Хлебные крошки

Статьи

Мигранты: за и против
Политика
Россия

Юрий Снегирёв

Калязинская евразия

Почему из тихого городка на Волге изгнали всех азиатских гастарбайтеров

Жители тишайшего волжского Калязина в минувшие выходные прогнали из города приезжих из Средней Азии. Предшествовали этому массовая драка и разгром. Что характерно, убрать гастарбайтеров из города кроме русских требовали азербайджанцы, грузины и армяне. Администрация была вынуждена погрузить иногородних строителей в автобусы и увезти подальше от рассерженных горожан. Калязинцы сопровождали колонну на своих машинах до границы района. После этого страсти мгновенно улеглись.В чем причина конфликта - разбирался обозреватель Юрий Снегирёв.

Дорогу на Калязин украшают плакаты: продаются дачи с причалом, участки у Волги
по 25 тысяч рублей за сотку, дома из бруса, хозблоки... А когда из-за соснового бора появился лес мачт и яхт-клубы, стало ясно: подмосковная Рублевка не резиновая, состоятельные граждане активно застраивают этот красивый уголок Тверской земли, что в 220 километрах от столицы. Там, где стройка, там и строители. Как правило, из Средней Азии. Их москвичи привезли вместе со стройматериалами.

Торчащая из воды колокольня Николаевского собора - туристический символ Калязина. Тут останавливаются и прогулочные катера из Москвы, и белоснежные многопалубные теплоходы маршрутом в Астрахань.

Калязин состоит из двух главных улиц - Коминтерна и Ленина, пяти швейных фабрик, трех обувных производств, филиала военного завода "МиГ" и десятка кафешек, ресторанов и сувенирных лавчонок. По данным районной администрации, уровень безработицы в 14-тысячном городке рекордный (в хорошем смысле этого слова). Недавно он скакнул вниз с 5 до 2%. Фантастика? И не такое бывает на берегах Волги. Но когда я спросил районного прокурора Александра Громова, чем занимаются в Калязине мужики, он ответил с краткостью, достойной Карамзина: "Пьют!" Конечно, местный люд не весь побежден зеленым змием. Летом самые стойкие шабашат на дачных участках да рыбачат. Одна треть взрослых калязинцев зарабатывает деньги в Питере и Москве. За швейными машинками на фабриках и в цехах сидят их жены. Главное - кризис калязинцы пережили без потерь. Ни
одно предприятие не закрылось в этом самом обычном российском городке .

Три года назад в Калязине стартовала федеральная программа по переселению жителей из ветхого и аварийного жилья.

Ночь длинных труб

Тендер выиграли три строительные фирмы из Москвы, Углича и Череповца. Они-то и стали завозить автобусами дешевую рабочую силу - уроженцев Таджикистана и Узбекистана. К "дачным" строителям прибавились строители "федеральные". Для крохотного Калязина это было очень заметно.

- Сам я в Москве учусь, - рассказывает мне худенький Даниил, второкурсник МИСиСа. Он прогуливает немецкую овчарку Дика у себя во дворе. - И знаю, что в столице гастарбайтеров больше. Но они себя там по-другому ведут. Их там почти не видно. Сейчас я собаку обязательно беру с собой вечером в город. Таджики задирают местных парней постоянно. Только Дика и боятся...

Поначалу приезжие вели себя тихо. А потом ассимилировались. Стали пить не меньше местных, приставать к девчонкам.

- За полтора месяца было четыре случая грабежа со стороны приезжих из Средней Азии, - рассказывает начальник калязинского РОВДа подполковник Александр Смелов. - Отнимали телефоны и дамские сумочки. Недовольство калязинцев, конечно, росло.

Дискобар "Леон", что на углу Коминтерна, работает одну ночь в неделю - с субботы на воскресенье. Подают там только пиво. Поэтому местная молодежь заправляется чем покрепче у палаток еще до дискотеки. Ну и, понятно, после нее. Теперь название этого заведения вошло в историю Калязина. Именно отсюда начались беспорядки, метко названные "ночью длинных труб".

Группа местной молодежи тусовалась после закрытия заведения, когда мимо прошли двое нетрезвых узбеков. После спонтанной словесной перепалки с очень неприличными словами на двух языках отважные узбеки швырнули в пьяную толпу пустую бутылку и кинулись прочь. Дальше последовала ядерная реакция. Прилетевшая бутылка выбила из тусовки двух вполне свободных также подвыпивших радикалов, и те кинулись в погоню. А за углом их уже ждали 12 азиатов с трубами наперевес. Избитые, радикалы вернулись к тусовке. Было принято решение: свистать всех наверх! Городок моментально облетели SMS: наших бьют! Для пущей убедительности пустили слух: ночью таджики изнасиловали местную девушку. Калязинцы, несмотря на раннее утро, выехали на своих машинах с одной целью - мстить. Адреса строительных общежитий были на устах. Где-то просто побили стекла, где-то вместе со стеклами досталось и постояльцам. Сожгли древний таджикский "жигуленок", который и так еле ездил, доставляя группы узбекских рабочих на вечерний променад в город.

В райбольнице лежит единственная официальная жертва ночных беспорядков. Человек с простой русской фамилией Сидоров. У него перебинтована голова - получил по ней железной трубой. Пришлось накладывать швы. Поначалу Сергей Сидоров отказывался разговаривать со мной. Но потом смягчился.

- Я пошел под утро безоружный к ним, чтобы договориться. Ведь какая бойня начиналась, стенка на стенку, - волнуется Сергей. - А они - трубой.

- Сергей! Таджики и узбеки - самые миролюбивые из всех гастарбайтеров. Может, вы сами виноваты?

Боль непонимания мелькнула в огромных глазах раненого.

- Да что вы говорите! - вскричал Сергей, да так, что заворочались пациенты и прибежала нянечка. - Они тут здоровые мужики без баб годами. На соседней койке таджик лежал - выписали вчера. Он все время ныл: без женщины не могу. Медсестры пугались! Он понятно что с женщинами готов сделать. А у меня здесь дочь, жена... Сам я в Питере работаю... Думаете, спокойно на душе?

Гастарбайтерский исход

На следующий день возле администрации стала собираться толпа. В милиции мне назвали одну цифру - 50-60 человек. Жители - другую, якобы их было больше тысячи. Что доподлинно известно - приехали два автобуса ОМОНа из Твери. На всякий случай. Жители, среди которых были, кроме русских, между прочим, азербайджанцы, грузины и армяне, требовали выслать всех строителей из Средней Азии вон из города. Да что там из города, из района! Глава администрации Константин Ильин согласился принять делегатов в своем кабинете и поговорить с ними начистоту. Но таковых не оказалось. Ситуация накалялась. Толпа прибывала. ОМОН ждал команды. Глава к народу не выходил. Атмосфера накалилась. И в этот момент было принято единственно правильное решение: немедленно вывезти всех гастарбайтеров. Исход состоялся в ночь на понедельник. И суток не прошло, как власти среагировали на народный сход. Калязинцы сопровождали на своих машинах колонну автобусов до границы района. Как только последний автобус въехал в Московскую область, народ стал расходиться с площади.

Прокурор района Александр Громов держит в руках стопку бумаг. Это официальные предостережения строительным фирмам от прокуратуры.

- 30 из 60 эвакуированных в первый день гастарбайтеров не имели права не то что работать, находиться в России, - рассказывает мне прокурор.

- А какова криминогенная ситуация в Калязине?

- Как было 1-2 убийства в год, так и осталось. А в основном у нас идет 158-я статья. Часть третья. Совершение хищений из жилых домов. Этим балуются и местные, и приезжие. Особенно по весне, когда дачники-москвичи возвращаются и видят: у кого пилу украли, у кого телевизор. И вот последние четыре грабежа сотовых телефонов. Они, конечно, подлили масла в огонь.

- Так в чем причина такой решительной реакции?

- Причина вот в чем: молодежь. Упустили мы ее. Не охватываем. Не воспитываем в любви к ближнему и толерантности. Пьют, бездельничают. Задирают приезжих. Ночью стоит пьяная толпа на улице. Как тут драке не случиться?

Спрашиваю о том же самом главу района Константина Ильина.

- Это настоящая провокация. Все указывает на это. Проходящие узбеки кидают в пьяную толпу бутылки. Потом убегают. Как бы заманивают в ловушку. Там их ждут. Да и потом, езда на машинах по ночному городу. Провокация чистой воды. Будем разбираться... - ответил мне глава.

А вот начальник областного управления региональной безопасности Алексей Пляскин был краток:

- Строить надо? Надо! Строители нужны? Нужны! Но они должны соблюдать законы. Не нарушать порядок, уклад.

Без импортных строителей Калязин не обойдется. Это факт. Даже сторожа из местных на стройплощадках больше трех суток не выдерживают - запивают. Что тут говорить о каменщиках и плотниках? Все трезвые специалисты давно уж при деле. Но на специальном совещании, собранном в кабинете главы по случаю отъезда азиатской рабочей силы, было принято решение если и завозить работяг, то только из Белоруссии, Украины или, в самом крайнем случае, Молдавии. Они, дескать, приличнее себя ведут и не так раздражают калязинцев. Уже сегодня в районной газете "Вперед" появились два объявления о приеме местных жителей на работу. Одна заявка на 20 человек, другая на 60. Строить-то надо.

Что нам стоит дом построить?

Таджики и узбеки строили в Калязине и, замечу, для калязинцев семь жилых домов. Сейчас стройки замерли. Только на одной площадке я увидел фигурки на крыше - бригада из Белоруссии клала металлочерепицу. Вместе с бригадиром Андреем поднимаюсь наверх. Семь человек - все, что осталось от шести бригад.

- Когда дом должны были сдать?

- К 1 сентября. Теперь однозначно не успеем. Ни к 1 октября, ни к 1 ноября. Мы все напуганы. Пьяные мужики врывались в наши общежития и разбивали все вокруг. Белорусов не трогали. Одного нашего таджика из бригады вывезли на кладбище. Грозились убить, но он убежал. Нос расквасили ему. Еще шестерых избили.

- Жаловались?

- А что толку? Некому заявления писать. Все пострадавшие уехали.

Внизу копошились две смуглые фигурки. Думал - таджики. Оказалось - вьетнамцы. Инь и Ян - так их на стройке кличут - с вечными улыбками таскали на носилках песок на третий этаж.

- Их не тронули?

- А они сразу в лес убежали. Говорят, на вьетнамской войне научились прятаться в джунглях. Сейчас вернулись. Работают как ни в чем не бывало...

С одним из тех, кто участвовал в "ночи длинных труб" со стороны коренных калязинцев, мне пришлось встречаться, соблюдая строжайшую конспирацию. Не буду рассказывать, как я выходил на Андрея (имя, естественно, ненастоящее), как выбирали место для разговора. Строгое лицо моего собеседника украшал свежий фингал, полученный в недавних боях. Еще он немного пришепетывал - зуб выбили. Андрей никакой не фашист и не скинхед - про таких в Калязине и не слышали.

- Посмотрите, кто на площадь вышел? - спрашивал меня Андрей. - Это в основном мужчины лет за 30. Те, у кого семьи, те, кто может называться калязинцем. Понимаете, достало! Русский человек терпит-терпит, а потом... взрыв. Надо ввести комендантский час для этих приезжих строителей. Чтоб со стройки - и сразу в общагу.

- Андрей, это пахнет нацизмом и сегрегацией.

- Знаю, сейчас любую уголовщину нам можно припаять. Вы думаете, почему с площади на беседу к главе никто не пошел? Потому что это сразу уголовная статья об организации беспорядков. Или еще хуже. Доказывай потом, что ты дома сидел. А о нацизме мне рассказывать не надо. Дед Европу освобождал. На площади были ребята с Кавказа, которые здесь уже лет по 20 живут. Они тоже протестовали против беспредела таджиков и узбеков на улицах. Мы - за порядок.

- Русский порядок?

- Нет, просто порядок. Нормальный порядок.

И еще о футболе

Пресс-секретарь районной администрации Яна Сонина, узнав, что приехал корреспондент "Известий", настоятельно советовала мне:

- Напишите лучше про футбол! У нас первый международный юношеский турнир сейчас проходит. На настоящем искусственном поле. Дались вам эти гастарбайтеры...

А теперь - о футболе. В международном турнире участвовали юношеские сборные из Абхазии, Литвы, России, Украины. Но я стал свидетелем нешуточной битвы юных футболистов Калязина и Талдома. На трибунах - группа болельщиков явно кавказской внешности, размахивающая абхазским флагом. Подхожу. Представляюсь.

- За кого болеете?

- За наших, за Калязин, естественно... Я сам родом из Абхазии. Здесь 18 лет живу, - говорит болельщик Альберт. - Вот Самвел - армянин. А вот Гия - он из Грузии.

- Из Телави, - уточняет Гия.

На коленях у Гии маленький белобрысый Егорка с пронзительными голубыми глазами.

- Сын, - гордо сообщает Гия. - Четвертый годик пошел. Маму зовут Елена. Прекрасная. А ну скажи Егорка: я грузин!

- Я глузин! - повторяет Егорка.

Тут калязинцы забили талдомцам. И Альберт, и Самвел, и Гия, и даже маленький Егорка заорали вместе со всеми, оттого что их команда выигрывает...

Дешево - всегда сердито

С национальной гордостью великороссов все, надеюсь, ясно. Осталось разобраться, почему неспившаяся часть местного населения не работает на стройках Калязина. Происходит это по одной причине. Платят гастарбайтерам копейки. Как я выяснил, заказчик выделяет одну тысячу двести рублей на зарплату одного рабочего. С этой суммы идут некие законные вычеты. Но работяга мало того что приезжий, но часто еще и нелегал. Жаловаться ему некому. Поэтому фактически на руки гастарбайтеры получают по 250-300 рублей в день. То есть 8-9 тысяч рублей в месяц. За такие деньги калязинцы в трезвом уме горбатиться не будут. У уехавших в Питер и Москву, в том числе и на стройки, зарплата начинается с 30 тысяч рублей.

Подрядчикам же рабочая сила, нанятая за копейки, помогает строить и хорошо жить. Только получается , что в присказке "дешево и сердито" акцент уже сместился именно на второе слово. Кто виноват - ясно, только вот что делать?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie