Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Дамир Галямов

К лицу ли маленькой стране большой торг?

«…давайте брать кредиты – нам их все равно простят»

Власти Киргизии по-прежнему не могут определиться с вектором внешней политики. Идет торг вокруг строительства Россией каскада гидроэлектростанций, вывода американской авиабазы из столичного аэропорта «Манас», продажи «Газпрому» государственной монополии «Кыргызгаз», который подчас похож на вымогательство и попытки получить плату за товар с нескольких покупателей одновременно.

«Россия идет на реальные жертвы, чтобы привлечь средства для строительства гидроэлектростанций в Кыргызстане, – заявила на V страновой конференции российских соотечественников второй секретарь посольства России в Бишкеке Мария Власова. – Правительству приходится продавать акции других компаний, чтобы обеспечить финансовую поддержку проектов в Кыргызстане, который предоставляет только землю для строительства ГЭС».

Форум проходил в столице Киргизии 4 апреля. Немногим ранее, 28 марта, президент Киргизии Алмазбек Атамбаев, выступая перед активом Джалал-Абадской области, на территории которой и планируется возведение каскада ГЭС, сказал: «В Кыргызстане не нужно жалеть деньги на строительство дорог и каналов. Даже если нам придется брать кредиты, мы должны продолжать строительство. Ведь со временем долги нам могут списать. Россия нам простила долги, Турция простила 50 миллионов долларов».

А. Атамбаев имел в виду «прощеный» российский долг почти в полмиллиарда долларов и строительство новой стратегической автотрассы, которая соединит юг и север страны и будет проходить как раз через высокогорные районы, где намечено строительство гидроэлектростанций и нет никаких дорог.

Напомним, что в сентябре прошлого года во время визита  президента РФ Владимира Путина в Бишкек были подписаны соглашения о строительстве и совместной эксплуатации Камбаратинской ГЭС-1 и Верхне-Нарынского каскада  в составе четырех гидроэлектростанций – Акбулунской, Нарынской-1, Нарынской-2 и Нарынской-3, а также нескольких линий электропередачи в соседние государства, что даст возможность экспорта энергии. Хотя документы были  подписаны в начале прошлой осени, их обсуждение в киргизском парламенте началось только в январе нынешнего года. При этом дискуссия, скорее, напоминала обструкцию. Президент и правительство вяло защищались, а оппозиция в парламенте и вне его активно добивалась и добивается пересмотра всех соглашений с Москвой.

Наиболее радикальные противники российского внешнеполитического вектора Киргизии требуют, например, признания за Бишкеком стопроцентного права собственности на ГЭС, то есть отказа России от управления ими, при этом инвестору оставляется лишь половина прибыли, хотя Москва будет финансировать проекты в полном объеме. А ведь Россия и без того идет на серьезные уступки, хотя сталкивается со следующей дилеммой: отказ в помощи Киргизии в использовании гидроэнергии сохранит кризисную ситуацию в экономике этой страны, оказание же такой помощи грозит вызвать обострение отношений с другими странами региона.

Касательно приобретения «Кыргызгаза» также не все гладко. Прошлой осенью подписание документов было спланировано на март, но на дворе уже май, а подвижек не видно. Торможение происходит по вине киргизской стороны. Первоначально речь шла о стопроцентном приобретении акций киргизского госпредприятия российским энергетическим гигантом, но теперь уже зазвучали речи с требованием оставить в собственности Киргизии как минимум 37,5%, инвестирования «Газпромом» более 500 млн. долларов и снижения цен на топливо по сравнению с теми, по которым закупается газ в Казахстане и Узбекистане сейчас.

И конечно, в этой вдруг вспыхнувшей активности одним из главных предметов торга является американская авиабаза «Манас», которую глава государства обещал вывести из страны в 2014 году.

Тон высказываний президента, политиков, членов правительства, государственной и оппозиционной прессы резко изменился в марте. Высказывание «…давайте брать кредиты – нам их все равно простят» четко обозначило общую направленность торгов с Россией. Курс взят на получение максимальной выгоды под общим девизом «Мы – маленькая страна, нас всякий обидеть может, поэтому помогите материально».

В этой связи характерны некоторые оценки киргизских политологов. Зайнидин Курманов на круглом столе, посвященном вопросу вывода американской авиабазы, сказал: «Если Россия не возьмет на содержание Кыргызстан, мы будем продолжать «многовекторничать». В свою очередь,  Аскар Салымбеков из Фонда прогрессивных инициатив на форуме, посвященном проблеме вступления Киргизии  в Таможенный союз, высказал мнение, что Россия, Белоруссия и Казахстан должны создать фонд с капиталом в 5 млрд. долларов. Свою мысль он аргументировал так: «Наши трудовые мигранты ежегодно перечисляют в Кыргызстан 1,5 миллиарда долларов, но там они работают на мизерных зарплатах и вливают в экономику России и Казахстана около 5-7 миллиардов, поэтому нужно создать стратегический фонд».

В 2009 году Курманбек Бакиев пообещал вывести американскую авиабазу в обмен на кредиты и инвестиции в гидроэнергетику. Но слово не сдержал: договор с американцами был продлен, была только изменена вывеска на Центр транзитных перевозок. Однако первый транш из России в размере 300 млн. долларов Бишкек получил. Эти деньги вскоре были успешно «освоены» сыном президента Максимом Бакиевым.

Со стороны вся эта кредитно-инвестиционная эпопея выглядела как откровенная махинация. При этом государственная пресса, сторонники тогдашнего президента и даже некоторые его противники твердили об успехе киргизской дипломатии, примере мудрости и даже доблести главы государства, хотя это была откровенная афера. От которой, к слову, престиж России в Киргизии пострадал весьма и весьма.

Нынешняя ситуация начинает напоминать ту, что случилась четыре года назад. Опять в ход идет тактика, сводящаяся к несложным формулам: «Возьмем и не отдадим» или же «Пообещаем и не выполним».

Ситуация несколько поменялась после визита в Киргизию заместителя председателя правительства России Игоря Шувалова, в ходе которого он участвовал в работе международной конференции «Кыргызстан на пути к евразийской интеграции». Он также встретился с президентом А. Атамбаевым и представителями руководства республики. Его визит дал дополнительный толчок переговорам с властями Киргизии по вопросу дальнейшей интеграции и реализации уже подписанных межгосударственных договоров в различных отраслях экономики, а также подготовил почву для встречи премьер-министров двух стран, где обсуждались в основном проблемы вступления в ТС.

 На встрече с президентом А. Атамбаевым И. Шувалов сказал: «Мне поручено руководством Российской Федерации проинформировать вас о том, что работа по выполнению внутригосударственных процедур в отношении четырех двусторонних соглашений, которые были одобрены и подписаны во время официального визита президента Путина, в скором времени завершится». Он также отметил, что «Россия настроена на активную поддержку процесса присоединения Кыргызской Республики к Таможенному союзу и Единому экономическому пространству на полноправной основе с учетом интересов Кыргызстана».

Однако уже через четыре дня, выступая перед студентами и преподавателями Кыргызского государственного технического университета имени И. Раззакова, А. Атамбаев сказал: «Примут ли нас в Таможенный союз – это пока большой вопрос». Сомнения главы государства развеял глава правительства Жанторо Сатыбалдиев после визита в Москву и встречи со своим коллегой Дмитрием Медведевым. Киргизский премьер  отметил: «Мы договорились, что до 1 июня нынешнего года разработаем дорожную карту и постепенно будем ее реализовывать. Предстоит привести в соответствие техническую документацию, Таможенный кодекс, решить вопросы фито- и санитарной безопасности. Это самый объемный вопрос. Кроме того, нужно укреплять таможенные границы. Российская сторона изъявила желание участвовать по всем этим направлениям. Могу сказать, что процесс будет трудным. Наши предприниматели хотят получить больше преференций, и государство хочет получить от вступления в ТС больше плюсов, чем минусов».

Он также отметил прогресс в вопросе продажи государственной компании «Кыргызгаз» российскому газовому гиганту. «Мы надеемся, что к следующему отопительному сезону оператором будет уже российский «Газпром»», – сказал глава правительства Киргизии.

Такой прогресс не может не удовлетворять. Однако он не отменяет, увы, главного препятствия на пути заметного прогресса в определении вектора дальнейшей экономической интеграции. А именно: настрой руководства Центральноазиатских стран во взаимоотношениях со сверхдержавами таков, что нажим со стороны последних они воспринимают как должное, а вот стремление к взаимовыгодному сотрудничеству, равноправному партнерству (а именно такую линию ведет Москва) нередко расценивают как признак недалекости, неумения строить отношения с учетом местного менталитета. Отсюда и психология иждивенчества, уверенность во  вседозволенности и безнаказанности при невыполнении взятых на себя обязательств и попытки посеять сомнения в способности руководства России держать слово.

Киргизский политолог Мурат Суюнбаев полагает, что, как и в случае с бывшим президентом К. Бакиевым, России при заключении соглашений с президентом А. Атамбаевым не стоило надеяться исключительно на честное слово. «Если Россия хотела, чтобы Киргизия не продлевала договор с американцами в обмен на списание долга, инвестиции и кредиты, то следовало заключить именно такой договор, – считает эксперт. – Теперь же россиянам остается надеяться на честность наших политиков, что, мягко говоря, не совсем обоснованно. Конечно, сейчас иная ситуация, чем в 2009 году, один президент уже обжегся. Но все же надежда на списание долгов по кредитам – это рискованная схема, политический риск».

Марс Сариев, другой киргизский политолог, полагает, что высказывание президента А. Атамбаева было, скорее всего, популистским. «Видимо, глава государства посчитал, что, выступая где-то в провинции в узком кругу госаппаратчиков, он может говорить свободно, надеясь, что это все не станет достоянием прессы. Но  мы живем в век технологий. Однако все же доля правды в его словах есть, – заметил политолог. – Но следует учесть, что, как известно, полное экономическое проникновение приравнивается к политической оккупации. Это неправильно. Россия может и простить долги, как уже было не раз. Это бремя империи. Но Китай не забудет. Яркий пример –  государственная компания «Кыргызтелеком», которая может отойти китайцам, так как нет возможности вернуть ранее взятые кредиты».

От того, как Киргизия будет выстраивать отношения с Россией, в решающей степени зависит ее будущее. Сегодня страна живет фактически в долг. Основным кредитором Бишкека пока выступает Москва и при этом действует без нажима. Возможно, это и вводит руководство страны в заблуждение, в то время как китайская «дипломатия улыбок» постепенно превращается в «дипломатию оскала».

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie