Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Андрей Белов

Иранская дилемма Вашингтона

Нынешняя ситуация вокруг Ирана весьма напоминает ту, которая предшествовала войне с Ираком

Несмотря на свою крайнюю занятость предвыборными делами, администрация Джорджа Буша с недавнего времени весьма серьезно озаботилась решением проблемы Ирана. Судя по сообщениям американской прессы, внутри нынешней вашингтонской администрации развернулась интенсивная дискуссия о том, какие шаги следует уже в ближайшем будущем предпринять в отношении иранской ядерной программы.

Как отметила в своем комментарии по этому поводу газета "Нью-Йорк таймс", нынешняя ситуация вокруг Ирана весьма напоминает ту, которая предшествовала войне с Ираком. Тогда эксперты правительства США были уверены, что режим Саддама стоит на пороге обладания ядерным оружием. Сегодня эти же эксперты уверены, что Тегеран подошел к тому же порогу. И хотя оказалось, что американские эксперты сильно ошиблись насчет Ирака, сейчас у них наблюдается еще больше единодушия в отношении потенциальной "иранской ядерной угрозы".

Страсти вокруг иранских ядерных амбиций разгорелись после недавнего обмена довольно резкими заявлениями между Тегераном и Международным агентством по ядерной энергии (МАГАТЭ). В сентябре МАГАТЭ приняло резолюцию, призывающую Иран прекратить обогащение урана и допустить на ядерные объекты инспекторов агентства. Данная резолюция должна быть выполнена Ираном в срок до 25 ноября – день, на который запланировано заседание руководящего Совета МАГАТЭ. Агентство может предпринять дальнейшие шаги в случае, если Иран откажется выполнить требования резолюции. В частности, Иран может быть призван к ответу перед Советом Безопасности ООН.

В ответ президент Ирана Мохаммад Хатами заявил, что его страна не намерена отказываться "от своих законных прав вести мирные ядерные разработки". Выступая на военном параде в Тегеране по случаю 24-летней годовщины начала войны с Ираком, Хатами объявил, что Тегеран продолжит свои ядерные исследования, даже если это приведет к прекращению международных инспекций и к разрыву отношений с МАГАТЭ. Наблюдатели отметили при этом, что в упомянутом параде участвовали иранские баллистические ракеты среднего радиуса действия "Шахаб-3", способные, по мнению западных специалистов, нести ядерную боеголовку.

В то же время Хатами в своем выступлении подчеркнул, что Иран не намерен создавать ядерное оружие. По его словам, международное сообщество должно признать за Ираном право осуществлять мирные ядерные разработки, поскольку "Иран говорит "да" мирному атому и "нет" – ядерному оружию". Известно также, что, несмотря на все политические расхождения различных политических кругов в Иране, в отношении ядерных программ они занимают единую позицию.

Почти одновременно с выступлением Хатами представители Ирана объявили о начале испытаний недавно построенных центрифуг для обогащения урана. Это было сделано, несмотря на обращение представителей Евросоюза и России к иранским властям с призывом прекратить все эксперименты по обогащению урана в соответствии с резолюцией МАГАТЭ. По словам же главного иранского представителя на переговорах по ядерным проблемам Хасана Рохани, его страна не примет никаких обязательств по прекращению программы обогащения урана, и ни одна международная организация не может навязать Ирану такого рода обязательств. Рохани также предупредил, что в случае передачи дела в Совбез ООН, как того требуют США, Иран перестанет допускать инспекторов ООН на свои ядерные объекты.

По мнению иранского дипломата, "Если они хотят вызвать Иран в Совет Безопасности, это будет недальновидным шагом, поскольку мы прекратим исполнение Дополнительного протокола". Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия создает возможность для оперативных проверок ядерных объектов. Иран также обвинил страны Европы в нарушении соглашения об иранской ядерной программе, достигнутого в конце 2003 года.

У США, помимо ядерной программы, есть и другие претензии к Ирану. В Вашингтоне считают, что Тегеран поддерживает боевиков-исламистов в других странах, в частности, шиитских повстанцев в соседнем Ираке. Американское руководство также беспокоит помощь, которую Иран оказывает группировке "Хезболла" в Ливане, обвиняемой Израилем в поддержке боевиков, совершающих вооруженные вылазки и теракты на его территории.

По мнению некоторых наблюдателей, вообще за активизацией внимания США к Ирану определенно просматривается давление Израиля и влиятельного американского еврейского лобби. Израиль уже давно требует ужесточить политику США в отношении Ирана и даже предпринять против него силовые меры. В Иерусалиме утверждают, что уже в 2005 году Иран сможет создать атомную бомбу без посторонней помощи. Кроме того, Израиль активно убеждает США в том, что Иран является на сегодня крупнейшим спонсором международного терроризма.

В Вашингтоне, судя по всему, пока нет единого мнения по поводу того, что делать с Ираном дальше. Одна из причин этого заключается в том, что в свете печального иракского опыта ни один из предлагаемых вариантов действий не выглядит привлекательным. Другая же кроется в обычной борьбе между сторонниками жесткого подхода и теми, кто выступает за политико-дипломатические методы решения иранской проблемы. Впрочем, как полагают многие обозреватели, эти расхождения не следует преувеличивать.

Даже госсекретарь Колин Пауэлл, имеющий репутацию "голубя" в администрации Буша, говорит о "растущей иранской угрозе" с металлом в голосе. По его словам, "Дипломатия не значит, что вы притворяетесь, что чего-то нет, когда оно есть. У иранцев есть ядерная программа, и я продолжаю твердить, что на международном сообществе лежит обязанность прибегнуть к максимальному нажиму".

В последнее время позиция Вашингтона в отношении Тегерана заметно твердеет. Если в прошлом году, когда США рассчитывали на помощь Ирана в иракских делах, администрация Буша заявляла, что не стремится к смене режима в Иране, то теперь ситуация изменилась. Если Джорджа Буша изберут на второй срок (что вполне вероятно), то после выборов вопрос о смене режима в Иране может стать одним из приоритетов американской внешней политики. Не случайно и то, что вопрос о ядерном сотрудничестве России и Ирана является одним из центральных в контексте российско-американских отношений.

В ходе упоминавшихся дискуссий в администрации США обсуждались различные варианты решения "иранского вопроса". В частности, изучалась возможность использования иранских диссидентов и политэмигрантов по иракской модели. Однако, по данным из источников, близких к Белому Дому, от него отказались еще в прошлом году, поскольку не нашли в Иране серьезных кандидатов на роль "демократической альтернативы" нынешнему режиму. Не получил особой поддержки и вариант предложения Ирану неких политических и экономических стимулов в обмен на его отказ от ядерных амбиций.

В этих условиях консервативные круги в Вашингтоне все активнее выступают за силовой вариант, либо путем проведения соответствующей военной операции вооруженными силами США, либо предоставлением свободы рук Израилю, который уже имеет опыт решения аналогичной проблемы, совершив в 1981 году воздушный налет на строившийся французскими специалистами для Ирака ядерный реактор "Озирак".

Недавно в западной прессе появились сообщения о подписании между США и Израилем контракта (сумма оценивается в 139 млн. долларов) на поставку израильским ВВС 5 тысяч сверхсовременных авиационных бомб. Примечательно, что среди закупаемых Израилем бомб есть 500 специальных тяжелых управляемых "фугасок", рассчитанных на пробивание 2-метрового слоя бетона. Израильская газета "Хааретц" в этой связи писала, что эти "бетонобойные", наводящие с помощью спутников бомбы "способны проникнуть в подземные ядерные укрытия Ирана". "Хааретц" также цитирует представителя Пентагона, который сказал, что "поставка вооружений имеет целью поддержать качественное преимущество Израиля в регионе".

Правда, как и в случае с Ираком, дело осложняется тем, что воинственная линия США в отношении Ирана не пользуется международной поддержкой. Даже американские союзники по НАТО – Великобритания, Германия и Франция, выражая обеспокоенность ядерной программой Ирана, одновременно предупреждают, что военная конфронтация может привести к непредсказуемым результатам, и что Тегерану нужно показывать не только кнут, но и пряник. По мнению европейских союзников США, угроза санкций, например, прекращение закупок иранской нефти, не произведет на Тегеран сильного впечатления, и не будет пользоваться поддержкой других стран. Против силового решения иранской ядерной проблемы выступает и Россия.

В такой ситуации Вашингтон сталкивается с известными трудностями в разрешении иранской дилеммы. Соблазн использовать военную силу борется с опасениями тяжелых последствий и осложнений, аналогичных наблюдаемым сегодня в Ираке. Какая-то определенность по этому вопросу видимо появится после президентских выборов в США, но уже сейчас можно смело утверждать, что наряду с Ираком и Северной Кореей иранская ядерная проблема грозит превратиться в постоянную головную боль не только для Америки, но и всего мирового сообщества.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie