Хлебные крошки

Статьи

Балтийские страсти
Политика
Прибалтика

Сергей Михайлов, Рига

История появления "неграждан"

Краткий курс

С момента появления в Латвии такого позорного для любой нормальной страны явления, как "неграждане" – лиц, безо всяких оснований пораженных в правах, прошло уже много лет. Даже люди, бывшие свидетелями и участниками драматических потрясений конца восьмидесятых – начала девяностых, стали подзабывать подробности тех событий, не говоря уже о поколении, выросшем в девяностые. В то же время, молодая поросль "негров", азартно и весело посылающая подальше всех "натурализаторов", активно интересуется – на каком же это таком основании была исковеркана жизнь их родителей, какое преступление перед ЛР они совершили? И не просто интересуется, а горячо спорит с официальными точками зрения, не желая мириться со своей второсортностью и униженно просить власти о приобщении к сонму "чистых". Если присмотреться к ведущейся сейчас в средствах массовой информации и Интернете дискуссии по проблеме "неграждан", досконально изучить аргументы ее участников, то сразу бросается в глаза, насколько мифологизировано сознание сторонников нынешней латвийской власти насколько отличаются их представления от того, что в действительности происходило в Латвии в 90-м – 91-м годах. Эта мифология в настоящий момент является официальной, призванной частично скрыть, частично оправдать всю неправомерность содеянного властями ЛР по отношению к почти трети населения республики. Поэтому сегодня очень важно напомнить всем, как на самом деле обстояли дела с вопросами "гражданства" и "негражданства" двенадцать лет назад. Точка зрения последователей официальной мифологии, упрощенно и вкратце, такова. В 1990 году Верховный Совет ЛР постановил, что Латвийская ССР юридически никогда не существовала, и объявил о восстановлении первой, довоенной Латвийской Республики. Таким образом, были признаны права на гражданство ЛР только за гражданами первой республики и их потомками, а все приехавшие в Латвию позже, как никогда не имевшие гражданства ЛР, были поставлены перед вполне естественной необходимостью получить это самое гражданство. Более умные последователи власти на этом останавливаются, предпочитая не вдаваться в подробности или уходить в исторические дебри сороковых годов, а не очень умные с жаром утверждают, что подобной точки зрения власти ЛР твердо придерживались всегда, с самого 4 мая 1990 года или даже раньше (запомним это "всегда"). Между тем, с фактической точки зрения события конца восьмидесятых – начала девяностых выглядят следующим образом. В Латвийской ССР, союзной республике, одной из составлявших СССР, возникло движение за выход из состава СССР (вообще-то, вначале это было движение "помощников партии", не желавшее ничего иного, кроме как улучшения социализма и воплощения в жизнь высоких ленинских идеалов, но это не имеет прямого отношения к нашей теме – подробности желающие могут разузнать у многих нынешних государственных деятелей ЛР). Идея отделения разными силами в обществе воспринималась по-разному, кто-то был "за", кто-то решительно "против", но, согласно Конституции СССР, республика имела право свободного выхода из Союза ССР, и вопрос был только в процедуре и "цене" отделения. На выборах в Верховный Совет Латвийской ССР, прошедших согласно Конституции и законам Латвийской ССР с участием всех граждан Латвийской ССР (запомним и это!), силы, выступавшие за отделение от Союза получили большинство, позволившее вновь созванному Верховному Совету 4 мая 1990 года провозгласить независимость республики (оставим пока в стороне те методы, благодаря которым в том Верховном Совете большинство получили сторонники независимости – это требует более подробного рассмотрения в отдельной статье). Из названия республики были убраны слова "советская" и "социалистическая", были совершены еще некоторые ритуально-юридические па, но органом власти продолжал оставаться избранный всеми жителями Верховный Совет, и никаких изменений в гражданском статусе жителей республики не произошло – все продолжали пользоваться равными гражданскими правами. Справедливости ради нужно отметить, что в обществе имелись некоторые политические силы ультранационалистического толка, не признававшие легитимность избранного по законам Латвийской ССР Верховного Совета, и считавшие необходимым лишить гражданских прав всех, прибывших в республику после 1940 года и их потомков. Но сами власти ЛР (в том числе и Верховный Совет) официально считали эти силы экстремистскими и подчеркивали, что ни в коем случае не разделяют их представлений и идей (что неудивительно, поскольку в противном случае Верховный Совет ЛР сам признавал бы свою незаконность, то есть ситуация была бы совершенно абсурдная). Тем временем все страны мирового сообщества, несмотря на многочисленные обращения, отказались признавать новую республику до тех пор, пока она не урегулирует все вопросы своей независимости с Союзным центром и на отделение не будет получено согласие из Москвы. После августовского "путча" и последовавшего коренного изменения обстановки в Москве и СССР, 24 августа 1991 года независимость Латвии признала Россия, но даже это еще не послужило основанием для принятия нового государства в ООН. Только после того, как 6 сентября 1991 года независимость ЛР была признана Госсоветом СССР (то есть, получено официальное согласие Союза ССР), Латвия была принята в ООН, окончательно оформив свое вхождение в мировое сообщество. После этого (и только после этого!) пришедшие к власти в республике силы, чтобы создать латышской части населения преимущества в политической и хозяйственной жизни, а также, чтобы способствовать выдавливанию из республики нелатышского населения, постановлением от 15 октября 1991 года лишили гражданских прав в республике большую часть нелатышского населения, в качестве основания своих действий выдвинув взгляды тех самых ультранационалистических сил, от которых они сами до этого открещивались. При этом многие представители большинства Верховного Совета нагло заявили и заявляют до сих пор, что они, якобы, всегда придерживались именно этих, радикальных, взглядов. Иными словами, они всегда считали себя властью незаконной и никаких полномочий не имеющей, но при этом активно принимали законы и решали судьбы жителей республики. Как выражается современная молодежь, "дурдом на прогулке". Впрочем, оставим национальных политиков наедине с их собственной шизофренией, и перейдем к выводам. Итак, главное, что следует усвоить всем – фактически в 1991 году не произошло никакого "восстановления" первой республики, которая, якобы, существовала все пятьдесят лет "оккупации", а произошло санкционированное Союзом ССР и РСФСР отделение от СССР союзной республики под названием Латвийская Республика, в которой все постоянно проживавшие в тот момент лица пользовались всеми гражданскими правами. Это утверждение легко доказывается в том числе и тем, что до того, как было получено согласие Москвы, ни одна страна мира не желала в той или иной форме признавать или подтверждать независимость "восстановленной" республики. Из этого, в свою очередь, следует, что все рассуждения о якобы произошедшем "юридически чистом восстановлении первой республики" – попросту оправдание, с помощью которого режим пытается придать хоть какую-то видимость законности лишению трети населения республики гражданства и гражданских прав. Это оправдание могло бы иметь хоть какое-нибудь авторитетное обоснование только в двух гипотетических случаях. Во-первых, если бы в августе 1991 года западные страны и ООН не стали признавать отделения от СССР непонятно какой республики, в которой высшим органом власти на бумаге является один орган, а реально парламентом является другой, и имеет место масса прочих правовых недоразумений, а дождались бы полного восстановления действия конституции 1922 года, созыва Сейма и исполнения прочих ритуальных танцев. И во-вторых, как ни странно, в противоположном случае – если бы страны мирового сообщества и ООН сразу же после 4 мая 1990 года признали бы провозглашенную "восстановленную" Латвийскую Республику, не обращая внимания на реакцию СССР. Промежуточный вариант, случившийся в действительности, полностью противоречит теории "юридического восстановления первой республики" и оставляет эту теорию только в качестве слабого утешения тем латышам, у которых не хватает наглости открыто признать, что в девяностом и девяносто первом власти просто обманули нелатышей из подленьких соображений своей выгоды, и в то же время не хватает совести отказаться от неправедно полученных преимуществ и поддержать требование предоставления гражданства всем "негражданам". Особое внимание следует обратить на тот факт, что в августе – сентябре мировое сообщество, в основном, признало и приняло в ООН страну, в которой нынешние "негры" пользовались всеми гражданскими правами! Лишение нас гражданства произошло только 15 октября 1991 года и ни днем раньше! Все придуманные задним числом оправдания в том смысле, что мы, оказывается, никогда и не имели гражданства ЛР, легко опровергнуть простыми вопросами – а разве в период с 4 мая 1990 года до 15 октября 1991 года нынешние "неграждане" не имели полных гражданских прав? Имели ли право нынешние "неграждане" участвовать в опросе 3 марта 1991 года? Да, имели, на равных основаниях с нынешними "гражданами". Имели ли право нынешние неграждане участвовать, скажем, в дополнительных выборах в местные советы, прошедших кое-где в январе 1991 года? Да, имели, на равных основаниях с нынешними гражданами. Имели ли нынешние "неграждане" равные права с нынешними "гражданами" в августе-сентябре 1991 года, в момент признания независимости ЛР странами мира и принятия ее в ООН? Да, имели. Существовали ли вообще какие-то отличия в правовом положении между "гражданами первой республики и их потомками" и прочими лицами до 15 октября 1991 года? Нет, не существовали. Так каким же образом лица, якобы не имевшие гражданства ЛР могли голосовать на выборах и опросах в этой же самой ЛР? Вразумительный ответ на это вопрос ищите у последователей официальной мифологии. Встречающийся иногда аргумент о том, что нынешние "неграждане", дескать, были гражданами СССР, в отличие от граждан первой республики и их потомков, сам по себе напоминает бред, поэтому тем, кто высказывает такой аргумент, стоит просто посоветовать вспомнить, какого цвета паспорт они получали вплоть до 1992 года, и что было написано на его обложке. Гражданами СССР были все жители республики, что подтверждалось выдачей им (и добровольным получением ими!) паспортов СССР. И, согласно действующему тогда законодательству, все проживающие в Латвии граждане СССР были также гражданами Латвийской ССР. После 4 мая 1990 года изменилось название республики, но никаких изменений в правовом положении граждан республики не произошло – все проживающие в "восстановленной" ЛР продолжали пользоваться всеми гражданскими правами. Неправомерность состоявшегося 15 октября 1991 года постановления Верховного Совета с точки зрения права более чем очевидна. Орган народного представительства, избранный всеми жителями государства, в принципе не правомочен лишать избирательных и вообще гражданских прав какую бы то ни было часть своих избирателей, в противном случае он превышает свои полномочия, становится в положение узурпатора власти и его дальнейшие действия утрачивают какую бы то ни было легитимность. Кстати, постановление от 15 октября 1991 года явно противоречило условиям заключенного 13 января 1991 года договора об основах межгосударственных отношений между ЛР и Россией, который к тому времени был уже ратифицирован Латвией, то есть ВС сознательно шел на нарушение обязательств, которые менее года назад обязался выполнить (этот договор, правда, так и не вступил в силу, но по причинам, не зависящим от заранее обязавшейся его выполнять Латвийской Республики). Подведем неутешительные для сторонников официальной мифологии итоги. Притянутая за уши юридическая фикция "восстановления первой республики" есть лишь умозрительная конструкция, призванная дать латышской части населения Латвии хоть какое-то псевдозаконное оправдание своих привилегий, незаконно и неправомерно полученных за счет нелатышей. К тому же, как мы увидели, эта "теория" была еще и применена "задним числом". Основной вывод из всего вышесказанного следующий. Лишение гражданских прав огромного количества населения республики, совершенное в октябре 1991 года, не имеет под собой никаких серьезных правовых оснований, несправедливо, и, если отбросить псевдоюридическую шелуху, произведено с единственной крайне низкой и подлой целью – создать одной проживающей в республике национальной группе преимущество за счет других. Каждый "негражданин" имеет полное моральное право, а каждый порядочный человек из имеющих гражданство обязан поддержать требование о скорейшем устранении несправедливости – немедленном и безусловном предоставлении гражданства всем жителям Латвии.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie