Хлебные крошки

Статьи

История
История

Андрей Соколов

Календарь эрудитов-2

Памятные даты февраля

Настоящий эрудит не упустит возможности напомнить, что в Древней Руси февраль был последним в году, а когда духовными и светскими властями было принято решение встречать новолетие с сентябрьского Симеона-летопроводца, февраль стал шестым месяцем календаря. И лишь после 1700 года он стал вторым.

Весьма впечатляющей может стать игра, в которой победителем объявляется тот, кто назвал большее число наименований февраля, употребляемых нашими предками в течении последней тысячи лет. На всякий случай мы даем своим читателям далеко не полный перечень: сечень (по свидетельству харатейного Вологодского евангельского списка), снежень (по свидетельству Полоцкого списка Евангелия), лютый (у украинцев и поляков), вельячея, свечен, свечник, свечан, свечковний, друнник и даже унор у южных и западных славян. До недавних пор наши крестьяне называли февраль вторым ласковым именем-прозвищем бокогрей ("Бокогрей – широкие дороги", "Бокогрей зиму пополам рассечет, а медведю в берлоге бок согреет" и т.п.).

А теперь попробуйте произнести вслух вот эти слова: феврарь, феуларь, февруарь… Оказывается, позаимствовав у Византии нынешнее название месяца, древние русичи много веков подряд никак не могли придти к единой норме его транскрипции. Придумал же само слово февраль римский узурпатор Тарквиний Гордый, царствовавший в 534-509 годах до Р.Х. Власть захватил этот честолюбец, разумеется, с помощью вооруженной толпы. И сразу начал переустраивать на свой лад все стороны римской жизни. Но, надо признать, с реформой календаря он попал в самое яблочко. У римлян календарный год состоял всего лишь из 304 дней, а при Тарквинии время стали измерять в соответствии с солнечно-лунным циклом. В результате добавления двух месяцев – января и февраля – год стал равным 365-366 дням. Однако ненависть римлян к самозванному реформатору была столь велика, что они изгнали Тарквиния и с трона, и из Рима.

И вот, узнавши о главном деянии одного из римских узурпаторов и хорошо помня со школьной скамьи о причинах смены времен года, мы теперь вряд ли сможем понять, что творилось несколько веков назад в душах, например, нижегородских крестьян, которые твердо верили, что в день святой мученицы Агафии, почуяв оттепель, по деревне пробегает Коровья Смерть. Похожею она была на безобразнейшую старуху, у которой, к тому же, вместо рук торчали в разные стороны чудовищного вида грабли. Причем, без посторонней помощи Коровья Смерть в деревню не заходила. Ее непременно должен был привезти какой-нибудь заезжий или проезжий человек.

Чтобы сохранить от этой ужасной старухи свою домашнюю скотину, наиболее крепкие хозяева к Агафьиному дню смачивали дегтем все имеющиеся в доме старые лапти и вывешивали их на стены хлева. Через шесть дней – на Власия – надо было срочно заткнуть печную трубу (а для надежности – замазать ее еще и тонким слоем глины!), чтобы в дом не вторглась летающая вместе с февральской вьюгой всякая прочая нечистая сила.

Если бы великий собиратель русской старины А.А. Коринфский жил в наше время, то рассказы крестьян, не сумевших защитить себя от нечисти ("Весь дом вверх дном перевернут, все перебьют, переломают, хозяевам – хоть беги вон!"), он бы принял за суеверия, связанные с полтергейстом. А уж разного рода знахари в старых русских деревнях, как и в теперешних наших городах, без работы не оставались. "Черные да лукавые – не то, что мыши: с ними труднее сладить!" – говорили они, дабы получить за свой "труд" плату побольше.

В результате столь упорной общенародной борьбы, нечистая сила и вместе с нею – лютая стужа кое-как одолевались. К тому же и съеденные "на счастье" в день преподобных Парфентия и Луки пирожки-луковники делали свое дело. Счастье, то есть со-частье (или, выражаясь еще проще, доля, пай, часть от доступных человеку благ), выпадало каждому крестьянину, выпадало вместе с теплом наступающей (не самостоятельно наступающей, а специальными обрядами приманенной (!) Весны Красной).

Эрудит обыкновенный, рассказывая о связанных с февралем суевериях, может породить у своих слушателей впечатление, что свет Христианства так и не проник к славянским народам, что, в отличиe от просвещенной части Европы, предки русских, украинцев и белорусов прозябали в темноте невежества. Поэтому, настоящий эрудит, дабы никого не вводить в заблуждение, тут же напомнит, например, о распространенном среди западноевропейцев убеждении, что святая Колумба, желая умилостивить духов земли, разрушающих по ночам стены строящегося монастыря, повелела зарыть под фундамент живьем святого Орана. Что уже в 1843 году, когда в германской Галле строился новый мост, все местные жители были крайне встревожены необходимостью замуровать в основание постройки невинного и, разумеется, живого ребенка. Но – если сравнивать наши местные суеверия с суевериями "цивилизованных" стран, то можно обнаружить и некоторые различия между ними. Например, славяне в своих суевериях выражали лишь свои "поэтические воззрения на природу", их страх перед "нечистой силой" не влиял на характер их общественно-значимого поведения. В то время как в Западной Европе суеверие было еще и поводом для "легитимного" утоления коллективного жестокосердия. Костры, на которых живьем сжигались ежегодно по нескольку сотен "ведьм", сбрасывание орущих от ужаса кошек с высоких башен – все это здесь было самым обычным, абсолютно рядовым явлением.

Вообще-то, на сколько Христианство противостоит суевериям, на столько наука невольно способствует их развитию и адаптации к новому времени. Например, не будь у наших современников "научно-популярных" представлений о "полевых явлениях" человеческого сознания, Кашпировскому и тысячам "целительниц" и "целителей" помельче не удалось бы зарабатывать себе сегодня на жизнь "отворотами" да "приворотами". Ведь далеко не каждой жертве современных шарлатанов известны труды создателя отечественной научной школы психологии А.Н. Леонтьева (1903-1979 гг.), чье столетие со дня рождения мы отмечаем 18 февраля.

Этот великий русский ученый изучал генезис чувственности, факторы сознания и речи, вопросы генетической психологии, функциональное развитие психических процессов. Он является основоположником «культурно-исторической» теории психики. В годы войны он работал над проблемой восстановления гностической чувствительности и движений после ранений.

Немало суеверий порождает сегодня и "мирный атом". Одни его суеверно боятся, другие испытывают перед ним суеверное же бесстрашие. Хотя, в условиях надвигающегося на нас глобального энергетического кризиса мы просто обречены на разумное взаимодействие с этим источником сравнительно дешевой энергии. Вот, например, 12 февраля исполняется 100 лет со дня рождения "атомного" академика А.П. Александрова (1903-1994). Слово этого крупнейшего ученого было решающим при создании атомных ледоколов "Ленин", "Сибирь", "Россия" и атомных подлодок, он, к тому же, торжественно открывал и первую в мире АЭС в Обнинске. Трагическая судьба этого человека, которому после смерти полагалось быть упокоенным если не в Кремлевской стене, то, по меньшей мере, на Новодевичьем кладбище, завершилась тем, что похоронен он был на самом "обычном" Митинском кладбище – рядом с погибшими ликвидаторами аварии на Чернобыльской АЭС…

А вот к академику И.В. Курчатову (1903-1960) суеверную неприязнь испытывают сегодня лишь те, в ком вызывает досаду наличие у нашей страны мощнейших запасов ядерного оружия. 100-летие И.В. Курчатова, под руководством которого был создан первый в нашей стране циклотрон, первый в Европе атомный реактор, первая в нашей стране атомная бомба, а затем и первая в мире термоядерная бомба, не суеверные люди торжественно отметили 12 января.

…Лишь настоящие эрудиты отдают себе отчет в том, что календарь, это не столько источник познания, сколько повод для новых весьма непростых размышлений о том, кем мы были в прошлом и какая нас ждет участь в будущем.



Ссылки по теме:

Календарь эрудитов

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie