Хлебные крошки

Статьи

История
История

Редакция "Союзной газеты"

Исторические миниатюры

Были и легенды из жизни российских императоров

Петр I не чаял души в Меншикове. Однако это не мешало ему частенько поколачивать светлейшего князя палкой. Как-то между ними произошла изрядная ссора, в которой Ме-ншиков крепко пострадал — царь разбил ему нос и поставил под глазом здоровенный фонарь. А после чего выгнал со словами:
— Ступай вон, щучий сын, и чтоб ноги твоей у меня больше не было!
Меншиков ослушаться не смел, исчез, но через минуту снова вошел в кабинет.., на руках!

*.* *

Петр I, заседая однажды в Сенате и выслушав множество дел о недавно учиненных кражах и мздоимстве, распалился гневом и велел Павлу Ивановичу Ягужинскому немедленно составить указ, что если на украденные деньги можно будет купить веревку, то вора без дальнейшего следствия должно будет тотчас же повесить.
Ягужинский взялся, было за перо, а потом отложил его в сторону.
— Пиши, что я тебе приказал, — повторил царь. Тогда Ягужинский сказал Петру:
— Всемилостивейший государь! Неужели ты хочешь остаться императором без подданных? Все мы воруем, с тем только различием, что один более и приметнее, нежели другой.
Царь, погруженный в свои мысли, рассмеялся и замолчал.

* * *
На ротный смотр как-то приехал командующий Киевским военным округом, тяжело раненный на русско-турецкой войне, престарелый генерал-адъютант Михаил Романович Драгер-миров. Про его чудачества ходили по России бесконечные слухи и анекдоты, между которыми самой характерной была история с телеграммой, посланной им Александру III. Драгомиров, запамятовав день 30 августа — именин царя, — спохватился лишь 3 сентября и, чтобы выйти из положения, сочинил такой текст:
"Третий день пьем здоровье вашего величества. Драгомиров".
На что Александр III, сам любивший выпить, ответил: "Пора и кончить. Александр".

* * *
Пред очи, Государыни Екатерины как — то была представлена делегация духовенства, которые изложили ей свою просьбу;
"Царь-де, батюшка, Петр Великий, колокола на пушки изволил перелить, а когда их снимал, то обещал вскорости вернуть. Да так и не вернул. Не поспособствуете ли Вы в нашем горе, Матушка?"
На это Екатерина II полюбопытствовала, обращались ли с этой просьбой к самому Петру I?
"Да." — ответили ей — "И даже петиция оная с тех времен у нас сохранилась."
Императрица пожелала на нее взглянуть, и когда та была ей вручена, увидела кроме прочего и резолюцию, на ней начертанную: "А №№№ вам моего не надо?" И подпись: "Петр I."
После чего Монархини попросила подать ей перо и чернила и своей царственной ручкой начертала: "А я же, как женщина, даже этого предложить не могу."

* * *
27 февраля 1782 года игумен Никольского монастыря, расположенного во Владимирском наместничестве в окрестностях уездного города Шуя, сообщил Екатерине, что у жены крестьянина Федора Васильева за 40 лет их брака родилось 69 детей. Федор Васильев родился в 1707 году и женился в 17 лет. За время с 1725 по 1765 год у него в семье и появилось 69 детей — 16 двоен, 7 троен и 4 четверни. Примечательно и другое, только двое из 69 детей умерли в детстве, остальные были крепкими и здоровыми. По просьбе Екатерины крестьяне Васильевы были ей представлены и щедро ею одарены. А впоследствии императрица время от времени вспоминала о них и принимала в них участие.
* * *
Куда полезней и россиянам, и украинцам вспомнить и вслушаться в следующие строки Николая Васильевича Гоголя:"... Сам не знаю, какая у меня душа, хохлацкая или русская. Знаю только то, что никак бы не дал преимущества ни малороссиянину перед русским, ни русскому перед малороссиянином. Обе природы слишком щедро одарены богом, и как нарочно каждая из них порознь заключает в себе то, чего нет в другой, — явный знак, что они должны пополнить одна другую. Для этого самые истории их прошедшего быта даны им не похожие одну на другую, дабы порознь воспитались различные силы их характеров, чтобы потом, слившись воедино, составить собою нечто совершеннейшее в человечестве".

* * *
Первую русскую экспедицию в Туркменистан послал Петр 1, в поисках торговых путей в Южную и Ближнюю Азию. Но она была уничтожена под Хивой в 1716 году. В 1802 году несколько туркменских родов признали себя российскими подданными. Где это было возможно, царские губернаторы и генералы продвигали укрепленные границы на юг, в земли, которые сейчас зовутся Казахстаном и где в 18—19 столетиях существовало три политических образования: Большая Орда на юго-востоке, Средняя Орда в центрально-северной части и Малая Орда на северо-западе. Это были слабые, в государственном смысле объединения казахских племен, и уже в конце 18 века Средняя Орда и Малая Орда признали верховенство Российской Империи.
Оренбург был главной базой продвижения интересов России в этом регионе.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie