Хлебные крошки

Статьи

Соотечественники
Общество
Европа

Елена Студнева

Из рода Рюриков

Россия являет собой симфонию


Если западный мир стремится к модели глобализации, где устраняются все базовые идентичности, то Россия являет собой симфонию народов и культур, каждая из которых является ценной и уникальной




Князь Никита Лобанов-Ростовский ‑ известный коллекционер, представитель одного из древнейших в российской истории родов, ведущего свое начало от Рюрика. Он большую часть времени живет в Великобритании и известен как собиратель русского авангарда и театрально-декорационного искусства, меценат, обладатель огромной коллекции произведений крупнейших художников Серебряного века.

- Никита Дмитриевич, вы хоть и родились и живете не в России, но человек глубоко русский, Россию тонко чувствующий. Что за феномен такой Россия? В чем ее уникальность и особенность, на ваш взгляд?

- Феномен России ‑ это ее уникальная цивилизация, гармонично объединяющая различные народы с сохранением их религиозного и культурного уклада. Это отличает Россию от европейских государств-наций и от многонациональных США, где этно-религиозные идентичности заменяются базовой идентичностью ‑ американец. Поэтому России не надо копировать и внедрять опыт западных стран. Если цивилизованный мир стремится к модели глобализации, где устраняются все базовые идентичности, а сейчас добрались даже до половых, то Россия являет собой симфонию народов и культур, каждая из которых является ценной и уникальной.

- Если говорить о России и Западе, что, по вашему мнению, является общим для нас, а что принципиально различным?

- Конфликты между Россией и Европой разрешимы. Они, главным образом, основаны на недоверии друг к другу. Очень часто такие проблемы носят чисто технический характер. Например, один из вопросов, который легко решить, ‑ это перекачка газа из России в Европу через Украину. Если создать организацию с участием трех сторон ‑ России, Украины и Евросоюза, тогда можно было бы уменьшить т.н. несанкционированный забор Украиной газа и убедить Украину платить за него по себестоимости. Это был бы конкретный шаг для сближения России с Евросоюзом.

С другой стороны, я не вижу никакой возможности решения конфликтов между Россией и США. В США абсолютный политический склероз. Президент Обама не контролирует ни Сенат, ни Палату представителей. Он не может провести ни одного серьезного необходимого закона. Но даже если бы вдруг Обама решился что-то сделать по основному политическому конфликту ‑ палестино-израильскому, от которого страдает весь мир, - он этого не сможет. Правительство США прочно держится израильским лобби.

России воспринимать США как партнера, по крайней мере сейчас, бессмысленно. Возьмите ракетные установки в Румынии и в Польше. Это легко было бы сделать и вместе с Россией. Надо полагать, что они устанавливаются в целях обороны от Ирана. Но даже на такой шаг США были не способны пойти. В Сенате это дело загубили. Может быть, я слишком пессимистичен, но так я вижу эту ситуацию.

- Как вы думаете, почему Россию время от времени так лихорадит, почему у России такой сложный непрямой исторический путь?

- Россия находится между двумя цивилизационными полюсами ‑ Европой и Азией и поэтому так напряжена. Ведь электрический ток обычно идет как раз между полюсов. К тому же Россия воплощает принцип хаоса, который уравновешивает рациональный порядок (логос) Европы и Америки. В России гораздо больше иррационального, но, в отличие от восточных стран, иррациональное не разрешается внутри, а вырывается вовне в «русский бунт, бессмысленный и беспощадный».

- Никита Дмитриевич, Вы могли наблюдать российское общество как внешний наблюдатель довольно долгое время, сначала будучи банкиром, ссужающим деньги СССР, затем как сотрудник Де Бирс и меценат. Как, по вашему мнению, изменилось российское общество за последние 30 лет? Какими мы были и какими стали?

- Скажем, в 70-е годы для заключения контракта необходим был ящик коньяка. 24 бутылки хорошего французского коньяка - и подписывался многомиллионный контракт с Советским Союзом. По роду моей деятельности мне приходилось встречаться с руководителями Советского Союза на уровне министров внешнеэкономических связей, Госбанка, разведки. Это были исключительно компетентные люди, которые имели государственное мышление. Они работали на Советский Союз и на его процветание. К этим людям в мире относились с уважением, потому что они были опытными специалистами и знали свое дело. И главное - они беспокоились о государстве. Они не крали у государства в свой карман, в отличие от нынешних правителей. И этот аспект меня, к сожалению, очень огорчает. Несмотря на то, что я всегда открыто был врагом марксизма-ленинизма и коммунизма и в советские времена обо всем этом говорил, с профессионалами из партийной и правительственной верхушки я работал с удовольствием. Сегодня же откаты царят на всех уровнях. Чтобы прийти поговорить с депутатом, нужно заплатить от 3 до 5, а иногда и до 10 тыс. долларов. Не говоря уже о взятке, которую нужно дать за контракт.

- Никита Дмитриевич, вы ‑ русский князь, принадлежите к древнему знатному роду Лобановых-Ростовских. Ваши предки играли ведущую роль в истории России. Какую роль в вашей жизни, в вашем мироощущении играет княжеский титул и принадлежность к такому роду?

- В своде законов Российской империи записано: «Дворянское название ‑ есть следствие, истекающее на качества и добродетели начальствовавших в древности мужей, отличивших себя заслугами, чем, обращая самую службу в заслугу, приобрели потомству своем нарицание благородное».

В России во времена монархии очень редко лишали титула, как это, например, случилось с декабристом Волконским. После отречения Николая II Временное правительство официально не употребляло титулы, но в личных и общественных сношениях ими продолжали пользоваться.

В силу моей полной оторванности от российских корней, у меня из-под ног была выбита почва, на которой мое княжеское происхождение могло бы принести больше пользы обществу даже на исходе XX века. Моя деятельность аристократа минимальна. Быть князем в XXI веке не имеет почти никакого значения, дает мало привилегий и налагает много моральных обязанностей.

Естественно, что, будучи русским, я сохраняю очень глубокую и сложную связь с Россией. Это внутреннее ощущение родственности с этой многострадальной страной. В каком-то смысле это ощущение сопричастности и определило главную цель моего существования ‑ сохранение русской культуры, которая была глубоко раненой. Замечательные представители русской интеллигенции, волею судеб оказавшиеся на Западе: Стравинский, Дягилев, Бакст, Бенуа и другие, - сыграли огромнейшую роль в этом благородном деле. Мой же вклад в сохранение русской культуры неизмеримо меньше, но он есть.

Я представитель русской образованной среды и следую примерам моих образованных предков. Большую часть жизни я был озабочен рассеиванием художественных работ русского театрального искусства. Решив собрать и сохранить часть этого искусства, я принес своим собранием и его научным описанием пользу памяти и истории русского искусства.

- Какую роль играет аристократия в современном мире?

- Джозеф Конрад писал: «Аристократы, я имею в виду высшую аристократию, представителей самых больших европейских фамилий, которым удалось удержаться и не опустится до бедности, не сменить свой статус, не стать либералами, - принадлежат к самому выдающемуся и совершенному классу, для которого даже амбиции сами по себе не входят в число обычных побуждений к действию и правил поведения…».

В Германии титулы упразднили, но титул можно ставить как часть фамилии, например, Георг граф фон Мюнхгаузен. Во Франции революция 1789 года титулов не упразднила, а только лишила аристократию привилегий. Влияние остается минимальным, и то только в странах, где царствуют монархи или княжат князья (Лихтенштейн, Люксембург и Монако), или правит высшее духовенство (Ватикан и Андорра).

- Вы - известный во всем мире коллекционер и меценат. Ваше собрание русской театральной живописи не имеет себе равных. Расскажите немного о вашей знаменитой коллекции.

- Наше собрание состоит из 1197 работ 176 художников. В нем представлены в хронологическом порядке ведущие направления русского искусства 1890-1930 гг., включая символизм, кубофутуризм, супрематизм и конструктивизм. Не говоря о значении коллекции с точки зрения истории искусства и оставляя в стороне вопрос о ее материальной ценности, художественная ее ценность определяется, в первую очередь, качеством произведений: их рассматривать ‑ праздник и для глаз, и для чувств. Первоклассные работы Гончаровой, Поповой, Челищева и многих других художников, охватывающие пятидесятилетний период, создают перспективу, позволяющую зрителю лучше понять закономерности художественного развития русской живописи, действующие и по сей день.

- Никита Дмитриевич, в своей книге «Эпоха. Судьба. Коллекция» вы много пишете о русском искусстве. Что такое русское искусство как феномен? В чем его особенности, новаторство и роль в мировой культуре?

- Есть только три отрасли русского искусства, которые вне России имеют особую ценность ввиду своей самобытности: это иконы, т.н. «авангард 20-х годов», и русская театральная живопись. Русская театральная живопись уникальна, ее уважают вне России. Почему? Потому что в конце XX века живописцы в России не делили свои работы на станковые и театральные. Когда вы смотрите на фотографии старых выставок 1885 года, например Коровина, то видите: рядом стоят декорации и его станковые работы. И это продолжалось до 20-х годов. Так что в России все выдающиеся художники, все самые главные художники своего времени работали на театр. И, в отличие от других стран мира, в России часть главных течений в живописи была создана на сцене.

История модернизма в русском искусстве проходит через театральную живопись, и потому мы с женой сознательно это собирали. Ею никто не интересовался, и мы одни с Ниной, без помощников и сотрудников, не располагая ни каталогами, ни справочной литературой, спасали это достояние, как могли. Слава Богу, нам удалось разыскать и приобрести тысячи эскизов декораций и костюмов не только знаменитых художников, таких как Серов, Бенуа, Бакст, Судейкин, Рерих, Ларионов, Гончарова, Малевич, но и таких, о которых Россия давно забыла или не знала вовсе: Пожедаева, Худякова, Сюрважа, Зданевича, Делоне, Лиссима. Наша заслуга заключается в том, что мы первые осознали живописную, идеологическую и культурную значимость этих эскизов.

Я надеюсь, что с назначением В.М.Мединского на должность министра культуры он станет пропагандистом российской культуры в мировом масштабе. И основываясь на этом, будет поднимать и укреплять имидж России во всем мире. Денег Минкульту дают явно мало. К примеру, для реализации инициативы Международного совета российских соотечественников (МСРС) по созданию Национальной портретной галереи в Москве, в бывшем Музее Ленина, в 2011 и 2013 годах средства выделили на его ремонт незначительные, что не позволит реализовать эту идею в полном объеме. И мне страшно жалко.

Более того, сегодня в Россию явно вторгается американский культурный империализм, и ему ничто не противостоит. Это особенно видно на примере языка. В русском языке, даже в официальном, постоянно употребляются англоязычные слова. Забыли слово «доброволец», все время говорят «волонтер».

- Около ста лет назад Шпенглер предрек «Закат Европы». Прошел век, но пока Европа «не закатывается». Выживет ли она, с вашей точки зрения, или ее будущее предрешено?

- Я думаю, что Европа выживет. И выживет с помощью России. Потому что у России нет другого выхода. Экономическая сила и мощь Китая неимоверно возрастут, и противодействие этому послужит толчком России к Западной Европе. Без содружества с другими народами Россия не способна решить те исторические задачи, которые определены ее масштабом. Это поняли Петр Великий и Екатерина Великая. И чтобы не быть через 20-50 лет под полным влиянием Китая, России нужно быть с Европой, с 500 миллионами европейцев. Это и есть светлое будущее Европы.

- Никита Дмитриевич, вы играете одну из ведущих ролей в деле объединения российских соотечественников за рубежом. Это миллионы человек, еще одна Россия. Какую роль играет и может играть эмиграция для самой России и Россия для эмиграции?

- С моей точки зрения, Россия тратит значительные средства на чисто административные мероприятия, заседания в разных странах, регионах, континентах. Надо перестать тратить деньги на администрацию. Вместо этого необходимо целенаправленно использовать средства на местах, реально помогать соотечественникам. Причем зачастую требуются минимальные суммы. Скажем, организация рождественского праздника.

В разных странах у соотечественников разные потребности. Но их удовлетворение, с точки зрения затрат, в подавляющем большинстве обойдется гораздо дешевле, чем проведение очередного заседания еще одного координационного совета под эгидой, скажем, МИДа. Мы прошли этап, когда МИДу надо было направлять основные усилия на административный ресурс. Переведите сейчас деньги на помощь соотечественникам, которые уже провели яркие и интересные мероприятия: празднование 50-летия первого полета в космос Гагарина, Дня Победы, день русского языка и т.д. Вот это ‑ конкретный результат.

Россия ‑ это отечество, если ты чувствуешь свою к ней принадлежность. Для русского человека, проживающего за границей, русское духовное состояние совмещается с западной цивилизацией. За пределами России проживает более 30 млн соотечественников. Это сила, способная оказывать влияние в мире. Недаром обсуждается вопрос об активном привлечении голосов русскоговорящих жителей европейских стран к движению за провозглашение русского языка одним из официальных языков Евросоюза. Соотечественники, общаясь с представителями других стран, накопили богатый опыт, который являет большой интерес для всего русскоязычного мира.

Можно лишь искренне сожалеть, что американцы во всем мире используют международные платформы и площадки, чтобы продвигать свои ценности и цели, какими бы они ни были, а Россию, видимо, абсолютно не интересует мировое общественное мнение о ней. Более того, она тратит большие деньги на взносы в ООН, чтобы с этой же трибуны слушать критику в свой адрес.

Здесь следует сказать, что МСРС, где я состою первым зам-предом, ‑ единственная российская организация международного характера, получившая консультативный статус при ЭКОСОС ООН и в Европарламенте. Этот статус серьезно расширил возможности МСРС по защите гражданских прав соотечественников. Но по ряду неизвестных мне причин российские государственные органы, как правительство Москвы, так и на федеральном уровне, не хотят воспользоваться этим. А ведь по примеру сотен американских неправительственных организаций, ведущих пиар-кампаний, популяризирующих политику США, МСРС может играть ту же роль исключительно в интересах своей исторической родины ‑ России. Я лично выступал в Нью-Йорке, в ООН, два года тому назад в защиту русского языка на Украине, а в прошлом году в Европарламенте на тему признания русского языка в Европе.

- Какова, с вашей точки зрения, роль Русской православной церкви в сплочении соотечественников?

- Русская православная церковь играет огромную роль в сохранении культурного достояния. Она не только исполняет свои нравственно-этические функции, но помимо этого помогает нашим соотечественникам разрешать насущные материально-бытовые проблемы. Множество из российских переселенцев, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, обращаются не в консульский отдел посольства, а идут за помощью в церковь. И она предоставляет им эту помощь, а нередко и приют для маргиналов и нелегалов из России.

Скажем, в каком-нибудь европейском порту арестовывают судно. По разным причинам ‑ за неуплату горючего, штрафов и т.п. Практически на любом судне, под каким бы флагом оно ни плавало, в команде есть русскоязычные моряки. По тем или иным причинам они зачастую прячут свои документы. И в этом случае консульские представители России не имеют юридического права доступа к этим арестованным. Но почти во всех странах мира духовенство, любое духовенство, допускается к таким соотечественникам. И это дает возможность русским священникам посещать тюрьмы или те заведения, где заключены задержанные, с тем, чтобы потом, по крайней мере, сообщать о них консульским отделениям.

Кроме того, Русская православная церковь имеет очень большие возможности для сплочения русскоговорящих. Причем не только на богослужении, куда помимо русских приходят грузины, белорусы и другие православные, но и на социальных мероприятиях, таких, например, как Рождественская елка. Если она будет организована под эгидой посольства или любой другой светской структуры, то белорусы или украинцы не придут. А на церковное мероприятие ‑ придут. Так что Русская православная церковь обладает огромными ресурсами для сплочения нашей диаспоры. Но эта возможность церкви тоже, по-моему, недостаточно используется.

- Как вы относитесь к идее реставрации монархии в России?

- Я не монархист. Не считаю, что со временем в Российской империи будет целесообразно создать конституционную монархию. По различным опросам в Интернете, от 20% до 40% народа поддерживает идею создания конституционной монархии. Предполагаю, что голосующие не дают себе отчета, что, чтобы создать конституционную монархию в России, нужно создать ряд институтов правления, которые в стране отсутствуют. Будущий монарх должен осуществлять сбалансированное соединение православной церкви и светской власти, он должен стать стабилизирующим фактором многонациональной и многоконфессиональной страны (наподобие Великобритании), не думая о капризах избирателей, а заботясь о судьбах народа.

- Руководство России заявило геополитическую стратегию на создание Евразийского союза. Как вы относитесь к этой инициативе?

- Положительно. Для создания Евразийского союза у России накопился богатый исторический опыт для подобного мирного сосуществования. Успешная 300-летняя экспансия России позволит ей стать единителем евразийского пространства, которое бы включило в себя различные этнокультурные общности ‑ от малых государств, которые входили в состав Российской империи, до отдельных народов, сохраняя их индивидуальность.

К тому же было бы логично восстановить некогда экономически цельное пространство, но уже на других принципах, нежели СССР. Хочет он того или нет, но каждый руководитель России рано или поздно задумывается об этом, вне зависимости от того, какую политическую платформу он представляет. Сталкиваясь с реальным управлением таким сложным объектом, как Россия, по-другому не получится.

- Что бы вы пожелали современной России?

- Россия ‑ самая богатая страна в мире по территории и природным ресурсам. Она должна была быть одной из двух сверхдержав, с большими надеждами на будущее. Но практически это затруднительно, потому что продукция, которую Россия наметила к выпуску в связи с экономическими планами на 2020 год, не производится с должной эффективностью и не достигает требуемого качества. С другой стороны, Россия занимает третье место в мире по количеству ученых. Потенциально это дает ей возможность быть исполнителем крупных заказов на научно-технические проекты со стороны США и Евросоюза. Но, к сожалению, и этот ресурс не используется. Для сравнения: в свое время Индия приняла политическое решение тратить деньги на подготовку специалистов. Это заняло у нее 20 лет, зато теперь поток заказов на научные разработки в Индии занимает первое место в мире.

Этот путь обеспечивает 95% чистой прибыли, потому что страна вкладывает только в мозги, а получает огромный доход от передовых экономических проектов. Даже Китай с его мощным внешнеэкономическим натиском уступает Индии, поскольку он экспортирует в основном промышленную продукцию, а в нее надо еще вложить сырье и энергию, которые КНР в основном импортирует, в итоге страна получает лишь 20-30% чистого дохода. У России есть и мозги, и сырье, и энергия: она могла бы быть лидером, но для успеха этой деятельности важна не только научно-техническая база, но и образованная экономика, юридическая система, и, что очень важно, направленная государственная политика. Ну а уникальная сила духа русских людей поможет стране пройти этот трудный и важный путь.

Я уверен, что российский интеллектуальный капитал сыграет значительную роль в утверждении России в мировом пространстве. Желаю правительству не жалеть денег на развитие класса «научных браминов», который стал бы локомотивом ее технического первенства, увеличив многократно финансирование научных исследований в специальных институтах. Они породят те технологии, которые приведут к расцвету экономической и военной мощи России.

"Владимирские ведомости"

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie