Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика

Ираклий Аваков, Тбилиси - Ереван

Итоги "матча" будут объявлены… дополнительно

Нефутбольное обозрение

Вряд ли можно назвать идеальной ту национальную политику, которую в течение семи десятилетий проводила в масштабах самой большой в мире страны центральная и местная партийно-советская номенклатура. Не сотрутся в памяти поколений массовые депортации целых народов, и долго еще будут аукаться всем нам те "мины замедленного действия", которые закладывались нашими "гениальными вождями" в Карабахе и Абхазии, Южной Осетии и Приднестровье, в Крыму, Средней Азии и на Северном Кавказе. Не вызывает, однако, сомнений и то, что состояние межэтнических отношений в той, не существующей ныне державе, было в целом куда менее конфронтационным и взрывоопасным, чем сегодня. И не секрет, что реально существующие, но максимально смикшированные властями национальные противоречия в те годы проявлялись разве что в спорте. В том же Всесоюзном футбольном первенстве, когда после неудачи любимой команды в игре с соперниками из соседней республики фанаты забрасывали поле бутылками и мусором, пытались предать самосуду судей и игроков, громили стадионы.

Особой остротой в этом плане во все времена отличалось соперничество между грузинскими и армянскими футболистами. Люди старшего поколения хорошо помнят, как после периодических неудач ереванского "Арарата" и тбилисского "Динамо" в матчах друг с другом в столицах обеих закавказских республик били болельщиков команды противника, переворачивали автобусы с игроками, жгли машины с номерными знаками соседней республики. Говорят даже, что во избежание новых эксцессов Федерация футбола СССР даже приняла решение "отдавать" очередные матчи тому из соперников, на поле которого проводилась игра.

Мало кто вспоминает сегодня о национальной политике не существующей ныне страны. Бывшие некогда межэтническими противоречия во все большей степени начинают относиться к сфере межгосударственных, международных отношений, но… Но до чего же напоминают, порой, эти самые межгосударственные отношения события нашей недавней истории! И в этом плане завершившийся на днях трехдневный официальный визит президента Армении в Грузию до боли напомнил местным обозревателям былые матчи между вечными соперниками. Играющими, правда, в разных первенствах. Без участия арбитров всесоюзной и международной категорий и структур, способных выполнять функции некой единой "футбольной федерации"…

Положение в "турнирной таблице"

Продолжая начатую аналогию, отмечу, что "турнирное положение" сторон перед очередным политическим "матчем" сложилось явно неравное. Несмотря на фактический провал "выездного матча" в Прибалтике и отложенную "игру" с Россией вокруг Абхазии и Южной Осетии, позиции Грузии по сравнению с Арменией на сегодняшний день выглядят предпочтительнее. Получив в Верхнем Ларсе "красную карточку", Тбилиси сумел перекинуть штраф за собственную опасную игру (вспомним заявление Саакашвили о намерении топить российские суда в Черном море) на Ереван, вынудив последний активно искать пути выхода из блокады, в которой тот неожиданно для себя оказался.

Этим соображением, собственно, и был вызван неплановый визит Роберта Кочаряна в соседнее государство. Собираясь в Грузию, армянский президент, конечно, попытался максимально использовать имеющиеся у него ресурсы в виде электроэнергии, но даже неспециалисты понимали, что этого было явно недостаточно в предстоящей "игре". Незадолго до приезда армянского президента Тбилиси пышно отметил стыковку на своей территории труб нефтепровода "Баку-Джейхан" и договорился с Турцией и Азербайджаном об альтернативных кредитных поставках электричества в зимний период. Единственным козырем Еревана в предстоящей игре на "чужом поле" оставалась многочисленная и достаточно влиятельная армянская диаспора в Грузии, которую, по мнению независимых аналитиков, Кочарян был готов "сдать" в обмен на содействие Тбилиси в снятии транспортной блокады. Еще за день до начала визита общая судьба "матча" казалась предрешенной…

Начало "матча"

С первых минут "матча" грузинский "капитан" попытался максимально снизить эффект от "домашней заготовки" ереванцев. Саакашвили не просто встретил Кочаряна на приграничном КПП "Садахло" с вертолетом и подчеркнул, что "решив встретить своего друга, еще раз обнаружил, насколько близка нам Армения – долететь до границы оказалось ближе, чем доехать до аэропорта". Он заявил, что чувствует себя в долгу перед населением Джавахетии (один из наиболее отсталых в социально-экономическом отношении регионов Южной Грузии, где компактно проживает свыше 150 тысяч граждан армянской национальности), которое его "очень здорово поддержало на президентских выборах". Играя на опережение, грузинский лидер покаялся, что за год пребывания у власти ни разу не посетил регион, где его голландка-жена побывала семь или восемь раз. И тут же заявил, что готов начать строительство нормальной дороги в этот край для того, чтобы "население Джавахетии имело выход на все рынки, экономически интегрировалось и шло вперед". Строительство на средства, выделенные Всемирным банком, Саакашвили, правда, намерен начать только в будущим году и заранее предупреждает, что денег хватит только на полдороги, говорит о том, но какое, согласитесь, это имеет значение? Главное, по его словам, что "дорога – это ключ ко всему", и она является "одним из основных приоритетов его президентства"…

"Комбинационная игра"

Саакашвили не случайно затронул "дорожную тему": еще до начала официальных переговоров было ясно, что действительной причиной визита Кочаряна в Грузию было не участие в празднике "Тбилисоба" и не встреча с представителями армянской диаспоры в этой стране, а именно транспортные проблемы. Собственно говоря, президент Армении и не скрывал своих намерений, заявив, что "чем больше дорог, тем лучше".

По понятным географическим и политическим причинам транспортное сообщение с миром через грузинскую территорию является настолько важным для армянской стороны, что по инициативе ереванского гостя эта тема обсуждалась им с тбилисской стороной при закрытых дверях вдвое дольше определенного протоколом времени. По нашим данным, в ходе полуторачасовых переговоров Роберт Кочарян коснулся не только перспектив функционирования фронтальной Военно-грузинской дороги, но и вновь инициировал обсуждение восстановления железнодорожного сообщения через Абхазию, задействования транспортных коммуникаций через иранскую территорию и заявил о том, что "вот если бы еще турецкая дорога заработала к границе с Арменией, – вообще все было бы прекрасно в этом регионе".

Поддержав мнение собеседника о том, что закрытие российско-грузинской границы на Верхнем Ларсе "в плане отрицательного и положительного сальдо является не таким, чтобы, например, грузинская сторона теряла, а кто-то приобретал", Михаил Саакашвили отклонил идею восстановления сообщения через Абхазию, заявив, что это может произойти только при условии возвращения в самопровозглашенную республику беженцев. Что же касается вопроса об открытии армяно-турецкой границы, то, по словам грузинского лидера, из своих бесед с премьером Эрдоганом он вынес уверенность в том, что "турецкое руководство настроено очень позитивно". При этом, правда, он умолчал о том, что позитивизм Анкары касается Армении весьма опосредованно: после практического возобновления железнодорожного сообщения между Батуми и Трабзоном Турция ведет активные переговоры с Грузией о строительстве железных дорог из Карса в Ахалкалаки, но не в Гюмри, как этого бы желала Армения…

Переход в атаку

Мало кто из местных аналитиков сомневался и в том, что после недавнего визита в Таллин, Ригу и Вильнюс на переговорах со своим армянским коллегой грузинский президент будет настойчиво лоббировать реанимированную им идею трансрегионального сотрудничества в формате "3+3". По данным наших источников в МИДах двух стран, Михаил Саакашвили действительно упорно пытался убедить Роберта Кочаряна в назревшей необходимости использования помощи прибалтийских государств для скорейшей интеграции в ЕС и НАТО стран Южного Кавказа.

Микшируя реальную цель подобной инициативы, направленной на превращение Грузии в признанного регионального лидера, он широко использовал привычную для собеседника терминологию, изобилующую словами "прагматизм" и "практицизм", апеллировал к "очевидным экономическим интересам" Армении и даже увязывал заимствованную у Шеварднадзе идею с европейской программой "Новые соседи". Однако, похоже, не особенно преуспел. Занятый куда более прозаическими проблемами, армянский руководитель оказался настолько индифферентным к грузинскому предложению, что Саакашвили пришлось пойти на весьма двусмысленный с точки зрения международной политики шаг. Перенеся обсуждение своей инициативы из-за закрытых дверей на совместный брифинг, он фактически "подставил" Кочаряна, вынудив его на спонтанное публичное высказывание, явно не входившее в планы последнего.

"Мы начали обсуждение вопроса наших координированных действий в рамках новой инициативы Европейского Союза "Новые соседи", – сообщил армянский лидер и после небольшого размышления добавил, что стороны договорились продолжить этот разговор. "Сегодня политика эта объявлена, – заявил Р.Кочарян, – но что конкретно это означает, пока не сформулировано, и сейчас идет процесс именно формулирования этого положения". По его словам, Армения готова к сотрудничеству с прибалтами, но он "не уверен, что пока сами три прибалтийские республики имеют в этом плане консенсус".

Неожиданная сдержанность коллеги заставила Саакашвили отказаться от привычной экзальтированности, и он быстро "смял" им же инициированную тему. "Мы – члены "нового соседства" Евросоюза, – заявил он. – Что это нам дает? Что это конкретно дает каждой стране по тарифам, по преференциям? Я конкретно хочу знать: грузинское вино, которое мы будет отправлять в Польшу, будет облагаться в три раза дороже, как сейчас оно облагается, или будет облагаться по преференциальному тарифу, как оно должно быть?".

Пытаясь сохранить хорошую мину при явно неудачной игре, грузинский президент в итоге признался в необходимости "постепенно говорить о том, что конкретно означает для нас путь сближения с Европой – это общие декларации или это конкретная польза для экономики, для граждан каждой из стран". Он даже вынужден был признать естественным, что "при этом мы не должны отдалять от себя любую другую страну-соседа", и заявить, что его инициатива направлена "не в ущерб кому-то, а, наоборот, как раз в пользу регионального сотрудничества". Это уточнение, сделанное, по мнению большинства обозревателей, исключительно для России и Азербайджана, внимательно наблюдающими за развитием грузино-армянского диалога, несколько смягчило…

Завершение "матча"

Затяжной и явно позиционный характер "игры" двух закавказских лидеров в целом показал, что количество нерешенных проблем в отношениях между Тбилиси и Ереваном на сегодняшний день не стало меньше. И в этом мнении большинство обозревателей не смогли переубедить ни шутливо-дружеский тон, предложенный Кочаряном и поддержанный Саакашвили в ходе итоговой пресс-конференции, ни их совместные заверения в том, что отныне через границу будет перевозиться меньше контрабанды, ни создание совместной коллегии МВД двух стран, ни даже обещания, что уже на будущий год будет наконец-то начата делимитация армяно-грузинской границы. Единственное, в чем два президента сошлись во мнениях, оказалось связанным с т.н. "диверсификацией рынков". По словам Саакашвили, "мы все должны хорошо запомнить урок, который получили", "мы не должны находиться в постоянной зависимости от одного рынка" и "должны быть готовы к выходам на альтернативные рынки". Суть подобных заявлений вряд ли нуждается в каких-либо дополнительных разъяснениях…

Вместо эпилога

Итак, очередная встреча лидеров Армении и Грузии завершилась. С одной стороны, подтвердила наличие многих нерешенных проблем в отношениях между двумя закавказскими странами на фоне отсутствие единого видения путей их решения. С другой, по мнению многих экспертов, визит Кочаряна в Тбилиси стал очередным шагом по формированию на Южном Кавказе не имеющей ничего общего с футболом "лиги", в состав которой, похоже, готовы принять кого угодно, кроме России. Поэтому и итоги состоявшегося на днях "матча", по всей вероятности, будут объявлены позже. Замечу, однако: несмотря на внешнее сходство "закавказской дипломатии" с футбольными матчами, она, тем не менее, относится не к спорту, а к политике. И с этой точки зрения недооценка ведущей "команды" представляется, по крайней мере, недальновидной…

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie