Хлебные крошки

Статьи

Хроника украинского кризиса
Экономика
Украина

Сергей Лозунько

Холодный ветер «Южного потока»

Новогодних подарков Украина не получила

Как и обещал глава «Газпрома» Алексей Миллер, новогодних подарков Украина не получила. А вот не совсем приятный для Киева предновогодний сюрприз (хотя, конечно, сюрприз это весьма условный, из разряда давно ожидаемых неожиданностей) имел место быть: 28 декабря Анкара выдала окончательное разрешение на прокладку газопровода «Южный поток» по дну Черного моря в исключительной экономической зоне Турции.

«Снаряды рвутся все ближе и ближе»

Об этом было сообщено на встрече премьер-министра России Владимира Путина с министром энергетики и природных ресурсов Турции Танером Йылдызом.

Поблагодарив турецких партнеров, Путин отметил: «Это, безусловно, общеевропейский проект. Мы благодарны Еврокомиссии за поддержку. Мы знаем, что Еврокомиссия поддерживает разные инфраструктурные проекты, в том числе «Южный поток».

«Турецкий барьер» был взят, очевидно, за счет встречных шагов Москвы в том, что касается цены на поставляемый в Турцию российский газ. Ибо в тот же день было сообщено, что Москва и Анкара договорились о продлении двух долгосрочных контрактов на поставку газа до 2021-го и 2025 г. соответственно. Дополнительные подробности не уточнялись, но речь, судя по всему, идет о скидках в сотни миллионов, а то и в миллиарды долларов.

Ранее подобным образом Москва действовала в ходе переговоров с другими странами Европы, от которых так или иначе зависит судьба «Южного потока». Эти затраты не принято засчитывать в стоимость газопровода, но по факту они таковыми являются. А в целом можно сказать, что Россия уже вложила в указанный трубопроводный проект немалые суммы в виде ценовых преференций на свой газ. И об этом следует помнить в ходе рассуждений на тему, будет или не будет реализован «Южный поток». Вряд ли Москва стала бы выбрасывать на ветер миллиарды долларов, не имея серьезных намерений относительно данного проекта и достаточных оснований быть уверенной в его окончательной реализации.

Таким образом, используя образность Виктора Федоровича, еще один снаряд лег совсем близко*.

_______________________________
*Имеется в виду высказывание президента Виктора Януковича от 16 сентября 2011 г. на 8-й Ялтинской конференции «Украина и мир: общие вызовы, общее будущее». Строительство газопроводов в обход Украины президент назвал ситуацией, при которой «снаряды рвутся все ближе и ближе».

Когда 26 декабря глава «Газпрома» Алексей Миллер произнес загадочную фразу о том, что «Южный поток» всегда был привязан к Украине», многие в Киеве принялись трактовать его слова чуть ли не как готовность Москвы отказаться от данного проекта в случае договоренностей по созданию газотранспортного консорциума. Такие трактовки были бы адекватны ситуации 5—10-летней давности.

Но не теперь, когда в «Южный поток» вложено столько усилий, организационных и финансовых, подписаны контракты (а это доходы производителей труб и оборудования, компаний, которые будут задействованы в строительстве), сделано технико-экономическое обоснование проекта (и сводное ТЭО показало, что проект экономически эффективен и технически реализуем), а на данном этапе полным ходом идет разработка проектной документации.

Судя по всему, Миллер вел речь о другой «привязке» «Южного потока» к Украине — аналогичной той, что имеют сообщающиеся сосуды: если в одном прибывает, то в другом убывает. Соответственно и переговорные позиции Москвы и Киева (в т.ч. по условиям создания газотранспортного консорциума) связаны с перспективами «Южного потока»: каждый шаг, приближающий реализацию данного газопровода, усиливает российские позиции и ослабляет украинские.

Развитие проекта «Южный поток» повлияет на капитализацию украинской ГТС: с уменьшением роли украинской трубы в вопросе поставок голубого топлива в Европу снижается ее стратегическая значимость и стоимость.

Алексей Миллер, заявив 28 декабря, что South Stream будет построен вне зависимости от итога переговоров с Украиной по совместному владению или управлению ее газотранспортной системой, 31 декабря заметил, что украинская ГТС в скором времени может существенно потерять в своей стоимости. «Не исключаю, что так называемый последний стратегический ресурс Украины — ее ГТС — в году наступающем может сильно упасть в цене», — сказал глава «Газпрома» в комментарии Агентству газовой информации относительно хода переговоров с Украиной.

В детали г-н Миллер не вдавался. Но у него есть основания для подобных заявлений. В следующем году на полную мощность должна выйти первая ветка «Северного потока», запущенного в работу осенью 2011-го (в прошлом году по СЕГ планировали прокачать около 8,5 млрд. кубов). А это 27,5 млрд. куб. м газа.

Резкого роста поставок в Европу в 2012-м не ожидается. К слову, в 2011-м «Газпром» экспортировал в дальнее зарубежье чуть более 150 млрд. кубов — меньше, чем планировалось (намеревались продать около 155 млрд. кубов).

Можно смело сказать, что на «белорусском» направлении (это около 30 млрд. кубов) транзитные объемы снижаться не будут — в свете того, что ранее Минск согласился продать «Газпрому» свою ГТС.

«Северный поток» должен окупаться и приносить прибыль акционерам (в т. ч. европейским — немцам, голландцам, французам). Поэтому СЕГ пустым никто держать не будет.

Логично, что «Газпром» в приоритетном порядке будет загружать те газопроводы, владельцем (совладельцем) которых является. На каком же тогда направлении снижать объемы поставок (ведь лишнего газа Европе не нужно)? Ответ в данных обстоятельствах очевиден: только на украинском.

Ранее мы уже писали, что (по подсчетам департамента нефтяной, газовой и нефтеперерабатывающей промышленности украинского Минэнерго) из-за переноса транзитных объемов Украина в 2012 г. может потерять около $700 млн. транзитных доходов. В сентябре прошлого года международное рейтинговое агентство Fitch — в свете запуска первой ветки «Северного потока» — выпустило пресс-релиз, в котором отметило, что из-за Nord Stream «Нафтогаз» потеряет около 20% выручки. А это, заметим, дополнительно ухудшит и так незавидное финансовое состояние «Нафтогаза».

Обратим внимание и на другие негативные для Украины тенденции, отрицательно сказывающиеся на ее транзитном статусе (как и на капитализации «священной коровы» — ГТС). Одним из преимуществ нашей транзитной трубы всегда были подземные хранилища газа, являющиеся одним из важнейших элементов надежной работы любой газопроводной системы. ПХГ позволяют накапливать резервы, регулировать сезонную неравномерность в потреблении и т. д. и т. п.

Ныне Европа стремительно наращивает мощности своих подземных хранилищ газа. Активно участвует в этом процессе и «Газпром», владеющий либо использующий хранилища в Австрии, Великобритании, Германии, Франции. Продвигается работа по созданию хранилищ в Нидерландах, где «Газпрому» будет принадлежать 1,9 млрд. кубов объема. Всего же к 2015 г. общий объем подземных хранилищ «Газпрома», расположенных в Европе, планируется увеличить в два раза

В ноябре прошлого года введено в эксплуатацию подземное хранилище газа «Банатский двор» в Сербии мощностью 450 млн. кубов — с прицелом на использование в рамках проекта «Южный поток». На торжественной церемонии пуска объекта присутствовали президент Сербии Борис Тадич и Алексей Миллер. Последний заметил, что «ввод в эксплуатацию ПХГ «Банатский двор» — это запуск первого объекта в рамках «Южного потока».

Тщетные упования на Европу

Нынешнее руководство Украины с первых дней прихода к власти пытается противодействовать реализации проекта «Южный поток». Но безуспешно.

Киев пробовал отговаривать россиян. Какие только аргументы ни шли в ход. И что со сменой власти Москва может быть уверенной в надежности поставок в Европу, что «газовые войны» остались в прошлом (правда, эту аргументацию изрядно подмыли информационные атаки Киева летом прошлого года, нацеленные на разрыв газового контракта от 19 января 2009 г.). Другим аргументом была дороговизна и сложность строительства «Южного потока» — а украинская ГТС к вашим услугам. Выдвигались разного рода экзотические идеи вроде прокладки «Южного потока» по территории Украины — по суше, дескать, дешевле обойдется (хотя в чем тогда смысл этой трубы, если Россия оставалась бы привязанной к стране-транзитеру?).

Но главные упования были, конечно, «Запад нам поможет» — принцип, который многократно подводил Украину в прошлом, но который по-прежнему в ходу у официального Киева.

Попытки передать украинскую ГТС под протекторат Европы начались при «оранжевом» режиме. Стартом можно считать 1 декабря 2005-го, когда был подписан меморандум Ющенко-Блэра «О взаимопонимании и сотрудничестве в энергетической сфере между Украиной и ЕС». Документ предусматривал возможность присоединения Украины к Европейскому энергетическому сообществу (Договору об Энергетическом содружестве). Первоначально Киеву предлагалась роль наблюдателя.

Все свое президентство Ющенко упорно проталкивал Украину в «європейський енергетичний простір» — подальше от России и «зазіхань» Москвы на нашу ГТС. Кульминацией сего процесса (энергетической версии «геть від Москви») стала Брюссельская декларация, подписанная от имени Украины премьер-министром Тимошенко 23 марта 2009 г. по итогам Международной инвестиционной конференции по модернизации украинской газотранспортной системы. Взамен якобы модернизации ГТС Киев взял на себя обязательства по имплементации европейского законодательства в области энергетики, обязался разделить «Нафтогаз», в частности, создать независимого оператора по транзиту газа.

К концу 2009 г. Киев подписал протокол о завершении переговоров по присоединению Украины к Европейскому энергетическому сообществу. А 18 декабря 2009-го Совет министров Энергетического сообщества одобрил решение о присоединении Украины к этой организации.

Будучи в оппозиции, представители нынешней власти жестко критиковали вышеуказанные шаги «оранжевых», справедливо расценивая их как антироссийские провокации. Так, от той же Брюссельской декларации «регионалы» в свое время, что называется, камня на камне не оставили. Само собой, такая позиция ПР и Виктора Януковича давали основания рассчитывать на то, что придя к власти они исправят ситуацию в сфере украинско-российских газовых отношений. Но это только в случае, если бы они проявили последовательность и не изменили своим оппозиционным декларациям. Увы...

Не успев прийти к власти, нынешняя команда подтвердила продолжение «оранжевых» установок в рассматриваемой сфере. Уже во время своего первого зарубежного визита в Брюссель Виктор Янукович заявил, что Украина будет следовать обязательствам, вытекающим из декларации от 23 марта 2009 г. При таких подходах выглядело естественным, что не был пересмотрен «оранжевый» курс на присоединение к Европейскому энергетическому сообществу.

24 сентября 2010-го нынешние власти подписали протокол о присоединении Украины к Европейскому энергетическому сообществу. И спустя 2 дня, 26 сентября 2010-го, министр топлива и энергетики Юрий Бойко в интервью Би-би-си излучал оптимизм: у Украины-де появился мощный козырь против «Южного потока».

«Мы получим право голоса в европейских комиссиях как партнеры энергетических компаний Европы, и они, скажем так, теперь обязаны нас слышать, поскольку мы теперь — полноправный член Энергетического сообщества», — указывал он. «Поэтому мы имеем все права, и к нам прислушиваться будут не так, как раньше — партнер, сосед, но сегодня мы полноправный член сообщества», — пояснял министр.

«Официальная позиция Европейского Союза, Европейской Комиссии, и мы признательны за то, что они поддерживают проект «Nabucco», а проект «Южный поток» не является для них стратегической инициативой», — радовался Юрий Анатольевич. Ранее такую же поддержку «Набукко» выражали «оранжевые». Хотя в чем там украинский интерес — непонятно. Ведь «Набукко» — прямой конкурент украинской газотранспортной системы. Даже при том что его («Набукко») ресурсная база не пересекается с той ресурсной базой, которая заполняет украинскую трубу, — однако посредством «Набукко» европейцы пытаются диверсифицировать как источники, так и маршруты поставки газа в Европу (что по определению скажется на транзитном потенциале Украины).

Однако вернемся к наивным ожиданиям г-на Бойко. Со вступлением в Европейское энергетическое сообщество права Украина формально получила. Возможно, к ней даже стали, как рассчитывал министр, «прислушиваться». Но, очевидно, прислушивался Брюссель к Киеву по известному принципу «Васька слушает, да ест». На словах Европа неизменно выражает поддержку украинскому транзитному потенциалу. Но на деле ничего в этом плане не делает. А «Южному потоку» по сути оказывается молчаливая протекция — проект как развивался, так и продолжает развиваться.


Ожидание газовой погоды у европейского моря

Впрочем, и слова, которые произносит Европа, тоже противоречивы. Например, в сентябре 2011-го еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер высказал сомнения в целесообразности строительства «Южного потока»: «Посмотрим, будет ли вообще проложен South Stream. Я в этом не уверен: ведь слишком дорого тянуть трубопровод через Черное море». Но тот же самый Эттингер в мае 2011-го в ходе презентации проекта «Южный поток» в Брюсселе выражал ему полную поддержку: «Мы будем поддерживать «Южный поток». Еврокомиссия не будет навязывать никаких бюрократических препон и нормативных требований. Мы осознаем значимость «Южного потока» как для России, так и для Европы как способа диверсификации поставок».

Почти два года Киев ожидал газовой погоды у европейского моря. Европа тем временем использовала Украину и ее озабоченность по поводу «Южного потока» в качестве разменной монеты на переговорах с Россией — в тех же вопросах газовых цен.

Еще в начале сентября прошлого года представители Киева бодрились: «Мы привержены нашему участию в Энергетическом содружестве и готовы рассмотреть имплементацию в Украине новых энергетических стандартов», — указывал 8 сентября 2011-го директор департамента ЕС МИД Украины Василий Филипчук. При этом он отмечал, что Украина не боится возможных негативных последствий от присоединения к третьему энергопакету для отношений с Россией. «Мы считаем, что третий энергетический пакет является шагом в правильном направлении. Мы не видим угрозы ни для одной из третьих стран», — подчеркивал он.

А 16 сентября 2011 г. российский «Газпром» и три европейские энергетические компании — итальянская Eni, французская Electricite de France и немецкая BASF — подписали соглашение о строительстве морского участка газопровода «Южный поток». В конце ноября ввели в эксплуатацию подземное хранилище газа в Сербии.

И вот в декабре Киев, похоже, стал осознавать, что Европа в очередной раз «кинула» своего «полноправного члена Энергетического сообщества».

7 декабря 2011-го Юрий Бойко в ходе конференции «Энергетические проблемы Европы и вопросы российско-украинского сотрудничества» заявил, что Украина ждет объяснений от Европы. «Нам не понятно, каким образом, заявляя о приоритетности для ЕС газопровода «Набукко», одновременно страны ЕС являются корпоративными участниками строительства газопровода «Южный поток, — сказал он. — Поскольку мы не понимаем, что мы можем предложить своим партнерам в части своей ГТС, не представляя, сколько она будет транзитировать», — добавил министр.

19 декабря на пресс-конференции с европейскими руководителями Херманом ван Ромпеем и Жозе Мануэлем Баррозу Виктор Янукович обвинил европейские страны в нарушении условий Европейского энергетического сообщества; «Что касается отношений Украины с Европейским энергетическим сообществом, мы приняли условия, но, к сожалению, со стороны сообщества эти условия нарушаются. Например, когда принимали решение о строительстве «Южного потока» или строительстве газовых хранилищ в Сербии. Это наталкивает на мысль, что украинская ГТС девальвирует в своей значимости, экономической и политической».

Он же на итоговой пресс-конференции 21 декабря не скрывал разочарования от членства Украины в Европейском энергетическом сообществе: «Пока мы не увидели никаких положительных результатов. Мы видим, что Украину игнорируют наши коллеги в Энергетическом сообществе. Принимаются решения, которые идут вразрез с национальными интересами Украины. Мы не видим понимания того, как будет дальше». Далее же выразил сомнение в целесообразности дальнейшего пребывания Украины в данной организации: «Если будет сохраняться такая динамика, для чего это нам? Для галочки, или это дань моде?» Вопрос, конечно, интересный.

За что благодарить «экспертов»

По информации российской «Независимой газеты» (22 декабря 2011 г.) в канун Нового года Киев практически согласился на создание двустороннего газотранспортного консорциума. «На прошлой неделе уже почти договорились: за снижение цены на газ Украина соглашается на создание двустороннего консорциума с «Газпромом» и на допуск компаний-посредников к работе на внутреннем рынке газа», — рассказал изданию представитель Партии регионов. Однако последовал окрик из Брюсселя: «Но лидеры Евросоюза, как вы знаете, критично отнеслись к этим планам, напомнив, что Украина, являясь членом Европейского энергетического сообщества, не может создавать двусторонний консорциум — это нарушение норм европейского законодательства», — объяснил он причины срыва договоренностей.

Членство в Европейском энергетическом сообществе стало теми путами, которыми Украина добровольно себя сковала и которые не позволяют ей выйти на конструктивные договоренности с Россией.

P. S. В заключение несколько слов об украинском «экспертном сообществе» антироссийского пошиба. Так, Владимир Омельченко, эксперт Центра им. Разумкова, заявил в эфире СТБ, что согласие Турции на прокладку трубопровода «Южный поток» в ее экономической зоне не несет для Украины особых рисков, волноваться Киеву совершенно не о чем, соответственно не стоит и спешить с созданием газотранспортного консорциума, тем паче на условиях Москвы.

«Это не приоритетный проект для Евросоюза, еще очень много барьеров необходимо преодолеть «Газпрому». И поэтому не нужно волноваться, и ни в коем случае не поддаваться на манипуляции «Газпрома». В «Газпроме» есть профессиональные манипуляторы, которые будут говорить Украине: если вы не сдадите на выгодных нам условиях газотранспортную систему — вам деваться будет некуда», — сказал он.

Видимо, по мнению эксперта, надо дождаться ситуации, когда в полную силу заработают альтернативные газопроводы, а у Украины не останется никаких козырей — вот тогда самое время садиться за стол переговоров с Россией! Вообще проверено временем: чем более «патриотичными» и «европейски ориентированными» позиционируют себя «эксперты» — тем дальше от реальности рисуемые ими картины будущего и тем менее адекватны советы, предлагаемые украинским властям.

Не без их «аналитики» нагнетались политические страсти и предпринимались усилия с целью не допустить создания газотранспортного консорциума в 2002—2004 гг. — проекта, который бы мог гарантировать Украине приемлемые газовые цены и загрузку транзитных мощностей на долгую перспективу. И украинские переговорные позиции в тот момент были гораздо прочнее нынешних, и расчитывать Киев мог на куда более выгодные условия создания консорциума.

Это «экспертное сообщество» ратовало за переход к т. н. европейским принципам отношений Украины и России в газовой сфере, в частности к отказу от бартера (оплаты Россией транзита поставками газа) — что и осуществил «газовый победитель» Ивченко. В совершенно ивченковском стиле эти «эксперты» строили свои прогнозы относительно перспектив «Северного потока» (г-н Ивченко в сентябре 2005-го назвал подписание соглашения о строительстве СЕГ «дешевыми понтами» Путина и Шредера, уверяя публику, что «будет хеппи-энд для Украины»).

«Эксперты» вели бурную агитацию за присоединение Украины к Европейскому энергетическому сообществу — мол, украинская ГТС в таком случае станет частью европейской трубопроводной системы, и уж тогда-то Европа обеспечит ее (ГТС Украины) многомиллиардными инвестициями и транзитными объемами (вплоть до того, что блокирует российские диверсификационные проекты). В итоге ни того, ни другого.

Эти же «эксперты» не далее как осенью с. г. — на фоне запуска СЕГ — советовали правительству втрое увеличить транзитный тариф украинскими трубопроводами. Хотя, казалось бы, не надо быть большим аналитиком, чтобы понять очевидное: чем дороже транзит газа по украинской ГТС — тем экономически привлекательнее становятся обходные газопроводы.

Итак, в том, что сегодня Украина имеет газ по цене свыше $400 за тысячу кубов и негативные перспективы относительно своего транзитного статуса — немалая заслуга «экспертов» вышеуказанного толка.

P.P.S. О том, как «газовая тема» в украинско-российских отношениях развивалась в последние дни, и о том, как она нашла свое отражение в бюджете нашей страны на 2012 год, читайте, пожалуйста, в материалах: «Мифы и реалии госбюджета-2012» и «Минэнергоуголь сдал козыри «Газпрому».

Сергей ЛОЗУНЬКО

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie