической судьбой, в чем плюсы и минусы этой миссии?

Сначала надо навести порядок в своем доме

Сергей Марков, заместитель председателя Комитета Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций

Дать однозначный ответ на вопрос, способна ли современная России быть центром притяжения для стран СНГ, встать во главе интеграционных процессов, трудно. За последние 20–25 лет наша страна во многом утратила свой экономический, научный и культурный потенциал, у нас расцвела коррупция, набрали силу табачная, водочная, наркотическая мафии. Да и военная мощь России, несмотря на наличие ядерного оружия, не столь велика.

Между тем статус сверхдержавы дает огромные преимущества. Это и способность влиять на различные аспекты мировой политики, и возможность эффективно отстаивать интересы национального бизнеса в любой точке земного шара. И уважение со стороны властных структур различных стран.

Еще в 20-е годы прошлого века Владимир Маяковский в «Стихах о советском паспорте» писал о том, как относятся представители погранслужбы неназванной страны к гражданину США: «Глазами доброго дядю выев, не переставая кланяться, берут, как будто берут чаевые, паспорт американца». А вот как к жителям не очень тогда богатых скандинавских государств: «И не повернув головы кочан, и чувств никаких не изведав, берут, не моргнув, паспорта датчан и разных прочих шведов». Увы, россиян сейчас воспринимают в мире скорее как «датчан и разных прочих шведов».

Нынешняя Россия не является сверхдержавой, но она, позволю себе так выразиться, остается великой страной. И дело здесь не только в уже упоминавшемся ядерном оружии и статусе постоянного члена Совета Безопасности ООН. Важнее даже другое – наше славное прошлое, огромные достижения в самых разных сферах, сделанные нашим народом как до октября 1917 года, так и в советский период. Или вот факт, о котором иногда забывают. На протяжении практически всей своей многовековой истории Россия никогда не теряла суверенитета. Таких государств в Европе еще всего три – Великобритания, Швеция и Швейцария. За это Россию уважали и уважают.

Славное прошлое и, скажем так, не очень славное настоящее во многом и предопределяют отношение к России со стороны ее ближайших соседей. Я убежден в том, что граждане Белоруссии, Украины, Казахстана, других республик бывшего СССР любят нашу страну и желают ей самого наилучшего. Они надеются, что великая страна сумеет решить свои нынешние проблемы. И вот тогда можно будет говорить о глубокой и всесторонней интеграции, центром которой может стать Россия.

Сближаться же с нынешней Россией те же белорусы, украинцы, казахи не очень-то хотят. Этого не желают и лидеры новых государств, которые боятся, что в результате объединительных процессов могут лишиться части своих полномочий. И в диалоге с соотечественниками они используют, надо признать, не лишенные серьезных оснований аргументы. Например: «Вы разве хотите, чтобы террористы устраивали взрывы не только в Москве, но и в наших городах? В случае объединения российские олигархи приберут к рукам всю нашу промышленность. И так далее. Вам это нужно?»

Не следует забывать и о том, что наши геополитические противники – США, Великобритания – боятся возрождения России, серьезного укрепления ее связей с республиками бывшего СССР. Что, собственно, и понятно: зачем англичанам и американцам сильный конкурент на международной арене? В правящих кругах этих стран вспомнили о существовавшем в двадцатые годы прошлого века так называемом санитарном кордоне. То есть, по мнению многих английских и американских политиков, нужно окружать Россию группой государств, которые проводят по отношению к ней недружественную политику. И надо сказать, что ошибки российского руководства, особенно те из них, которые были допущены в девяностые годы прошлого века, облегчают им эту задачу.

…Сейчас наша страна готовится торжественно отметить 65-летие Победы в Великой Отечественной войне. Этот праздник нужен еще и для того, чтобы продемонстрировать всему миру, что если мы сумели одолеть страшного врага, то наверняка сумеем справиться и с нынешними трудностями. Но здесь просматривается и другой важный аспект: эта Победа одержана усилиями всех народов бывшего Советского Союза, а значит, есть основа для объединения.

Повторю: у нас славное прошлое, однако смотреть нам нужно в будущее. А потому очень важно убеждать народы и лидеров государств СНГ в том, что для них лучше быть вместе с Россией. И с точки зрения экономики, и с точки зрения политики, и с точки зрения духовности. Но для этого в первую очередь нам надо навести порядок в собственном доме.

Медведя не засунуть в лисью нору

Владимир Жарихин, заместитель директора Института стран СНГ

Как свидетельствует история, роль, которую государство играет в мировой политике, порой остается неизменной на протяжении столетий. Даже несмотря на то, что в самой этой стране могут происходить колоссальные перемены, включая демонтаж общественно-политического строя. Понятно, что в первую очередь речь идет о России.

После Октябрьской революции среди руководителей СССР была популярна идея мировой революции: «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем». Для ее реализации существовала специальная организация – Коминтерн. Однако жизнь показала, что эта идея утопична и даже вредна, поскольку мешает налаживанию взаимовыгодных отношений с ведущими странами мира. Через какое-то время про мировую революцию забыли. Но надо согласиться с теми историками и политологами, которые утверждают, что начиная со времен Второй мировой внешняя политика Союза мало отличалась от внешней политики Российской империи.

После распада СССР тогдашние лидеры нашей страны убеждали сограждан в том, что России не нужна державность: мол, зачем активно участвовать в решении мировых проблем? Лучше заняться своими делами, направить силы и средства на повышение уровня жизни собственного народа. Но и из этого ничего не получилось. Медведь не смог залезть в лисью нору. Россияне не стали жить богаче, а вот потери на международной арене мы понесли существенные. И на стыке веков новое руководство России осознало, что нора – неподходящее место для медведя.

Россия была, есть и будет сверхдержавой. Это ее судьба, это, позволю себе так выразиться, русский крест. Гигантская территория, внушительная численность населения, большой, несмотря на техническую отсталость, экономический потенциал, природные богатства – все это делает Россию практически неуязвимой, позволяет ей проводить независимую политику. И, как показывает исторический опыт, отказываться от державности нам нельзя. Хотя, скажем, содержание современной армии, которая необходима для укрепления в мире своих позиций, обходится очень недешево.

Очевидно, что наши соседи, главным образом государства СНГ, входят в зону национальных интересов России. Граждане этих стран в большинстве своем выступают за установление союза, расширение связей с Российской Федерацией. Вот лишь один пример. После пяти лет откровенно антироссийской политики, проводимой президентом Виктором Ющенко, согласно результатам опроса, более 65 процентов жителей Украины считают отношения с Россией самыми важными для своей страны. За Европейский союз высказались 40 процентов, за США – 3 процента.

Наверное, можно говорить и о том, что народы государств Содружества выступают за объединение. Но вот политические элиты относятся к интеграции настороженно. Причем это относится также и к российской элите. Кстати, хочу напомнить: Беловежские соглашения остались бы на бумаге, если бы их с редким единодушием не одобрил Верховный Совет РСФСР. И демократам, и коммунистам тогда казалось, что в отдельно взятой России им будет проще осуществить свои планы. Элиты противятся объединению потому, что опасаются лишиться части властных полномочий. И все же, на мой взгляд, интеграционные процессы будут набирать обороты, а их центром станет Российская Федерация.

Хочу обратить внимание на следующее обстоятельство. Все республики бывшего СССР, кроме России и Казахстана, сегодня являются экспортерами рабочей силы. И экспортируется она главным образом в нашу страну. Но это не единственная экономическая основа для интеграции. Для стран СНГ Россия – огромный и зачастую единственный рынок сбыта продукции: в других регионах земного шара она, увы, никому не нужна. Российский рынок способен спасти возникшие на пространстве бывшего СССР государства от полной деиндустриализации. Процессы разрушения созданных главным образом в советское время производственных мощностей особенно опасны в среднеазиатских государствах, которые могут превратиться в зону сплошной нищеты и бесконечных вооруженных конфликтов. Собственно, нечто подобное уже сейчас происходит в Киргизии.

Однако, на мой взгляд, интеграция может осуществляться только на новой, современной основе. Скажем, в условиях рыночной экономики расположенное в Комсомольске-на-Амуре авиационное предприятие не станет приобретать необходимые ему для производства комплектующие в Харькове, как это было в советское время. А вот в Воронеже – будет. Руководителям стран СНГ нужно внимательно изучать европейский опыт. Евросоюз – это хороший пример интеграции очень разных государств. Кстати, о создании подобной организации сейчас уже задумываются в Северной и Южной Америке, а также в Юго-Восточной Азии.

Империя зла – это про Российскую империю

Юрий Жуков, ведущий научный сотрудник Института российской истории РАН, доктор исторических наук

Приближается большой праздник – 65-летие Победы. Российское руководство прилагает усилия к тому, чтобы торжества по случаю праздника способствовали сближению государств СНГ. Но не уверен, что эти попытки приведут к какому-то ощутимому результату. Сегодняшняя Россия едва ли способна стать центром интеграционных процессов на пространстве бывшего СССР. И на то есть несколько причин. Одна из них заключается в том, что в отличие от Советского Союза Российская Федерация не является сверхдержавой.

Ведь что такое сверхдержава? Это государство, которое обладает экономическим, научным, культурным и военным потенциалом, недостижимым даже для целой группы так называемых цивилизованных стран. Скажем, в 1970–80-е годы экономический потенциал Союза был больше, чем потенциал всего ЕЭС, предшественника нынешнего Евросоюза. Увы, за последние двадцать лет произошла деиндустриализация нашей страны. В современной России практически не строятся новые предприятия, мы эксплуатируем созданные в советское время производственные мощности, которые стремительно устаревают. Как морально, так и физически. При этом часть предприятий уже бездействует. Несмотря на рост числа людей с высшим образованием, нет у России и серьезных достижений в науке, а открытия, за которые наши ученые сравнительно недавно получили Нобелевские премии, были сделаны ими много лет назад. Единственный оставшийся у России атрибут сверхдержавы – это ядерное оружие. Но и здесь не все благополучно. Не вдаваясь в подробности, могу сказать, что сегодня наша страна защищена от внешней агрессии не так хорошо, как это было в советские годы.

Одним словом, гигант ослаб. Добавьте к этому проблемы Северного Кавказа и исходящую оттуда угрозу терроризма, проникшие во все сферы российского общества коррупцию и бюрократизм, а затем задайтесь вопросом: сколь привлекательно для соседей сближение с такой страной?

Понимаю, что мне могут возразить. Один из аргументов – в России сейчас трудится огромное количество граждан, прибывших из почти всех республик бывшего Союза. То есть процесс интеграции идет. Но надо реально смотреть на жизнь и понимать, что они приезжают к нам не от хорошей жизни. В их государствах экономическая ситуация еще хуже, чем в России. Но у нас так называемые гастарбайтеры сталкиваются с вымогательством, произволом, а потому их вряд ли переполняют теплые чувства к нашей стране. И в некоторых соседних странах эти негативные настроения эксплуатируются местными элитами, которые хотят разойтись с Россией если не экономически, то хотя бы политически. Чтобы, как им кажется, укрепить позиции своих стран на международной арене.

Любопытный факт. Нынешний герб Российской Федерации очень напоминает герб Российской империи: сохранены даже скипетр и короны. Тем самым как бы подчеркивается духовная преемственность: мол, поскольку на протяжении веков многие территории стремились войти в состав империи, то и нынешняя Россия тоже способна объединять соседей. Но, как историк, могу сказать, что подобная точка зрения абсолютно несостоятельна. Конечно, бывало, что какие-то территории просили российского императора взять их под свою опеку, защитить от внешнего врага, и эти просьбы удовлетворялись. Например, так произошло с Грузией. Но в большинстве случаев государственные образования, которые к 1917 году находились в составе Российской империи, были завоеваны. Важное замечание: словосочетание «империя зла» было придумано вовсе не Рональдом Рейганом – оно появилось в Европе еще в начале XX века и относилось к Российской империи.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie