Хлебные крошки

Статьи

Исход Востока
Политика
Казахстан и Средняя Азия

Станислав Епифанцев

Хроника пикирующей Киргизии

Сумеет ли страна выйти из трагического пике?

Киргизия, одна из самых маленьких и нищих постсоветских стран, сумела, тем не менее, стать ньюсмейкером номер один и удерживает это звание уже многие годы. Даже извержение исландского вулкана с удавообразным, непроизносимым названием сумело отодвинуть революционную киргизскую хронику лишь на время.

Однако, что произошло и продолжает происходить на нашей благословенной земле? Что повергает всех окружающих в шок и трепет?!

Прежде всего, на мой взгляд, стоит обратиться к первым годам независимости. Ибо именно там можно увидеть в зародыше все, на что мы смотрим сегодня с таким страхом. Несмотря на то, что трудами отечественных гениев от науки киргизская государственность была возведена к временам древнего Рима, в реализме Киргизия не имела государственности (в современном понимании этого термина), по крайней мере, во весь период проживания киргизского народа на нынешней территории. Собственно практически все постсоветские страны, несмотря на изыскания историков, или никогда не имели государственности, как таковой, или же это было так давно, что затерялось во тьме веков. А независимость просто упала им в руки нежданно-негаданно. И соответственно в Киргизии не было ни исторического опыта государственного строительства, ни лидеров, прошедших горнило национально освободительной войны. Избрание Акаева на должность президента было если и не удачным ходом, то, по крайней мере,  одним из немногих возможных. И именно Акаеву принадлежит слава создания «киргизской химерической утопии - демократии».

Все усилия большевиков повести народы прямиком из феодального и даже первобытнообщинного строя прямиком в светлое будущее пошли прахом. После получения независимости центральноазиатские страны и народы дружно  бросились стремительно вперед в свое  прошлое. Были одномоментно  реставрированы архаические социальные отношения. Родоплеменные и клановые отношения стали стержнем общественной жизни.

В этих условиях оттеснение русского населения в маргинальную область происходило автоматически, хотя бы просто потому, что мы русские не принадлежали ни к одному племени и роду, а именно по этому принципу была теперь организована жизнь. Да какое-то незначительное число русских было включено в интересы тех или иных местных кланов и даже изредка назначалось на те или иные должности, но в целом это была не характерная практика. Основным кадровым принципом стал родоплеменной.

Акаев, видимо все-таки из лучших побуждений, попытался привить черенок западной демократии на кондовое родоплеменное древо. И поначалу казалось, что опыт создания химеры прошел успешно. Акаев получил лавры «отца азиатской демократии». Киргизия в награду была немедленно принята в ВТО. Местные элиты нашли, что демократия в степи была со времен Ноя, а значит все ОК. Однако эйфория продолжалась ровно столько, на сколько хватило бывших советских активов. А их хватило хоть и надолго, но не на всю жизнь и не на всех. Единственным реальным ресурсом в стране, способным приносить стабильный доход, осталась власть. Вот тут-то демократия как раз и пригодилось.

В принципе Киргизия была не первой химерой в истории человеческой цивилизации. По крайней мере, Гумилев в качестве таковой идентифицирует Хазарию. Но место химерам в мифах и сказках, а в реальной жизни век их недолог. Что с успехом и стали доказывать киргизские племенные лидеры. Под знаменем демократии они повели народ на штурм президентского дворца, и реализовалась еще одна традиционная формула «дракон умер, да здравствует дракон!» И не то чтобы Акаев был таким уж ужасным драконом (да и был ли таковым?), но пришел другой, который попытался им стать. И не то чтобы Бакиев оказался таким уж злодеем, но таковы были правила игры. И он принял эти правила, а значит автоматически обрек себя на следующий тур демократического кордебалета.

На революционной сцене мы на протяжении всех лет независимости видим один и тот же неизменный коллектив действующих лиц. Это происходит и в силу кланового представительства во власти и в силу того, что ресурсная база ограничена и к кормушке не подпускают иных. Вот и революцию этого года опять возглавили знакомые всем лица. И все произошло по той же самой схеме. Племенные лидеры подвезли из родовых селений молодежь, и она пошла на очередной штурм. Все было как всегда, кроме того, что властный клан пошел на беспрецедентно жестокое кровопролитие. Вполне понятно, что если бы верх взяли силовики, то власть только бы упрочилась и на какой-то период возникла более-менее прочная диктатура. Но всю картину смазало беспримерное мужество киргизской молодежи. Похоже, никто, ни власть, ни оппозиционеры не ожидали такого исхода. И не стоит все сводить к алкоголю и наркотикам.

Однако героизм молодежи оказался единственным относительно светлым пятном во всей киргизской трагедии. С революционной массовкой расплатились традиционным способом, отдав город на разграбление на классические три дня. Но во Временном правительстве не оказалось человека или сил, которые смогли бы усмирить вошедшую во вкус толпу. Погромы и мародерство перекинулись с жирных кварталов на магазины и офисы в центральных районах, а затем начались самозахваты столичных и окрестных земель. Пролилась снова кровь.

Один из острейших вопросов для страны сегодня - «русский вопрос». Бизнесмены не хотят по-новой поднимать бизнес в Киргизии, многие русские элементарно боятся оставаться в стране. Вполне очевидно, что следующего раза можно просто не пережить. Здесь следует отметить три момента. Значительная часть русских уедет теперь рано или поздно, независимо ни от чего. Второе, определенная часть русского населения останется вопреки всему, все-таки это наша Родина, здесь родные места, здесь родные могилы и кроме того далеко не каждому под силу и материально и психологически решиться на переезд. Ну и третье, исход русских из Киргизии - тяжелый психологический момент для самих русских и одновременно тяжелый по последствиям фактор для стабильности и государственности.

В отличие от первой тюльпановой революции, когда к началу курортного сезона революционеры сумели стабилизировать ситуацию, сегодня другая картина. Революционная хунта до сих пор нелегитимна и в этом ее первоочередная слабость. Понимая угрозу новой диктатуры, Временное правительство пошло на изменение Конституции в плане перехода к парламентской республике. Однако, ВП не может провести этот процесс оперативно и в этих условиях совсем не факт, что именно этому революционному составу доведется удержаться у власти. По крайней мере «базарные слухи», а в местных реалиях это заменитель московской аналитики, утверждают, что новая революция уже на пороге.

Разлад в новой революционной команде, похоже, начался на следующее утро после победы. Это традиционные претензии на синекуры и прочие теплые места и многое другое. И вброшенные прослушки телефонов вождей революции показывают, что внутри хунты идет отчаянная грызня, и это на фоне того, что другие прослушки говорят о том, что бакиевская команда готовится к серьезным силовым акциям.

В этих условиях, пожалуй, впервые мы наблюдаем некоторую востребованность со стороны власти и множественных политических структур в русских лидерах. Справедливости ради нужно отметить, что пока запрос четко не сформулирован – никто точно не может сказать, а зачем, собственно. Но однозначно можно говорить о том, что это уже индикатор процесса перемен в умах и настроениях. Сможет ли русская диаспора разумно распорядиться свалившимся на нее «счастьем»? Большой вопрос. В каком-то смысле для русских в Киргизии это момент истины.

При всем этом в верхах существует достаточно наивная вера сродни остаповскому «заграница нам поможет». Понятно  конечно, что шансов самостоятельно выйти из кризиса у страны нет. Неясно пока на каких условиях Россия и Казахстан согласятся на оказание помощи помимо гуманитарной и чем придется заплатить. Очевидно, никто не будет вытягивать страну задарма. Не следует, разумеется, думать, что вожди не понимают всей опасности ситуации. Назначение Отунбаевой временным президентом - из числа мер призванных хоть как-то легитимизировать власть. Временное правительство пытается ужесточить свою деятельность в плане наведения порядка в стране и демонстрирует намерение перейти к более жестким действиям на юге для усмирения толпы.

Серьезнейшая проблема еще и в том, что экономика страны, никогда не отличавшаяся устойчивостью, на сегодня в катастрофическом положении и состоянии. И, похоже, ни у кого в стране нет не только сил и возможности исправить ситуацию, но даже нет планов и мыслей, как это можно сделать. Усугубила эту ситуацию и фактическая блокада Киргизии со стороны соседей. Похоже, внутри страны нет сил или силы, способной стабилизировать страну. А на фоне ослабления власти начинают проявлять себя и другие интересы. К примеру, сильному давлению подверглось Конституционное совещание на предмет исключения пункта о том, что Киргизия является светским государством. Кому-то ну очень хотелось и хочется проторить дорожку к исламскому государству.

Резюмируя можно говорить, что ничего не ясно в нашем отечестве. Здесь нам следовало бы задуматься, а от чего такой сыр бор вокруг событий в маленькой стране на периферии мира, в стороне от торных дорог цивилизации? Почему не оставили в покое, не дают спокойно помереть? И это, на мой взгляд, принципиальный момент. Вопрос не в принципе «революционного домино», который изрядно взволновал всю окрестную элиту во времена первой тюльпановой революции. Когда кому-то казалось, что вот-вот придет и их очередь.

На сегодня в том же Казахстане абсолютно нет угрозы революции, оппозиция чисто декоративная, да и с харизмой серьезный напряг. Можно любить или не любить Назарбаева, но страну он контролирует и пока делает правильные политические ходы, опережая оппонентов. Принципиальная суть киргизской ситуации в другом. Она обнажила с предельной очевидностью, что практически все постсоветские государства это всего лишь государства имитации. Разумеется, националисты всех мастей и калибров, привыкшие думать исключительно спинным мозгом, поднимут очередной вой по этому поводу, но в том-то и суть ситуации, что обнажилась андерсоновская истина. Стало ясно, что король-то голый.

Никому из постсоветских лидеров не удалось довести свои государства до уровня достаточной полноценности. Возможно, только хитроумнейший Назарбаев успевает вскочить в поезд, пытаясь интегрироваться с Россией. Очевидно, что ни одному из региональных государств не удастся прицепиться ни к Евросоюзу, ни к Штатам. Также абсолютно утопичны различные варианты пантюркистских идей, имеющие достаточно широкое хождение в местной продвинутой публике. К их числу можно отнести и идею «Казахской империи». В преамбуле идеи есть здравые мысли, но сама по себе идея это даже не проект-утопия, просто фэнтези на тему. Однако сами по себе и эти идеи показывают понимание тупика развития.

На мой взгляд, именно сегодняшние события в Киргизии заставляют лидеров, по крайней мере, России и Казахстана искать решение проблемы. Возможно именно в этом спасение Киргизии. Рецепт для нас здесь может стать форматом для всего постсоветского пространства.

Сумеет ли Киргизия выйти из трагического пике?

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie