Хлебные крошки

Статьи

Внутриполитический процесс в России
Политика
Россия

Леонид Радзиховский

Исторический митинг

Консервативная Россия – большая, а "Другая Россия" – маленькая

4 октября в городе Тольятти состоялся митинг трудового коллектива «Тольяттиазота». В митинге «В защиту традиционных российских ценностей», который организовал местный профсоюз, приняли участие около 3000 человек. Выступал там и гендиректор «Тольяттиазота».

Резолюция так выразительна, что не стану ее портить пересказом, лучше процитирую: «Трудовой коллектив говорит твердое рабочее «нет» столичным бульварным бездельникам и их «забугорной» группе поддержки».

Предлагается активно поучаствовать в «народных дружинах» для защиты традиционных ценностей. Есть и ноу-хау митинга: идея после отбытия срока наказания взять в свой коллектив на трудовое перевоспитание «столичных тусовщиц» из группы Pussy Riot.

Ну, само собой, одобрение Путину, Думе, РПЦ и запрету фильма «Невинность мусульман».

С этого момента можно было бы начать ерничать. Но это очень трудно. Обычно интеллигентский стеб по поводу таких митингов сводится к более или менее тонким кивкам и намекам на совок. Но в данном случае намекать бесполезно – ведь это открыто, громко демонстрируется, причем в образцово советской форме годов эдак 1960–1970-х. То есть то, в чем «столичные тусовщики» пытаются «уличить» массы, объявляется в полный голос. С порога.

Участники и организаторы митинга громко говорят: да! Это – старые песни о Главном! О все тех же традиционных ценностях, не важно, царских или советских. Да, державность. Да, православие–самодержавие–народность. Вы нас этим пытаетесь уколоть? А чего колоть-то ? Для вас во всем «этом» может есть что-то постыдное, если вы друг в друге находите совок, то вы друг друга можете колоть. А мы этим – и именно этим! – гордимся.

Спор беспредметен. Две России. «Мы снова говорим на разных русских языках». Разница в том, что одна Россия численно больше «другой России» раз в 10. И значит, по законам той самой демократии – на которую и молится «Другая Россия» – победить должна Большая Россия, Россия Уралвагонзавода-«Тольяттиазота». А «Другая Россия» может по этому поводу стебаться в Интернете сколько угодно. Как люди интеллигентные, они должны помнить: «Над кем смеетесь? Над собою смеетесь!»

Редко когда слова классика бывают так точны.

Вы – за демократию? Вот вам – демос. Вот – глас народа.

Можно сколько угодно – и вполне справедливо – говорить, что этот голос идет не сам по себе, а из профсоюзного микрофона. Да, митинг организован профсоюзом. И раз на нем выступал гендиректор, рискую предположить, что и администрацией завода. Да, на диком Западе профсоюзы борются за одно: работать поменьше – получать побольше. А у духовных нас они озабочены проблемой «пусек» и защитой традиционных ценностей. Что ж – такие у нас традиционные профсоюзы.

Но какие бы ни были мотивы профсоюзов, дирекции, местной администрации и т.д., как бы «московские тусовщики» ни уверяли, что рабочих согнали (сами участники митинга, естественно, говорят, что пришли добровольно), – это не меняет фундаментального факта.

Консервативная Россия – большая.

«Другая Россия» – маленькая. Не зря она и сама себя зовет «другой»…

Так было «при Александре Третьем Миротворце, при Николае Втором Кровавом, при Иосифе Грозном, при Никите Дурном, при Леониде Тишайшем», так есть и сейчас. Нет оснований считать, что в обозримом будущем будет иначе.

А когда бывало «иначе» (февраль–ноябрь 1917-го, скажем, или 1990–1993), то по странному стечению обстоятельств – «хотели как лучше, а получалось как всегда». Ломка тех самых традиционных ценностей сильно задевала и карман, и, что еще важнее, самоощущение, самоидентификацию огромного большинства. Впрочем, меньшинство («малый креативный народ», как сейчас бы сказали – во избежание намеков, «народ» тут – не этнос, а социокультурная общность) тоже бывало не слишком довольно. И винило потом, естественно, всех – кроме себя.

Конечно, агрессивно-непослушное меньшинство уверяет себя – и тех, кто склонен его слушать, – что оно а) соль Земли Русской, «ум, честь и совесть», «всех умнее, всех румяней и белее» и б) что оно выражает не свои групповые, а общенациональные, общенародные чаяния. Они – уверяют. А им – не верят. Ни по первому, ни по второму пункту. И говорят: «Когда вы и правда прорывались наверх, получалось плоховато – для большинства. Да часто – и для вас самих. В чем же ваш ум?»

Право при этом большинство? Если критерий истины – голосование, то да, право. Если критерий другой – ну, тогда можно спорить до посинения. Чем меньшинство и занимается.

Но меньшинство остается меньшевистским меньшинством, а большинство – большевистским большинством.

Вот такой – во всех смыслах слова «исторический» – митинг состоялся на «Тольяттиазоте».

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie