Хлебные крошки

Статьи

Россия
Культура
Россия

Алина Прокофьева

"Из России турист увозит с собой не баночку с нефтью, а мои работы"

(«Окно в Россию» )

 



Profile: Анна Филонова, мастер лаковой миниатюры.

- Видела Ваши лаковые миниатюры - очень красиво. Расскажите о своей работе. Откуда берете идеи сюжетов?

- Конечно, работа трудная, неподвижная, кропотливая, большое напряжение глаз. Помните фильм "Влюблен по собственному желанию"? Там герой Янковского, слесарь, убеждает себя, что в искрах металла он видит северное сияние. Так и я, пока сижу, работаю, убеждаю себя, что я фактически создаю позитивный образ страны. Что уезжающий из России турист увозит с собой не баночку с нефтью и не баллончик с газом - он увозит мои работы, и таких художников как я!

Недавно показывали передачу про итальянских певцов конкурса в Сан-Ремо, так Аль Бано Карризи показал у себя дома панно на перламутре с изображением зала, где он впервые выступал в Москве! Я узнала работу нашей мастерской, но жаль, что не я писала!

Очень часто приходится делать корпоративные подарки - по 30 штук одного вида, например, здания Мосгордумы, Конституционного Суда или панораму Суздаля с летящим над ним самолетом, на котором написано "Газпром". Смешно, но что поделать - желание заказчика - закон, а что касается профессиональной гордости, то она выражается в качестве моих работ, а не в критике фантазий заказчиков!

К сожалению, авторские, творческие работы приходится делать нечасто.  Во-первых, это дорого. А во-вторых, это довольно мучительный процесс, которого я избегаю, как могу и соглашаюсь, когда некуда деваться. Вынашивание замысла, наброски и эскизы, а потом, когда всё созрело - работа сутками. Я не знаю почему, но я не могу оторваться. Работа держит около себя по двое суток и не дает ни есть, ни спать. Наверное, поэтому именно авторские работы имеют особенную энергетику, они живые. Когда работа готова, ее невозможно отдать заказчику сразу, я стараюсь побыть с ней еще и тяну до последнего. И потом еще долго-долго чувствую каждый раз, когда ее кто-то берет в руки. Ну а потом отпускает, и связь уходит. И так до следующего раза.

- Лаковая миниатюра разнообразна и красочна. Взять, например, Федоскино, Палех… К какой школе относится Ваше творчество?

- Я живу во Владимирской области, но не придерживаюсь знаменитых местных традиций лаковой миниатюры. Со временем у нас сложилось особенное направление, более реалистичное, чем Мстёра и Палех, но и более декоративное, чем Федоскино. Я все больше пишу архитектуру, хотя раньше считала себя специалистом по прописи ликов и текстур тканей. Забавно, делаешь совсем немного нюансов кисточкой - и видишь, что вот это шелк, это бархат, а это мех и вуаль.

Что касается идей. Для поточных, ремесленных работ идеи не требуются, как правило, это изображение символов, как Кремль, Спас-на-Крови или Исаакиевский собор. Нужно лишь учитывать, что иностранцы ожидают заснеженных просторов. И вот с летнего вида открытки я пишу занесенную снегом Красную Площадь, раскладываю сугробы по крышам и куполам.

Часто приходится делать миниатюры работ известных художников, писать по мотивам М.Сатарова, например, настоящее удовольствие. Ну а авторские… Или заказчик высказывает свои пожелания, а я их воплощаю, или придумываю сама. Например, моя работа "Языческая Русь" – готовилась в подарок для человека неправославного, поэтому пришлось изучать вопрос. В работе многие языческие символы можно заметить. Кстати, присмотритесь к дубу на фото этой работы: в изгибах коры дерева можно различить поясные фигуры влюбленной пары.

- Были ли мысли создать какой-то свой проект,  что-то необычное с применением техники лаковой миниатюры? Принимаете участие в выставках?

- Конечно, очень хотелось бы поучиться еще, попробовать новые материалы и техники. Хорошо, что есть художественные сайты, фотографии работ таких мастеров, что иногда посмотришь и хочется пойти метлой мести улицу, а не держать кисточку. Потому что по сравнению с ними ты вообще никакой не художник. А потом глянешь на другие работы и понимаешь, что руки у тебя растут, откуда надо и метла ждет отнюдь не тебя.

Про какой-то свой проект не думала, все время занята работой. Хорошо, что ее много и я не озабочена сбытом, но на будущее, когда руки и зрение будут уж не те, займусь росписью стен. Сейчас в моем доме ремонт, и я жду, облизываясь, когда наконец появится загрунтованная поверхность, и уж там-то я...Уххх!

Лет десять назад приходилось участвовать в выставке, тогда я к этому стремилась от неопытности. Знаете что такое мнение зрителей? "Ой, как красиво! Расскажите, как вы это делаете! Что?! У вас лопаются сосуды в глазах? Пальцы сводит судорогой?! Ах, не говорите, мы не хотим этого знать! Мы думали, эта работа - порхание с кистью и сплошное творческое вдохновение и радость, а вы нам какую-то каторгу описываете..." И это мнение, по большому счету, ничего не значит и не способствует моему росту, а мнение коллег, разумеется, полезно, но у нас у каждого такая узенькая специализация, и своя ниша, поэтому коллеги редко делятся друг с другом, молча, пишут дома заказы и по вернисажам не ходят. А мнение профессионалов крупной формы для меня бесполезно, и неприменимо, потому что я-то могу писать, как они, а вот у них вряд ли получится!

- Понятно, что за каждым произведением искусств стоит человек. Расскажите о себе.

- Я приехала из магаданской области во Владимир после школы, поступать в институт. Никакого представления о том, кем бы хотела быть - у меня не было. Не было даже каких-то четко выраженных предпочтений, кроме одного: я гуманитарий.

Потому что от негуманитарной стороны образования я выучила твердо только таблицу умножения. Поскольку я много читала и грамотно писала, решила поступать на филологический факультет, что и удалось.

Учиться было скучно, на факультете гуляли мифы и легенды о славном прошлом литфака, где учился, кстати, Венедикт Ерофеев - некоторые наши преподаватели были его однокурсниками. Мы пытались раскачивать наше болото: КВН, спектакли, тематические газеты. Рисовать никто не умел, только я, чем и стала заниматься. Вообще, за годы учебы меня не покидали смутные сомнения, что хоть я и много чего знаю, но ничего не умею. И от того, что моя будущая профессия в голове, а не в руках, у меня было досадное и неуверенное самоощущение.

Но осознание и само определение ситуации вот этими словами пришло позже. А пока - были голодные годы, конец 80-х-начало 90-х, сначала талоны, потом безденежье. А годы молодые, хотелось всего, да чтоб интересно и красиво! Выкручивались, как могли, к тому же я была красотка.

- Вы прекрасный мастер лаковой миниатюры. Вы с детства начали рисовать, наверное, занимались в художественной школе?

- В том-то и дело, что не было у меня художественной школы за плечами, только музыкальная. Рисовать я любила, но для себя, в альбоме, как многие девочки. В школе нагружали тем, что требовали плакаты к дискотекам, а где их было взять в те времена? Поэтому с выдернутой фотографией из журнала "KISS" я делала огромную копию - гуашью, фломастерами. 

На факультете в студенческом клубе требования к моим творениям тоже были в основном плакатные, тем более контрастно то, куда я пошла учиться. В ВУЗе я не доучилась год, ушла с 4 курса. И ни разу не пожалела! В моей голове нет полочки, приспособленной для йотовой палатализации или наречий в автобиографической прозе Державина.

- Анна, я правильно поняла, что Вы забрали документы из института и перевелись в художественное училище?

- Совершенно верно. Однажды летом подруга стала меня подбивать попробовать поступить в училище, которое она сама только что окончила. Я обманом выпросила свой аттестат в деканате, и отнесла документы в приемную комиссию. Было очень страшно, что скажут дома, если я поступлю. Если не поступлю, то понятно, вернусь в институт. Набор в училище на отделение росписи по дереву был один раз в два года, всего один экзамен, рисунок. То есть педагогам сразу видно, есть у тебя руки или нет - и не спасет никакая "5" по другому предмету, как обычно бывает. Сдали рисунки - часа три идет просмотр, сразу объявляют результат, кто прошел. Конкурс был - 170 чел. на 25 мест. Я поступила.

Училище когда-то называлось художественно-реставрационное, знаменито тем, что именно его выпускники участвовали в восстановлении Эрмитажа и Петродворца после войны. В мои времена училище уже называлось приземлено и пролетарски: СПТУ-15. Тем не менее, именно годы учебы там я вспоминаю, как свои лучшие студенческие, а не институт.

Сравните: стипендия в институте - 50 р, в училище - 200р. Гособеспечение выражалось материальной компенсацией, а уже в конце 1 курса нам пошли проценты от продаж наших работ. Осенняя работа в колхозе: в институте мы убирали картошку и капусту на полях области, в училище же мы ездили на Азовское море собирать виноград. Почувствуйте разницу!

- Я знаю, что Вы в свое время работали моделью, думали о том, чтобы закрепиться в этой сфере?

- Профессия демонстратора одежды тогда называлась "Рабочая специальность номер два". Для меня до сих пор осталось загадкой, какая же номер один. Я продержалась на этом поприще до тридцати лет. В общем, манекенщицей работала по 14 рублей за выход. Мне нравился сам процесс работы, нравилось именно работать, а не красоваться. Подготовка, примерки, репетиции доставляли наибольшее удовлетворение, когда без ног приползаешь домой в час ночи, но полное счастье оттого, что завтра будет красивый показ и ты выложилась по полной ради этого! Я чувствовала в себе потенциал и огромное желание работать, но, наверное, они не совпали со временем и местом. К тому же, это была работа из чистой любви, прожить на это было невозможно. Нужно было уехать, были такие перспективы, но я вышла замуж.

За это время я даже успела сняться в рекламе - наибольшее достижение! Это была реклама нашего тракторного завода: я сижу в тракторе, стою рядом с ним и машу ручкой. Эти рекламные блоки показывались в передачах "Служу Советскому Союзу" и " До 16-ти и старше" 

Беседовала Алина Прокофьева 

Миниатюры Анны Филоновой можно посмотреть ЗДЕСЬ



В рамках проекта "Окно в Россию" на сайте "Голоса России" публикуются интервью и истории из жизни за пределами Родины бывших и нынешних граждан СССР и РФ, а также иностранцев, проживавших в России и изучающих русский язык.

Уехавшие за рубеж россияне часто подробно описывают свои будни в блогах и на страничках соцсетей. Здесь можно узнать то, что не прочтешь ни в каких официальных СМИ, ведь то, что очевидно, что называется, «из окна», с места событий, редко совпадает с картинкой, представленной в «больших» масс-медиа.

"Голос России" решил узнать у своих многочисленных "френдов" в соцсетях, живущих в самых разных уголках мира, об отношении к русскоязычной диаспоре, феномене русских за границей, о "русской ностальгии", и о многом-многом другом.

 Если вам тоже есть чем поделиться с нами, рассказать, каково это – быть "нашим человеком" за рубежом, пишите нам по адресу home@ruvr.ru или на наш аккаунт в Facebook.


Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie