Хлебные крошки

Статьи

История
История

С.В. Карпенко // <a href= http://chss.irex.ru/db/zarub/index.asp target=_blank> <font color="#990000">"Русское зарубежье"</font></a>

Казачьи станицы в эмиграции

К февралю 1922 г. было создано 30 станиц

Осенью 1921 г. бывший Донской атаман генерал П.Н. Краснов обратился к казакам-беженцам с призывом организовать станицы и хутора с названиями, соответствующими месту жительства. Казаки довольно живо отреагировали на это предложение, почувствовав, что возрождение их привычной административной организации облегчит борьбу за существование. Донской атаман генерал А.П. Богаевский, видя в Краснове своего соперника, поначалу не поддержал эту идею. Но, увидев, что казаки, прежде всего в Королевстве СХС, принялись дружно переименовывать свои колонии в хутора и станицы, а также выбирать хуторских и станичных атаманов, в декабре 1921 г. он своим приказом придал этому законную основу. Дабы укрепить свое положение "первого среди равных" войсковых атаманов, он разрешил принимать в донские хутора и станицы кубанцев, терцев и астраханцев.

В марте 1922 г., он утвердил "Положение об управлении станицами и хуторами за границей". Оно определяло круг ведения хуторов, входящих в станицу, и станиц, образование которых утверждалось Донским атаманом; им же назначались станичные атаманы. На станичные правления возлагались: регистрация и учет всех казаков, организация бюро труда и касс взаимопомощи, оказание юридической и медицинской помощи, защита инвалидов, одиноких женщин и безработных, сбор сведений о могилах казаков, осведомление хуторян и станичников о событиях на Дону, в России и в эмиграции. В станицах организовывались суды. Для поддержания порядка станичным атаманам предписывалось обращаться к местным властям. Каждый казак должен был состоять только в одной станице; при перемене места жительства он мог приписаться к другой, лишь предъявив от своего станичного правления удостоверение, что к этому не имеется препятствий.

Штаб Русской армии генерала П.Н. Врангеля и командование казачьих частей приложили немало усилий для организации в хуторах и станицах военных ячеек, дабы казаки не теряли связи с частями. Поскольку, однако, казаки в поисках заработка продолжали активно перемещаться с места на место, распыление казачьих частей, в отличие от регулярных, шло по нарастающей. В этой ситуации Богаевский первостепенное внимание уделял организации строгого учета казаков станичными атаманами. Тем самым он пытался сохранить в своем подчинении хотя бы подобие воинской силы, состоящей из казаков, покинувших свои части, но сплоченных в чисто казачьи организации. В результате Врангель в 1922-1923 гг. на Балканах командовал только офицерскими кадрами казачьих частей, в то время как рядовые казаки, организуясь в станицы и хутора под местными названиями (Софийская станица, Бургасская станица и т. п.), номинально подчинялись атаманам, а фактически – своим работодателям, когда они были.

К февралю 1922 г. было создано 30 станиц: в Болгарии – 18, в Сербии – 4, в Греции – 4, в Румынии – 2, в Венгрии – 1, в Тунисе – 1. В 1924 г. состав "Комитета казачьих организаций", созданного в Париже, вошло 64 станицы: во Франции – 31, в Болгарии – 12, в Сербии – 10, в Чехословакии – 6, в Румынии – 1, в Венгрии – 1, в Польше – 2 и в Германии – 1. В Королевстве СХС и Болгарии казаки особенно активно объединялись по месту жительства в хутора и станицы, которые сохраняли старинный казачий уклад жизни с выборными атаманами и правлением. Время от времени они устраивали в Белграде и Софии казачьи съезды, на которых выбирали общественное казачье представительство. В Югославии в конце 20-х гг. насчитывалось 17 станиц и хуторов.

Одной из самых крупных была Белградская общеказачья станица имени Петра Краснова, основанная в декабре 1921 г. и насчитывавшая 200 человек. К концу 20-х гг. численность ее сократилась до 70-80 человек. Долгое время атаманом станицы состоял подъесаул Н.С. Сазанкин. Вскоре из станицы ушли терцы, образовав свою станицу – Терскую. Оставшиеся станице казаки вступили в РОВС и она получила представительство в "Совете военных организаций" IV отдела, где новый атаман генерал Марков имел одинаковое с другими членами совета право голоса.

В Болгарии к концу 20-х гг., насчитывалось не более 10 станиц. Одной из самых многочисленных была Калединская в Анхиало (атаман – полковник М.И. Караваев), образованная в 1921 г. в количестве 130 человек. Менее чем через десять лет в ней осталось только 20 человек, причем 30 уехало в Советскую Россию. Бургасская казачья станица, образованная в 1922 г. в количестве 200 человек к концу 20-х гг. начитывала также не более 20 человек, причем половина из первоначального состава вернулась домой. Члены станиц и хуторов работали по месту жительства, в большинстве – на виноградниках и в торговле. Некоторым станичникам, например Азовско-Монастырской станицы (атаман – П.А. Черевков) в Свинцовском районе, удавалось брать землю в аренду через посредников-болгар. Общественная жизнь казачьих станиц и хуторов в Болгарии состояла в помощи нуждающимся и инвалидам, а также в проведении военных и традиционных казачьих праздников.

В столице Чехословакии была создана Пражская общеказачья станица (атаман – подъесаул С.А. Ребов). В ней к концу 20-х гг. насчитывалось 35 донских казаков, из которых было 2 офицера, 7 кубанских казаков, из которых было 5 офицеров, и 2 терских казака. Станица обзавелась небольшой суммой из казачьих денежных взносов в размере 2,5 крон в месяц и имела в своем сбережении около 1.400 крон. Безработным казакам станица выдавала бесплатные обеды, обувь и одежду, предоставляла ночлег и помогала в трудоустройстве.

В Будапеште существовала малочисленная Венгерская общеказачья станица (атаман – полковник Ершов, затем Звездин). В Греции была создана Пирейская станица. Изучив греческий язык, ремесла и организовав собственное дело, многие казаки разъехались по всей стране. Оставшиеся в Пирее объединились под руководством есаула М.А. Голубова в казачью группу, которая к концу 20-х гг. стала увеличиваться, но в станицу так и не оформилась. Многие, прежде всего офицеры, устроились очень хорошо: инженерами, механиками, чертежниками, землемерами, врачами. Рядовые казаки занимались в основном торговлей и служили инструкторами верховой езды в греческой армии.

Казачий хутор (атаман – подхорунжий Мохов) с 1926 г. и до начала 30-х гг. существовал в Люксембурге. Он насчитывал 7 человек. Казаки работали на фабрике печей, получая от 2,8 до 3 франков в день, причем семейные имели право не платить за проживание в общежитии фабрики. При хуторе имелась касса взаимопомощи, средства которой расходовались на обучение детей казаков в школах Люксембурга.

Наконец, с 1921 г. в Бизерте, порту в Тунисе, куда французы увели остатки Черноморского флота, какое-то время в лагере Падор существовала Африканская станица (атаман – полковник Пухлатов). Все станицы, точнее – лишь станичные атаманы и правления, – подчинялись "Объединенному совету Дона, Кубани и Терека" и "Казачьему союзу", которые возглавлялись Богаевским. В течение 30-40-х гг. казачьи станицы прекращали свое существование в связи с событиями Второй мировой войны и уменьшением численности казаков, проживающих в данном населенном пункте.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie