Хлебные крошки

Статьи

Кавказ
Политика
Ближнее зарубежье

Иннокентий Симаков

Хрупкий мир Карабаха

Москва готова долго нести бремя посредника, чтобы не допустить возобновления конфликта

Сопредседатели Минской группы ОБСЕ (Россия, США, Франция), курирующей переговоры по нагорно-карабахскому конфликту, в конце минувшей недели провели в Вене переговоры с министрами иностранных дел Азербайджана Эльмаром Мамедъяровым и Армении Эдвардом Налбандяном. Во встрече участвовал личный представитель председателя ОБСЕ Анджея Каспшика. Согласно официальному релизу, дипломаты обсудили состояние переговорного процесса и ситуацию в Нагорном Карабахе.

Оценки дипломатов в релизе не приводятся, и это говорит о том, что состояние переговорного процесса остается сложным и не может порадовать каким-либо позитивом. До венской встречи предполагалось, что дипломатам совместными усилиями удастся согласовать дату встречи президентов стран противостояния – Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна.

Их встреча назначалась и ранее, но реальностью пока не стала. Лидеры дают понять и своим народам, и мировой общественности, что такие рандеву имеют смысл, если можно хоть о чем-то договориться, а без этого они лишены смысла и, кроме негатива, ничего не привносят в напряженные отношения. Судя по всему, и на этот раз, в Вене, Минской группе ОБСЕ не удалось добиться сдвигов. Как минимум, до президентских выборов в Азербайджане переговоров на высшем уровне не будет.

Резонный вопрос: что может измениться после выборов и дать шанс возобновлению президентских контактов? Собственно, говорить о бессмысленности уже имевших место встреч глав Азербайджана и Армении было бы несправедливо. Каждая из них - знак того, что в ближайшее время военные действия в Карабахе не будут возобновлены.

По оценке большинства мировых политических центров, новый вооруженный конфликт не будет локальным, а приобретет как минимум характер регионального. Именно этой причиной во многом объясняется упорство посредников Минской группы ОБСЕ, категорически не желающих признавать свою миссию неудачной и настоятельно ищущих варианты, способные обозначить симптомы прогресса.

Особенно показательна в этом смысле позиция России, считающей Южный Кавказ зоной своих геополитических интересов, а, следовательно, – и ответственности. Москва сколь угодно долго готова нести бремя посредника, чтобы не допустить возобновления конфликта, пока лидеры Армении и Азербайджана не придут к взаимоприемлемому компромиссу исключительно на мирной основе. Этот процесс может продолжаться очень долго, поскольку позиции сторон по главному вопросу остаются диаметрально противоположными.

Азербайджан видит Нагорный Карабах, наделенный автономными правами, в составе Азербайджанского государства. Армянская же сторона связывает будущее Нагорного Карабаха исключительно с независимостью. И в самом Нагорном Карабахе жители считают вопрос будущего своей республики решенным: дважды проводился референдум, и оба раза население в подавляющем большинстве проголосовало за самостоятельный путь развития.

Однако с точки зрения азербайджанской стороны, право народа на самоопределение в карабахском случае входит в противоречие с принципом территориальной целостности государства, согласно которому границы государства не могут быть изменены без его согласия.

Поэтому посредники МГ ОБСЕ продолжают держать на столе переговоров "дорожную карту", суть которой в том, что в обмен на временный статус Карабаха, армянская сторона поэтапно освобождает занятые вокруг непризнанной республики семь азербайджанских районов (т.н. "пояс безопасности"), обеспечивает возвращение беженцев, а в дальнейшем, путем референдума, окончательно определяется статус Нагорного Карабаха.

Однако конфликтующие стороны плана не принимают, каждый раз обвиняя друг друга в срыве его подписания. Баку устраивает в этом плане все, кроме статуса Нагорного Карабаха. По конституции Азербайджана, референдум по вопросу выхода из состава государства той или иной области не может проводиться в пределах самой области, а охватывает всю страну. Эту часть основного закона Баку называет незыблемой.

У армянской стороны, помимо этого, есть еще ряд несогласий технического и гуманитарного характера. Например, в разговоре о беженцах, указывает она, внимание концентрируется исключительно на азербайджанских беженцах из Карабаха, между тем были и десятки тысяч армян, изгнанных из разных азербайджанских городов. В части освобождения "пояса безопасности" армянская сторона категорически препятствует возвращению двух районов - Лачинского и Карвачарского (Кельбаджарского), во всяком случае, до подписания полноценного мирного договора с Азербайджаном. Дело в том, что коридор Лачин связывает Нагорный Карабах с Арменией, и утрата контроля над этим стратегически важным звеном чревата блокадой непризнанной республики. Что касается Карвачарского (Кельбаджарского) района, то это – главный водный донор Нагорного Карабаха. Потерять его – значит остаться без воды.

С недавних пор Ереван стал предлагать вернуть за стол переговоров представителей Нагорного Карабаха. В ответ Баку предложил ввести в переговорный процесс представителей азербайджанской общины, изгнанной из непризнанной республики. Однако все понимают, что, чем больше участников переговоров, тем труднее договориться. А договариваться надо. Слишком много оружия накоплено, слишком наэлектризована атмосфера вокруг Нагорного Карабаха. Все чаще стал нарушаться режим прекращения огня на линии соприкосновения сторон. И зашкаливает ненависть по обе стороны этой линии.

Статьи по теме

Партнеры

Продолжая просматривать этот сайт, вы соглашаетесь на использование файлов cookie