Хлебные крошки

Статьи

Русские в дальнем зарубежье
Общество
Европа

Лия Винокурова, Каталония

Испанские "пробы" Романа Карпухина

Интервью с единственным в мире русским тореро

О Романе Карпухине – капитане военно-воздушных сил, ставшем единственным в мире русским тореро, писали многие издания мира. Он приехал в Испанию в 1997 году как преподаватель спортивных и бальных танцев. В 2003 году, после 15-летнего перерыва в тренировках, Роман не только завоевал чемпионский титул в Испании, но и представлял эту страну на международных турнирах по бальным танцам в Италии, Португалии, Германии. У него просили автографы, его снимали в качестве модели для глянцевых журналов и рекламных видеороликов. Поставив перед собой цель – стать тореро, молодой человек из России за полтора года добился неплохих результатов и вышел на профессиональную арену. Но сам Роман, как это ни странно, все вышеперечисленные и другие, менее известные свои достижения относит к разряду хобби. В квартире, где он живет, все стены увешаны фотографиями и афишами, рассказывающими о его выступлениях. Кубки за спортивные и танцевальные достижения, шляпы, дипломы... Один из них – диплом «Книги рекордов России». Как особую реликвию Роман хранит письмо из далекого сибирского городка, нашедшее его по незамысловатому адресу: Испания, Мадрид, русскому тореро. «Мой уголок воспоминаний» - так, то ли в шутку, то ли всерьез называет хозяин свое жилище. Один из главных трофеев здесь – голова быка, убитого им, как тореро, на корриде. В Испании Карпухина до сих пор называют «Финито де Моску», хотя на арену он сейчас уже не выходит. Мы напросились в гости, чтобы узнать, чем сейчас занимается самый, пожалуй, известный «русский испанец». - Откуда появилось твое сценическое имя «Финито де Моску»? - Поначалу это была дружеская шутка. Одна из целей моего приезда в Испанию была стать тореро и выступать на корридах. Приятели, не знавшие мою «упертость» в вопросах достижнения цели, воспринимали это как шутку, как что-то недостижимое. Есть известный матадор – «Финито де Кордова», вот они по аналогии и назвали меня «Финито де Моску». В переводе это означает «утонченный» - в смысле работы, выступлений, как человек. - Почему ты не захотел продолжить карьеру матадора, ведь здесь в Испании ты больше всего известен именно как первый русский тореро? - Начнем с того, что если бы я решил заниматься только этим, надо было бы переезжать в Мадрид или Андалусию, ведь в Каталонии коррида не столь популярна. Но в моей жизни коррида, как танцы, прыжки с парашютом, ралли и многое другое – это, скорее, все-таки хобби. Хотя всем этим я занимался профессионально и добился неплохих результатов. Участвуя в корридах, я выходил на арены первой категории - арены для профессионалов. Я ищу, где в жизни могу себя проявить. Помните слова Островского: «Жизнь надо прожить так, чтобы потом не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы»? Это мой девиз - прожить жизнь по максимуму. Не хочу сказать, что больше никогда не выйду на арену. Просто сейчас я занят в нескольких более интересных проектах. - Каких именно? - Я прошел серьезный отбор в пробах на киноактера-каскадера в «Порт-авентура». Там ставится много спектаклей в стиле вестерн и так далее, где актеру предстоит гореть, падать, тонуть... Хочется попробовать себя в новом амплуа. Кроме того, сейчас я работаю над сценарием художественного фильма. На днях отправляюсь в Россию, чтобы найти хорошую продюссерскую группу для съемок этого фильма. - Какой жанр у этой картины? - Музыкальная драма. Пока не знаю, будет ли это сериал или полнометражный художественный фильм. Это - история человека, чья жизнь прошла через Россию и Испанию. Соответственно съемки будут проходить как в Испании, так и в Москве. - Также как проходит через Россию и Испанию и твоя жизнь? В фильме будет что-то личное, автобиографическое? - Мне говорят, что сюжет в чем-то похож на мою жизнь, хотя, когда я пишу сценарий, на самом деле не думаю о моей жизни, единственное, стараюсь через главного персонажа донести до зрителя мои личностные ощущения. Не раскрывая сценария, скажу лишь, что выступать в этой картине я буду не только как сценарист, но и как актер. - Не так давно ты говорил, что даже прожив в Испании семь лет, до конца не адаптировался в этой стране. - Я русский, русским родился и русским помру. В языковом плане у меня все нормально, а вот в области разницы менталитетов... Вроде бы, у русских и испанцев много общего, и тем не менее, есть подводные камни, избежать которые в новой стране пока не удается. Например, здесь, к большому моему огорчению, не придают значения важности данного слова, как говорится в России: «Дав слово – держи его». Я привык с детства «держать слово», поэтому в этом отношении адаптация идет сложно. С другой стороны, здесь, конечно, выше социальный уровень, больше ценится каждый отдельно взятый человек. И тебе дают это понять. Живя здесь продолжительный период времени, я вижу их недостатки, анализирую наши и стараюсь усваивать только хорошее. - Многие иммигранты наоборот говорят, что здесь им все время дают понять, они – люди второго сорта. - Это зависит от того, как ты себя поставишь и как себя ощущаешь. Если ощущаешь «вторым сортом» - ничего в жизни не добьешься! - В России у тебя осталась семья, родители? - Родители, сестра и, конечно, друзья. Родители живут в Москве. Они приезжали на мой дебют как тореро в Барселону, поддерживали меня на конкурсах бальных танцев в Португалии и Мадриде. Часто мы не можем видеться, но раз в год они стараются ко мне выбираться, ведь здесь живет и их внук, мой сын Адриан. Мама мальчика - испанка и он говорит сейчас на испанском, каталонском и потихоньку учит русский. Я хотел бы, чтобы он знал язык своего отца, не рвал связи с моей родиной. - В будущем ты не видишь его в роли тореро? - Пять лет – такой возраст, в котором он как губка впитывает в себя все новые ощущения. Я хотел бы передать ему навыки и тот положительный опыт, который имею. Но матадор – занятие, связанное с риском, опасностью, авантюризмом. Зная этот мир изнутри, я не вижу по характеру сына, что из него может вырасти тореро. Возможно, с годами что-то изменится... В любом случае выбирать будущую профессию должен будет он сам. - А твои родители в свое время как-то повлияли на твой жизненный выбор? - Я родился в семье военного летчика и потому выбор был отчасти предопределен. Но еще до того, как я поступил в летное училище, мои педагаги по танцам говорили родителям, что я – натура артистическая. Только с годами я понял правоту этих слов. Я действительно натура артистическая, способная проявить себя в шоу-бизнесе. Думаю, об этом говорят сами за себя мои достижения и проекты. - Кажется, это была ваша идея организовать корриду в Москве? - Так получилось, что эта идея одновременно пришла в голову мне и Лидии Артамоновой – первой русской женщине-режонеадору. Она приехала в Москву с лошадьми и оснащением, я – с документацией и нормативными актами, ведь без бумажки у нас ничего не организуешь. Цель у нас была одна – представить в России корриду, а вот средства достижения ее разные. Я хотел продавать билеты по приемлемым ценам и вырученные средства направить в детские дома. Кроме того, моей задумкой было не просто организовать корриду, а представить россиянам, которые не могут приехать в Испанию, традиции и культуру этой страны. Билет одновременно мог бы стать бонусом, по которому в холле можно было бы получить стаканчик вина, кусочек хамона и оливки – одну тапу. До начала корриды выступали бы артисты фламенко. И люди, пришедшие на корриду, еще до начала зрелища ощутили бы себя как бы в уголке Испании. Артамонова ставила перед собой цели чисто коммерческие. Она воспользовалась моим отсутствием, чтобы использовав мои договоренности, организовать все под своим именем и так, как хотела она сама. В результате, все закончилось запретом на проведение в Москве не только этой корриды, но и всех мероприятий, связанных с жестоким отношением к животным. - Ты считаешь себя человеком верующим? - По церковным канонам, наверное, нет. Хотя жизнь иногда волей-неволей заставляет. Когда я был в спецназе и друзья уезжали на операцию, так переживал за них, что молитвы приходили на ум сами собой. Когда выходил на арену перед боем, не зная, что может произойти в следующую минуту... тоже невольно начинал молиться. - Есть еще одна, малоизвестная сторона твоей деятельности, так сказать, дипломатическая. При твоем содействии Сабадель и Щелоково стали городами-побратимами. - Эта идея принадлежит не мне, а мэру Щелоково, в котором я последнее время жил. Щелоково известен тем, что там находится «Звездный городок», центр подготовки космонавтов и аэрокосмический музей. В Сабаделе тоже есть подобный музей и аэропорт, с которого во время гражданской войны вылетали на задания наши летчики. Однажды я участвовал в авиационном шоу в Сабаделе – прыгал с парашютом и русским флагом, вот и пригодились старые связи и навыки. - Что бы ты пожелал нашим людям, приехавшим жить в Испанию? - Если хочешь адаптироваться на новом месте и добиться успеха, очень важно воспринимать положительные стороны жизни и акцентироваться именно на них. Принять нормы и правила Испании, а не приезжать сюда «со своим самоваром», переделывая сложившиеся порядки «под себя». Мои ценности – делать добро другим людям и чувствовать себя полезным там, где живешь, не важно Россия это или Испания. - Спасибо за интервью и удачи! P . S . Роман Карпухин любезно согласился указать свой сайт и электронный адрес для тех, кто хотел бы написать ему: www.romankar.com и romanкar@mail.ru

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie