Хлебные крошки

Статьи

Россия
Политика

Автор статьи Магомед-Салих Гусаев трагически погиб в результате террористического акта 27 августа 2003 года

Ислам в Дагестане политизируется

Отказавшись от вооруженного прихода к власти, экстремисты планируют захват Дагестана "парламентским" путем: внедряясь во все структуры государственног

Угрожает ли Дагестану религиозный экстремизм сегодня, после нашествия бандитов из Чечни? На фоне той огромной, поистине беспрецедентной антиэкстремистской работы, которая проводится в республике, такой вопрос кажется странным. Нападение бандитов встряхнуло дагестанское общество, сплотило его. Можно было бы долго рассказывать об активизации работы многих администраций городов и районов республики, совместной деятельности руководства Дагестана и Духовного управления мусульман, помощи, которую оказывают правительству средства массовой информации, принятии Закона "О запрете ваххабистской и иной деятельности на территории РД" и т д. и т.п. Вся эта работа имеет свои положительные результаты. По данным социологических исследований, проведенных среди студенческой молодежи, высказывая свои пожелания по оздоровлению религиозно-политической ситуации и сохранению мира в республике, 85,7% опрошенных хотят, чтобы "не было войн из-за религии". Абсолютное большинство опрошенных (93,7%) считают, что религиозные организации должны действовать согласно Конституции РФ и республиканским законам, а 91,4 % считают недопустимым насильственное навязывание религиозной веры. Таким образом, можно сказать общественное мнение в Дагестане полностью не приемлет религиозно-политический экстремизм.

Тем не менее, это не должно обманывать, наполнять нас сознанием полной и окончательной победы над экстремизмом. В республике помнят и прекрасно понимают, работа началась после вторжения бандитов на территорию Дагестана, общество сплотилось только перед лицом реальной опасности, а наступивший после изгнания экстремистов мир, еще отчетливее обнажил неоднородность самого дагестанского общества, а главное, – возникновения новой и опасной, я бы нодчекнул, тенденции, – политизации духовенства республики. Принятый всем дагестанским обществом, в том числе и духовенством, тезис о светском развитии республики с опорой на общедагестанские традиции патриотизма и высокие нормы морали и нравственности все чаще начинает нарушаться кое-кем из духовных лидеров сельского и районного масштабов. Имеется не один десяток населенных пунктов, где не урегулированы взаимоотношения местных органов власти и духовенства, есть примеры, когда имамы мечетей вмешиваются в светскую жизнь, препятствуют выполнению государственных функций, кое-где светское образование и воспитание устойчиво сдает позиции религиозному.

Нередки случаи сокрытия местонахождения и рода занятий молодых людей, многие из которых обучались и продолжают обучаться в зарубежных учебных заведениях сомнительного толка, а иногда принимают участие в боевых действиях в Чечне, либо занимаются иной преступной деятельностью.

Сегодня большинство политологов сходится во мнении, что органы власти на местах не нашли действенного механизма, способного переломить отрицательную тенденцию накопления некой клерикально ориентированной политической массы. Это накопление происходит благодаря сразу нескольким факторам. Главным по значимости, пожалуй, можно считать обучение большого количества дагестанских юношей в зарубежных исламских учебных заведениях и миссионерскую деятельность на территории России различных исламских преподавателей, зарубежных военных инструкторов в тайных учебных лагерях. По наблюдениям преподавателей светских вузов, дагестанские юноши, прошедшие обучение за рубежом, зачастую поступают затем в дагестанские светские вузы, чтобы не только получить второе образование, но впоследствии внедриться практически в любую сферу производства или общественной деятельности, одновременно став сильными центрами по распространению и пропаганде антироссийских и радикальных исламских взглядов. Что интересно, если недавно эти молодые люди в основном не скрывали своих ярко выраженных агрессивных намерений, то после начала антитеррористической операции в Дагестане и Чечне затаились, стали конапфироваться, не идут на открытое противопоставление. В основном это контингент молодых людей, которым до тридцати лет. То есть, лет через десять именно эти люди начнут занимать ключевые посты в республике во всех областях жизни. Проникновение их в нижние звенья хозяйственного механизма республики уже началось. И это касается не только экономики Дагестана. Молодые и подготовленные люди, ориентированные на установление радикальных шариатских законов в общественной жизни, пользуясь низким авторитетом некоторых представителей официального духовенства, уже сейчас делают попытки вытеснения их с занимаемых позиций.

Обращает на себя внимание еще одно обстоятельство – отдельные представители ортодоксального духовенства считают необходимым обнародовать в достаточно откровенной форме свои взгляды относительно будущего устройства дагестанского общества. Выступая против политического и религиозного экстремизма, что совпадает с устремлениями всей здоровой части общества, они все настойчивее озвучивают тезис о том, что будущее республики следует рассматривать вообще очищенным от сугубо "светских" норм и законов. Подобное может свидетельствовать о политических амбициях, прикрытых религиозной риторикой.

Все это еще и еще раз доказывает необходимость реформирования и структурного переоформления всей мусульманской иерархической пирамиды Дагестана. Государство заинтересовано в том, чтобы различные религиозные институты, будь то мечети, медресе, другие духовные подразделения, имели единую структурную вертикаль подчинения во главе с Муфтием республики. Это исключит всякие возможности для распространения чуждых религиозных течений, внесет стабильность и прогнозируемость внутри всей религиозной общины Дагестана и объединение ею вокруг Духовного управления. Сегодня в Дагестане созданы практически все условия для развития основ духовного и нравственного воспитания подрастающего поколения, в том числе и в религиозной сфере. Открыты более 10 исламских вузов с десятками филиалов, сотни медресе и примечетские школы – мактабы, общее число обучающихся во всех исламских учебных заведениях составляет около 14 тысяч человек. За 1990-2000 годы более 90 тысяч дагестанцев совершили умру и хадж. Однако мы не можем сегодня утверждать, что процесс религиозного просвещения молодых дагестанцев не подвержен чуждому влиянию, что он свободен от деятельности экстремистов. Слабо ведется работа по разоблачению сторонников ваххабизма на местах, многие имамы, увлеченные собственным авторитетом, практически не ведут борьбу против остатков ваххабизма. Заметна также слабая работа ученых алимов, религиозных авторитетов, арабистов в этом направлении. Такое отношение порождают предпосылки для проникновения чуждой религиозной идеологии, призывающей к насилию.

Возможно, проведение форума мусульман Дагестана позволит снять с повестки дня многие нерешенные вопросы, послужит делу объединения мусульман Дагестана в рамках единого общепризнанного Духовного управления. В противном случае указанные процессы будут лишь усугублять ситуацию, о чем свидетельствует немало фактов.

Что же касается государства, то помимо огромной работы по борьбе с экстремизмом, необходимо достаточно жестко и четко по всему спектру общественной жизни разграничить компетенцию духовенства и светской власти. Причем, естественно, имамы должны быть подконтрольны и Конституции и законам. Без восстановления этой базовой вертикали не может быть гарантирована безопасность светского государства. Важно, что на этом пути мы не являемся первопроходцами. Турция давно разработала законодательную базу разделения сфер компетенции духовенства и светской власти. Система эта уже апробирована и успешно действует, позволяя Турции, при сохранении основных исламских ценностей, динамично интегрироваться в современное мировое сообщество. Что касается специфики распространения ваххабитской идеологии на территории современной России, то его апологеты, учтя сложившееся негативное отношение к данному явлению, перешли на новые методы: крупные зарубежные финансовые вливания осуществляются уже не в ваххабитские структуры Дагестана, а направляются в официальные духовные институты центральных регионов РФ, чтобы затем активно распространяться по всей России.

В этих условиях нам следует усилить всестороннее сотрудничество и благоприятствовать традиционному исламу и добиться принятия федерального закона о запрещении чуждых иностранных течений. Надо всем нам, думается, осознать, что только главенство светских федеральных и республиканских законов, традиций, праздников, ритуалов, государственного и республиканского уровня в сочетании с духовными традициями может обеспечить безопасность и стабильность в нашем обществе. Учитывая все это, а также опыт республики в опережающей разработке законов по этой проблеме, необходимо нам более настойчиво требовать от федеральных органов принятия детального и в то же время более всеобъемлющего закона, который позволит предотвратить всяческие попытки подмены ваххабизма, смены названий и вывесок. Закона о полном и всеобъемлющем запрете религиозного экстремизма, миссионерской деятельности по распространению нетрадиционных для России религий, течений и сект.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie