Хлебные крошки

Статьи

Безопасность
Политика

Борис Михайлов

"Холодная дружба" 2003 года

Война в Ираке стала новым рубежом в отношениях Москвы и Вашингтона

После завершения войны в Ираке администрация США заметно усилила свою активность в сфере отношений с Россией. По всей вероятности, американское руководство решило продемонстрировать свою "добрую волю" к примирению с Москвой после политико-дипломатического конфликта вокруг иракской войны и дать ей еще один шанс присоединиться к "лагерю победителей". В свою очередь маневр Вашингтона в сторону России, очевидно, совпал и с встречным желанием российского руководства по возможности урегулировать свои отношения с США и попытаться вернуть американцев в русло ООН и международного права.

Последовавшие один за другим визиты в Россию генсека НАТО лорда Робертсона и госсекретаря США Колина Пауэлла явно преследовали цель "прощупать" позицию Кремля и найти точки соприкосновения накануне предстоящей встречи Владимира Путина и Джорджа Буша. Видимо, и российская сторона проделала свою часть "домашней работы" – приезд в Москву Колина Пауэлла совпал с ратификацией в Государственной думе России российско-американского договора об ограничении стратегических ядерных потенциалов. Правда, контакты американо-натовских визитеров с российскими официальными лицами выявили, что разногласия по ряду основных проблем мировой политики по-прежнему сохраняются.

По мнению многих аналитиков, приезд президента США в Россию на празднование 300-летия Петербурга будет носить скорее протокольно-церемониальный характер и никаких "прорывов" в российско-американских отношениях не принесет. Однако именно от этого визита во многом будет зависеть дальнейший характер развития отношений двух стран в среднесрочной перспективе. Учитывая же, что как Путин, так и Буш вступили в заключительный период своих президентских сроков и высокую вероятность их переизбрания на вторые сроки, речь может идти уже и о долгосрочной перспективе.

В определенном смысле, война в Ираке стала новым рубежом в отношениях двух стран. Она ознаменовала собой окончание короткого "медового месяца" между Вашингтоном и Москвой, начавшегося после событий 11 сентября 2001 года. Осуждение Россией американо-британской интервенции против прежнего режима в Багдаде и ее блокирование с Францией и Германией по этому вопросу в ООН, привели к заметному охлаждению "нового партнерства" между Вашингтоном и Москвой. В то же время, многие обозреватели отметили, что президент Буш старался, по возможности, скрывать свое недовольство поведением России и избегал резкой критики в адрес российского руководства. Главными объектами американского гнева стали Франция и в меньшей степени Германия.

Хотя в США и обвиняли российскую сторону в оказании военной помощи режиму Саддама Хусейна, а в западной прессе публиковали "сенсационные разоблачения" тесных связей Багдада и Москвы, надо признать, что резкого ухудшения отношений между Соединенными Штатами и Россией не произошло. По мнению одних обозревателей, причина этого лежит в неплохих личных отношениях между Дж. Бушем и В.Путиным. По другой версии, американский президент и его советник по национальной безопасности Кондолиза Райс в преддверии президентской избирательной кампании в США очень хотели бы избежать обвинений политических противников в "близорукости" своей политики в отношении России и "ошибках" в оценке роли и намерений президента Путина.

Как бы то ни было, но визиты и Робертсона и Пауэлла в Москву прошли в почти теплой и дружественной атмосфере. Обе стороны заявили о существенном прогрессе в отношениях и желании развивать их дальше. Однако, невзирая на дипломатические улыбки и дружелюбные декларации, стало ясно, что отношения между Россией и США отныне вступают в "период реализма". Осознание необходимости развития сотрудничества и объединения усилий в ряде важнейших сфер международной безопасности идет параллельно со стремлением обеспечить реализацию и защиту собственных интересов.

В этом плане ясно, что США и НАТО имеют очевидную заинтересованность в партнерства с Россией, прежде всего в сфере совместной борьбы с международным терроризмом, который, как показали недавние события в Саудовской Аравии и Чечне, представляет растущую общую угрозу. Кроме этого, США заинтересованы в России, как новом, альтернативном Ближнему Востоку, источнике дешевой нефти, а также возможном "противовесе" растущей мощи объединенной Европы. В Вашингтоне хотели бы использовать и особые отношения Москвы с Северной Кореей и Ираном для оказания дополнительного давления на эти государства с целью умерить их ядерные амбиции, весьма тревожащие американцев.

В то же время, российское руководство, демонстрирующее готовность к встречному движению в сторону более тесных и доверительных партнерских отношений, не может не видеть и того, что пока Россия получила от "дружбы" с США и НАТО гораздо меньше, чем рассчитывало. Как известно, Москва оказала в свое время важное содействие в приобретении американцами военных баз в ряде республик Средней Азии. Россия молчаливо согласилась и на вступление стран Восточной Европы и Балтии в НАТО. В ответ же США, вслед за односторонним выходом из договора по ПРО, стали активно размещать свои военные объекты в Прибалтике и Грузии, из года в год наращивают разведывательную активность вдоль границ России (недавние примеры – полеты самолетов-шпионов У-2 вдоль российско-грузинской границы, разведывательная операция атомной подводной лодки ВМС США в Охотском море и т.д.).

Многократно обещанные Вашингтоном увеличение торгового оборота с Россией и приток в российскую экономику американских инвестиций так и не материализовались. США также практически ничего не сделали в плане содействия России в ее вступлении в ВТО на приемлемых для нее условиях. Американская сторона в последние годы предпринимает и усилия и по вытеснению России с ее традиционных рынков сбыта своей продукции, прежде всего военной (например, в странах Персидского залива и Индии).

Характерна и позиция США по вопросу долгов Ирака России. Как известно, американские представители сначала предлагали Москве вообще "простить" 12-миллиардный иракский долг. Затем представители проамериканской марионеточной "временной администрации" Ирака заявили, что, мол, готовы признать некоторую часть долга, но при условии, что Россия "компенсирует иракскому народу то, что здесь наделал Примаков". Лидер иракского движения "Национальное согласие" Айад Алляви также недавно прямо дал понять, что российским нефтяным компаниям не стоит рассчитывать на свое возвращение в Ирак.

Что касается "бурного прогресса" в развитии отношений между Россией и НАТО, то он во многом носит весьма условный характер. Вашингтону этот блок в прежнем его качестве явно уже не нужен, тем более в свете глубокого раскола внутри альянса после войны в Ираке. США, видимо, намерены в дальнейшем использовать НАТО в основном в качестве инструмента своего влияния в Европе. Опираясь на натовских "новичков" из числа стран Восточной Европы и прибалтийских республик, Вашингтон хотел бы держать в напряжении, как недовольных имперскими замашками США страны "старой Европы" во главе с Францией и Германией, так и встревоженную придвижением американских военных баз к своим границам Россию. В свете этого любая программа сотрудничества между Россией и НАТО будет иметь преимущественно технический характер и уж конечно не сможет оказывать реального влияния на глобальные военно-политические процессы.

В целом получается, что пока наиболее перспективным направлением российско-американского сотрудничества является сотрудничество в борьбе с террористической угрозой. По крайней мере, именно в этой области обе стороны проявляют наибольшую готовность к координации и объединению усилий. Хотя и здесь излюбленная в США и других странах Запада политика "двойных стандартов" постоянно омрачает перспективы согласованных действий в борьбе с международными террористами. Кое-кто там почему-то упорно не желает признавать, что террористы из "Аль-Каиды" и "борцы за свободу Чечни" – это по сути одно и то же.

Говоря же в общем о перспективах российско-американских отношений, можно утверждать, что пока в политической элите США особым влиянием пользуются силы, стремящиеся навсегда вытеснить Россию на периферию мировой геополитики, уровень взаимодействия Вашингтона и Москвы вряд ли поднимется выше "холодной дружбы". В лучшем случае.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie